Сюжеты

Фабрика слов

Суды плотно занялись юридической оценкой вербальных баталий оппозиционеров и представителей власти

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 17 от 16 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия БалашоваЛола Тагаева«Новая газета»

14 февраля Арбитражный суд Москвы обязал компанию «Транснефть» выдать миноритарному акционеру Алексею Навальному протоколы совета директоров за 2009 год. «Транснефть» пыталась доказать, что Навальный не является ее акционером и не значится...

14 февраля Арбитражный суд Москвы обязал компанию «Транснефть» выдать миноритарному акционеру Алексею Навальному протоколы совета директоров за 2009 год.

«Транснефть» пыталась доказать, что Навальный не является ее акционером и не значится в регистре. А все потому, что он покупал акции не лично, а через «Тройку-Диалог», будто так же не поступали тысячи других миноритариев, к которым у госкомпании вопросов нет.

На мировое соглашение в суде («Вы нам протоколы — мы забираем иск») компания идти отказалась, даже с условием сохранения конфиденциальности информации. Притом что это нормальная практика: соглашения о конфиденциальности Навальный имеет с ЛУКОЙЛом, «ИнтерРАО» и «РусГидро».

В итоге суд обязал компанию представить документы, поддержав акционеров.

К этой победе Навального добавилась еще одна отличная новость: в тот же день пришли документы из Конституционного суда, где рассматривалось аналогичное дело Алексея против компании «Роснефть». Суд и здесь встал на сторону миноритариев, допустив их к протоколам советов директоров (хотя это и без решения суда обеспечивалось законом).

Алексей Навальный — «Новой газете»:

— Поставлена точка в жарких спорах о том, имеют ли акционеры право на получение основных документов. Разумеется, компания имеет право на конфиденциальность. Я получал множество конфиденциальных документов и никогда их не публиковал. Но это не умаляет моего права с этими документами пойти в суд, в прокуратуру, в милицию.

Теперь — о поражении, которое потом может обернуться победой. В понедельник Савеловский суд отказал оппозиционерам Борису Немцову, Владимиру Милову и Владимиру Рыжкову, которые не смогли доказать, что Владимир Путин опорочил их честь и достоинство. Напомним: во время прямой линии премьер фактически обвинил их в воровстве в период 90-х годов. Суд признал его слова «оценочным суждением».

Владимир Милов — «Новой газете»:

— Сначала представители ВГТРК, соответчики Путина, попытались доказать, что мы должны сами найти эту запись общения премьера с народом, что они знать ничего не знают, не уверены, что у них есть копия и так далее. Потом они, видимо, провели совещание и поняли, что с точки зрения пиара — это не очень хорошо, и в начале заседания сами предложили запись. Это был сюжет номер один.

Сюжет номер два: попытка доказать, что это необязательно мы имелись в виду. Там, если читать цитату Путина, сказано: «Немцов, Милов, Рыжков и так далее». Адвокат Путина сказала, что речь идет о неопределенной группе лиц, Путин имел в виду собирательных персонажей. То есть были попытки уйти по смешным основаниям. Не получилось.

Мы начали задавать конкретные вопросы: «Докажите, что у вас есть факты нашей причастности к коррупционной деятельности». Адвокат Забралова представила распечатки из интернета. Эти распечатки не были нотариально заверены, в любом нормальном суде судья должна была отклонить их, но вместо этого предложила проверить эти копии прямо в зале суда, попросив принести ей ноутбук с доступом в интернет. Причем там был смешной эпизод: я своим друзьям написал SMS-ку с призывом поправить статью про Березовского. Поэтому статья, когда ее открыли, не совпала с тем, что они дали. Но тем не менее суд все равно решил принять эти интернетовские распечатки в качестве доказательства — даже те, которые мы в Сети не нашли.

Доказательством нашей причастности к коррупционным делам были, в частности, слова Михаила Леонтьева. В целом 99% этих распечаток — оценочные суждения людей, которые являются нашими очевидными политическими оппонентами.

Наконец, еще один интересный и близкий по сути процесс ждет нас в перспективе. 2 февраля все тот же Навальный выступал на радио «Финам-ФМ», где рассказывал про свой нашумевший ресурс «РосПил».

На вопрос ведущего: «Как вы относитесь к партии «Единая Россия»?» — Навальный ответил: «К партии «Единая Россия» я отношусь плохо. «Единая Россия» — это партия жуликов и воров».

Через два дня (4 февраля) в интернете активизировался адвокат Шота Горгадзе (по совместительству — президент Ассоциации спортивных клубов по художественной гимнастике ISCA). В своем блоге он заявил: «Ко мне обратились рядовые граждане, не публичные, не известные и не чиновники, но состоящие в партии «Единая Россия», с просьбой дать правовое заключение словам Алексея Навального о партии. Они — обычные люди, получающие среднюю зарплату. И им неприятно, что лишь за то, что они вступили в партию «Единая Россия», их обвиняют в эфире радиостанции, называя ворами и жуликами».

Кстати, получается, что публичных лиц и политиков, которые так же многочисленно состоят в ЕР, заявление не оскорбило? А только тех, кто, по словам Горгадзе, «не имеет отношения к коррупции и финансовым потокам»?

Алексей Навальный — «Новой газете»:

— Забавная ситуация. Мое суждение о партии «Единая Россия» именно такое. Я с удовольствием пойду на этот суд, тем более после недавнего суда по иску Немцова, Милова и Рыжкова к Путину. Он вообще назвал конкретных людей и сказал, что они украли миллиарды. Тем не менее он выиграл. Когда Грызлов назвал журналистов газеты «Ведомости» пособниками террористов, он тоже выиграл. Я предъявлю на суде те же аргументы, которые предъявляла защита Грызлова и Путина. Посмотрим, чем мое «оценочное суждение» отличается от их. В победу я верю, хотя это будет достаточно проблематично.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera