Сюжеты

Они ждут

Собаки, как дети, — тоже надеются, что когда-нибудь им повезет и их заберут домой

Этот материал вышел в № 13 от 7 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Юлия БалашоваБильд-редактор Novayagazeta.Ru

Собачий запах не выветривается и на третий день: куртка, варежки, штаны, даже фотоаппарат — пропахли. Дома кот шарахается в сторону. После посещения приюта для бездомных животных в ушах все время стоит звон от лая и воя. Этот приют...

Собачий запах не выветривается и на третий день: куртка, варежки, штаны, даже фотоаппарат — пропахли. Дома кот шарахается в сторону. После посещения приюта для бездомных животных в ушах все время стоит звон от лая и воя.

Этот приют находится недалеко от Останкина. Санитарные условия — какие есть: туалет — везде, поилка — ведро со снегом, кормежка — сухой паек плюс кусок докторской колбасы, а если повезет — косточка с мясом. Прогулка в сквере, 15—20 минут в день.

Сейчас тут более 600 собак, по две-три псины в вольере. Вольер — клетка два на два, поделенная на внутреннюю (теплую) и внешнюю зоны. На решетках таблички с именами собак и иногда — с телефонами их кураторов.

Куратор — тот, кто опекает собаку, вроде приходящего хозяина. Таких очень мало. Постоянно в приюте работают около десятка волонтеров. Бесплатно. Приносят еду, убирают нечистоты, выгуливают псов. На большее уже не хватает сил. Это не Европа, там приютские звери живут лучше, чем люди. Это Россия, где многие люди живут хуже собак.

Останкинскому приюту очень нужны руки, а животным — хозяева. Необходимы деньги, кормежка, лечение, правовая защита — внимание общества. И к животным, и к людям, которые тут вкалывают с утра до ночи.

Мила

Вольеры стоят длинными рядами в два этажа. В каждом ряду по 48 клеток. Есть отдельные места для выгула на территории приюта. Там кураторы пытаются научить дворняг не бояться людей. «Самое сложное, — говорит девушка-волонтер, — завести собаку обратно в вольер, животное впадает в настоящую истерику, как будто ее на расстрел ведут». Девушка опекает красивую дворняжку Милу. Собака-пластилин, ее можно сколько угодно тискать, она все воспринимает как большой подарок. Чтобы вернуть Милу в вольер, «хозяйке» приходится взять ее в охапку: Миле до смерти не хочется в тесную тюрьму.

Бездомные собаки нуждаются в социализации. Даже самые отчаянные и клыкастые бросаются наутек, стоит к ним приблизиться. У Милы больше шансов вытащить счастливый собачий билет, чем у остальных. Она красивая и ласковая, словно кошка. Ее можно отдать в любой дом.

Ежик

Почти десяток крупных псов свободно бегают по территории приюта весь день.

— Эти совершенно безобидны, не способны никому навредить, — поясняет волонтер.

Она выводит на поводке пса по кличке Ежик, похожего на дикобраза. Шерсть стоит дыбом, на бороде сосульки, лохматая грудь, как воротник из бобра. Собака космическая и по виду, и по характеру. Не лает, не кусается, не носится за голубями, которые вечно торчат у кормушек. Смотрит прямо вам в глаза, ведет себя благородно, будто не бездомный оборванец, а какой-нибудь лабрадор.

С людьми пес очень смел. Его фееричная внешность — большой плюс и шанс найти хозяина. Заметных собак чаще берут из приюта.

Дик, Барон и Борька

У одного волонтера хватает сил, чтобы выгулять 4—5 пар в день. Это 8—10 собак. Из 600!

Кураторы стремятся улучшить жизнь подопечным. Приносят им в клетки одеяла, покупают игрушки, мячики, заделывают щели герметиком, выбирают мясо покостлявее.

— Я не могу всем помочь, моей пенсии едва хватает, чтобы содержать одну-двух собак, — говорит женщина-волонтер, очень волнуясь. — Москве нужны приюты, но их трудно обслуживать: слишком много собак, а пристроить удается единицы. Неужели нельзя сделать так, чтобы люди разбирали животных из приютов, а не покупали за бешеные деньги породистых?

«Вон тот рыжий — это Дик, — говорит доброволец. — Пес послушный, отличный компаньон. Очень любит гулять: когда его выводишь в парк — радость зашкаливает. Он совершенно не переносит вольера, и, если видит проходящего мимо волонтера, — начинает лаять, чтобы открыли клетку».

А этого крупного пса зовут Барон. Может быть, у него обычный вид, но очень благородное и доброе сердце. Когда к нему подходят люди, он встает на задние лапы, а передними опирается кому-нибудь на плечи и лижет лицо, и кажется, что он готов вечность стоять так, обняв человека.

Есть еще пес Борька, внешне похожий на добермана. Удивительно добрый и послушный. В приюте уже несколько лет. За это время пережил все: и холод, и голод, и жару, и долгое заточение в клетке, видел смерть своих собратьев. Он видел также, как приходят хозяева и забирают домой других собак, надев на них красивые ошейники. Добровольцы надеются, что ему тоже повезет и его заберут домой.

Человеческие условия

В Европе почти нет бездомного зверья, разведение контролируется налогами и здравым смыслом. Там и приютов мало. В каждом содержится по 20—30 животных максимум, и российские «концлагеря» на 600 живых существ вызывают у европейцев недоумение.

Немецкий приют Tierhilfe Nord-West  даже устраивает для своих подопечных уик-энды за городом. Каждое воскресенье приезжают целые семьи, берут животных и едут куда-нибудь на природу на весь день. «Когда первая машина въезжает на двор приюта, всё вокруг начинает радостно рычать, скрестись и тявкать, собаки прорываются ближе к двери, — говорит руководитель приюта Христа Рендель. — Они стараются привлечь к себе внимание безумными прыжками и очень боятся, что их оставят дома».

Приюту около 20 лет, он рассчитан на 25—30 собак. Причем животные тут в основном из России или те, которые потеряли хозяев. Приют частный, государство ему не помогает. Содержатся собаки только за счет средств хозяйки и на частные пожертвования.

Животных разбирают не очень быстро, есть собаки, которых привезли в июле—ноябре, и они до сих пор не пристроены. Не потому, что они никому не нужны, просто Христа слишком требовательна.

Сотрудников в приюте — только сама хозяйка и еще одна женщина. Волонтеры приходят в выходные и на дни открытых дверей погулять с собаками.

Христа часто приезжает в Москву, помогает российским дворнягам обрести дом за границей.

P.S. Главная задача любого приюта — найти собакам хозяев. Для тех, кто хочет стать волонтером или решил взять собаку домой, есть простое правило: надо начать с похода сюда —  побродить между клетками под непрекращающийся визг и лай, подышать запахом вольеров. Надо попробовать выгулять этих собак на поводке, чтобы ощутить, какие они сильные и свободолюбивые.

Приют в Останкине ждет помощников. В его клетках сотни душ. Отменить их пожизненный приговор можем только мы.

Телефон приюта 8 916 712-44-47.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera