Сюжеты

Мониторинг Морщаковой

Зачем Совету судей РФ понадобилось ставить в двусмысленное положение президента Медведева и председателя КС Зорькина?

Этот материал вышел в № 16 от 14 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

Завтра, во вторник 15 февраля, Дмитрий Медведев обещает встретиться с председателями судов субъектов Федерации на их ежегодном совещании. Однако накануне президиум Совета судей РФ, по сути, дал понять, что судьи не услышали и не услышат ни...

Завтра, во вторник 15 февраля, Дмитрий Медведев обещает встретиться с председателями судов субъектов Федерации на их ежегодном совещании. Однако накануне президиум Совета судей РФ, по сути, дал понять, что судьи не услышали и не услышат ни президента, ни голос общества.

В обращении президиума Совета судей РФ, направленном 10 февраля, высший орган судейского сообщества попросил председателя КС РФ В.Д. Зорькина дать оценку «поведению» его заместителя в отставке: «Морщакова Тамара Георгиевна на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека… инициировала проведение мониторинга по резонансным делам в форме экспертных оценок… Просим проинформировать судейское сообщество о том, насколько согласуется с конституционными нормами и <…> принципами поведения судей публичная организация экспертной работы <…> по делам, по которым приговоры не вступили в законную силу, и не является ли это формой влияния на суд…»

Об обращении Совета судей Тамара Морщакова и Михаил Федотов (которого это касается как председателя упомянутого совета) узнали 11 февраля в Берлине, где по инициативе ряда депутатов бундестага обсуждались перспективы верховенства права в России.

Предложение о мониторинге по общественно значимым судебным делам тоже было сформулировано не вне этого контекста, который в обращение Совета судей как раз и не попал. Напомним, что на встрече с президентом Морщакова сказала, что «суд не вырвался из старой, советской традиции», когда многие органы власти были ему вообще неподконтрольны. Говорила она об административных методах руководства судебной системой, об указаниях судьям по конкретным делам, о том, что судьи, увы, не решаются их игнорировать из страха потери должности. «Это не просто снижает авторитет суда, это снижает авторитет государственной власти в целом», — пояснила Морщакова.

По ее мысли, наряду с существующим процессуальным контролем по линии обжалования судебных решений, публичная возможность контроля за судом в целом должна быть предоставлена именно не государству, а обществу: ни одна из ветвей государственной власти не должна получить такого рычага давления на суд. Суд и сложившиеся в нем практики нуждаются в институциональных реформах, но «было бы, мягко говоря, неосторожным» доверить их только самим судьям.

Вот контекст, в котором предлагается введение общественного мониторинга по общественно значимым судебным делам. Подчеркивалось, что экспертно-правовой анализ не будет иметь юридических последствий для отдельных решений судов, но должен иметь, о чем надо говорить прямо, последствия политические: в виде приближения судебной системы к тому образцу, который подошел бы и обществу, а не только самим судьям. Медведев на встрече 1 февраля согласился и с идеей мониторинга, и с оценками статуса судей, который не должен «означать полного набора абсолютных иммунитетов, в том числе от общественного мониторинга». И вряд ли президент уже изменил эту точку зрения.

Ни для кого не секрет, что отношение к профессору Морщаковой со стороны судей очень личное и скорее настороженное: в сфере защиты прав человека ее мнение сильно опережает их собственное в смысле решительности. Обращение Совета судей РФ поставило председателя КС Зорькина в весьма двусмысленное положение, хотя он и ответил на следующий же день. Ответ предсказуем: оценка общественных инициатив не входит в компетенцию КС. Но Совет судей может уточнить «исковые требования», которые предъявляются и к автору инициативы лично. Являя собой в сборе еще и дисциплинарную коллегию, судьи КС по докладу Зорькина могут решить вопрос о лишении Морщаковой статуса судьи в отставке «за умаление авторитета судебной власти», каковая формулировка уже применялась к иным коллегам.

Все вместе в Берлине мы уточнили, что в ФРГ, как и во многих других странах, практика общественного и экспертного обсуждения судебных решений широко распространена, а также вспомнили, что о возможности общественной экспертизы по делу Ходорковского и Лебедева сразу же после оглашения приговора первым сказал именно Михаил Федотов, назначенный советником президента Медведева как раз незадолго до этого.

Против кого же направлена филиппика президиума Совета судей РФ, в которой названо имя Тамары Морщаковой? Против коллег из КС, для которых лишение ее статуса судьи означало бы еще большую потерю репутации? Или против Михаила Федотова на посту председателя Совета по гражданскому обществу? Пожалуй, в обращении, которое менее искушенный комментатор назвал бы и просто доносом, никакой специальной интриги нет: судьи дернулись инстинктивно, как не может не вскрикнуть человек, которому наступили на больную мозоль.

Построив себе в течение последних десятилетий оборонные сооружения «из слоновой кости», судьи крайне болезненно воспринимают критику со стороны кого бы то ни было, но наиболее безжалостны они к коллегам, которые со знанием дела «выносят сор из избы». Однако запретить обществу судить о деятельности судей —это то же самое, что запретить покупателям судить о недостатках товаров на том основании, что они-де не умеют сами их производить. Если многие решения судов по делам, «резонансным» для более или менее широкого круга лиц, оцениваются в обществе крайне негативно, то это болезнь не общества, а суда, и лечить надо суд.

Итак, интрига теперь даже не в том, что завтра на встрече с председателями судов субъектов Федерации скажет президент, а в том, что он сделает (если успеет) для обеспечения подлинной независимости судей.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera