Сюжеты

Переход через Курильскую гряду на личности

Из Токио обвинили Москву в «хамстве», «безобразии» и «хулиганстве»

Этот материал вышел в № 14 от 9 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Нынешний премьер-министр Японии Наото Кан — не очень удачлив. Над ним потешаются соотечественники за привычку зачитывать даже простенькие выступления строго по бумажке, его треплет пресса за просчеты во внутренней и внешней политике, а...

Нынешний премьер-министр Японии Наото Кан — не очень удачлив. Над ним потешаются соотечественники за привычку зачитывать даже простенькие выступления строго по бумажке, его треплет пресса за просчеты во внутренней и внешней политике, а оппозиция размазывает в парламенте за нарушения предвыборных обязательств. Но г-н Кан уже обеспечил себе место в истории — он первым из японских премьеров позволил себе крепко высказаться по поводу руководителя соседнего государства.

В минувший понедельник премьер назвал «непозволительной грубостью» совершенную 1 ноября прошлого года поездку президента России Дмитрия Медведева на Южные Курилы, которые тот посетил первым из всех советских и российских лидеров. Японский эквивалент нашего слова «грубость» звучит куда более забористо — он включает в себя такие оттенки, как «хамство», «безобразие» и даже «хулиганство». Короче, г-н Кан высказался по полной.

Произошло это на собрании по поводу «Дня северных территорий», который по решению правительства Японии ежегодно проводится для мобилизации общественности на борьбу за возвращение Южных Курил. Задача эта непростая: молодежь все более вяло относится к проблеме потерянных островов, и Токио даже решил удвоить расходы на соответствующую пропагандистскую работу.

Правительство Японии, конечно, не может не реагировать на поездки российских чинов на Южные Курилы — иначе его заклюют в парламенте и в прессе. Однако раньше все ограничивалось лишь выражением «сожаления» и достаточно сдержанными протестами. Премьер Кан нарушил этот порядок — и очков не набрал. Даже консервативная и плохо относящаяся к России пресса оценила его порыв как попытку поднять падающую популярность. А газеты либеральные сочли слова премьера очередным дипломатическим промахом, совершенным тем более в крайне неудачный момент.

Дело в том, что 11 февраля в Москве будет вести переговоры глава МИД Японии Сэйдзи Маэхара, который сам неоднократно высказывался о «незаконной оккупации» Южных Курил, однако на сей раз явно стремится смягчить холодок в отношениях с Россией. Кстати, во вторник он попытался отмежеваться от слов своего премьера, назвав их его личным мнением.

Однако ясно, что министру в Москве придется не сладко. Слова о «непозволительной грубости» у нас с удовольствием использовали для того, чтобы еще раз от души врезать японцам. Глава МИДа Сергей Лавров обвинил Наото Кана в «недипломатичности», а помощник президента Сергей Приходько заверил, что суверенитет России в отношении Курил «не подлежит никакому пересмотру ни сегодня, ни завтра».

Короче, ситуация в наших отношениях с Японией выглядит тупиковой — тем более что ее и в России очень хотят использовать во внутриполитических целях в год выборов. Между тем все не так плохо — если не считать злополучных Южных Курил. В прошлом году после кризисного обвала вдвое увеличился объем двусторонней торговли — до 24 млрд долларов. В Россию двинулись японские инвестиции — помимо всем известных заводов «Тойоты» и «Нисана» идут, например, разговоры о строительстве с японским участием под Владивостоком гигантского предприятия по сжижению природного газа. Наши дальневосточные соседи все отчетливее выруливают на повышение доли российских углеводородов в своем сырьевом балансе — особенно на фоне нарастающих бурь в арабском мире. Все эти планы активно поддерживает правительство Японии, несмотря на курильские зуботычины.

Если приглядеться, то продолжаются маневры и вокруг самих островов. Президент Медведев в декабре прошлого года, например, предложил Токио создать на Южных Курилах общую экономическую зону. На этой неделе правительство Японии предложение отвергло: мол, совместная деятельность невозможна, если для нее придется получать документы с российскими печатями. Однако в Токио нарастает ощущение, что с переговорами об островах нужно что-то делать.

Осведомленные японские эксперты, кстати, говорили мне, что правительство окажется в непростом положении, если Россия вдруг согласится вернуть Южные Курилы. В первую очередь не ясно, что делать с их нынешним населением. «А если они не захотят уезжать? — рассуждал один из экспертов. — Мы же не Сталин, депортировать людей нельзя. Но и нелегко создавать на своей территории анклав с компактным неяпонским населением».

Официальных расчетов по поводу ассигнований на экономическое возрождение Южных Курил Токио не публикует. Однако мне говорили, что фигурируют суммы до сотен миллиардов долларов. Это создание инфраструктуры дорог, современной энергетики, медицинских, социальных и торговых учреждений, всепогодных аэропортов, новых рабочих мест, решение острых экологических проблем. Деньги такие найти нелегко: Токио страдает от колоссального дефицита бюджета и госдолга. Да и мало найдется желающих покидать свои нынешние уютные города и ехать на освоение разоренных, по японским меркам, Южных Курил. Кстати, прилегающий к ним самый северный японский остров Хоккайдо страдает от затяжного экономического кризиса, он пустует: избалованным жителям страны не нравится, что зимой там снежно и холодно.

На этой неделе бывший премьер-министр Японии Юкио Хатояма вдруг заявил, что от требования вернуть все Южные Курилы надо бы отказаться. Он предложил подумать над тем, чтобы решить вопрос на основе еще советского обещания передать Японии меньшую часть этой группы — острова Шикотан и Хабомаи. К чему, по мнению экс-премьера, нужно «что-то еще добавить». О содержании этого «чего-то еще» Хатояма не сказал, а его идею немедленно отвергло правительство. Однако ясно, что курильская проблема не закрыта и еще может преподнести неожиданности.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera