Сюжеты

Прекрасная леди

Татьяна Шмыга была звездой не оперетты, а сцены

Этот материал вышел в № 13 от 7 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Культура

 

Звезда, секс-символ — так сегодня бы написали про нее, а в советские времена, когда Татьяна Шмыга легко и уверенно взбежала на вершину музыкального олимпа, она стала «всего лишь» символом оперетты. Лирическое сопрано Шмыги каждую партию...

Звезда, секс-символ — так сегодня бы написали про нее, а в советские времена, когда Татьяна Шмыга легко и уверенно взбежала на вершину музыкального олимпа, она стала «всего лишь» символом оперетты.

Лирическое сопрано Шмыги каждую партию делало неповторимой, кого бы ни приходилось играть: «Веселую вдову», Любовь Яровую или Герцогиню Герольштейнскую. На самом деле она была звездой не оперетты, а сцены: пела, танцевала и играла равно блистательно, обладала драматическим и комедийным даром. Но главным в ней был не голос, не изумительная пластика и даже не  актерский талант, а невероятный шарм. И этот шарм, изящество, с которыми Татьяна Ивановна играла, пела и жила, были врожденными, полученными в дар от богов.

Скромная, застенчивая, в больших очках с толстыми стеклами, на сцене она преображалась в райскую птицу, настоящую диву — ослепительную, магически притягательную. От ее Чаниты мужчины сходили с ума, куда бы Шмыга ни приехала, за ней валили толпы. Однажды оказалась на черноморском курорте, на пляж выходила с рассветом, а следом, невзирая на рань, горохом ссыпались на песок поклонники всех возрастов и званий.

Ее Нинон, парижская примадонна в «Фиалках Монмартра», канкан танцевала так, что затмевала весь профессиональный кордебалет. Ее обаяние и абсолютная естественность делали ее существом иного пространства, не из советской жизни. В мире оперетты, искусственно взвинченном, отчасти вульгарном, она всегда оставалась едва ли не единственным эталоном вкуса. К Татьяне Шмыге идеально подходила знаменитая характеристика пушкинской Татьяны: «…с головы до ног никто бы в ней найти не мог того, что модой самовластной в высоком лондонском кругу зовется vulgar…» Ни тени вульгарности. Татьяна Шмыга, перевоплощаясь, оставалась собой: феноменом артистизма и отточенного вкуса.

Идеальная партнерша, в работе, в репетициях невероятно требовательная к себе, — и прелестный, умный, широких взглядов человек. У нее было много друзей, и среди них такой, например, неожиданный, как Андрей Черкизов.

Множество людей ходили только «на Шмыгу», всю жизнь сохраняли программки спектаклей с ее участием: не могли забыть ее «Карамболину» или Элизу Дулиттл. Она приносила людям радость, будила только добрые чувства, потому и была так прекрасно сохранна — до последних дней.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera