Сюжеты

Александр Асмолов: «Без визы блогосферы документ не действителен»

Новый стандарт отличается от прежнего, как идеи Коперника — от системы Птолемея. Поэтому он пока не понят и не принят

Этот материал вышел в № 17 от 16 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

 

Продолжаем дискуссию о новом образовательном стандарте, которую предложило обществу Минобрнауки Стандарты: В понедельник вечером СМИ сообщили о том, что на сайте Министерства образования и науки РФ для публичного обсуждения выложен...

Продолжаем дискуссию о новом образовательном стандарте, которую предложило обществу Минобрнауки

Стандарты:
В понедельник вечером СМИ сообщили о том, что на сайте Министерства образования и науки РФ для публичного обсуждения выложен отредактированный текст новых образовательных стандартов для старшей школы. Однако на момент подписания номера этот документ на сайте так и не появился.
Поэтому формулируем интересующие нас вопросы, ответы на которые, возможно, уже есть в проекте документа или будут даны в ходе его широкого обсуждения

Вопросы от редакции
1. Если мы говорим о необходимости формирования компетентности учеников, тогда при чем здесь все-таки выделение ОБЖ и «Россия в мире» как главных предметов?
2. Если логика новых стандартов строится на теме развития личностного роста ученика, то как этому может способствовать профильный выбор предметов? То есть не будут ли детям предлагать выбирать не предмет, а пакет предметов, в котором уже невозможно поменять что-либо?
3. По какому принципу предполагается делить школьные предметы на платные и бесплатные?
4. Прописаны ли в проекте документа государственные финансовые гарантии стандарта?


Новая редакция проекта по образовательному стандарту старшей школы — это все еще рабочий вариант, не конечный. Проект не будет утвержден, пока люди, подписавшие открытое письмо против стандарта, не проголосуют за него.

– Мне все звонят и спрашивают: неужели это правда, что ты придумывал этот стандарт? Ты же либерал! Близкие крайне остро реагируют: ты, говорят, оказался вместе с «державниками»… — улыбаясь, говорит директор Федерального института развития образования, академик Российской академии образования, заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ Александр АСМОЛОВ.

— Александр Григорьевич, вы же либерал! То есть я тоже не буду оригинальна… Неужели это правда, что вы — один из разработчиков этого напугавшего всех проекта?

— Я, безусловно, — либерал, и я выступаю как методолог этой программы стандарта, как один из идеологов школы универсального вариативного образования, которая вырастает на идеях великого психолога Льва Выготского.

— Но Выготский, наверное, тоже пришел бы в ужас, если бы ему при жизни кто-то сказал, что в школе теперь будет всего четыре обязательных предмета, и в их числе нет ни литературы, ни истории, ни математики, — нет ничего, развивающего разум и душу. А есть все для мускулов и нечто похожее на зомбирование — какой-то черный ящик, именуемый предметом «Россия в мире».

— Да, если бы это было именно так, я и сам пришел бы в ужас, и сам бы подписал это открытое письмо против такого стандарта. Но дело в том, что каждый складывает для себя собственную схему стандарта, срабатывают разные внутренние установки и, соответственно, появляются разные интерпретации. В психологии это называется «пятнами Роршаха», когда кто-то видит в облаке слона, кто-то любимую девушку, а кто-то — просто облако. Нет общего предмета для разговора, так как предмет не определен, а страсти по нему есть. Я — также пристрастен. И я с огромной степенью пристрастности хочу заявить: в общемировой культуре была когда-то система Птолемея, а потом на смену ей пришла система Коперника, которая, как известно, первоначально воспринималась как ересь. Но когда она заняла свое место, идея о том, что Солнце вращается вокруг Земли, опрокинулась. И мы с вами также знаем, что в свое время на смену классической физике Ньютона пришла неклассическая физика Эйнштейна — она не отрицала прежнюю, но встала на ее место. Что происходит сейчас: на смену системы Яна Амоса Каменского, в которой школа выступала и выступает как фабрика производства ученика — усредненной личности, приходит школа индивидуальности, в центре которой — развитие личности человека в процессе потока целенаправленных деятельностей.

— Честно говоря, не ожидала такой высокой планки сравнений на фоне того, что мы увидели в предложенном проекте стандарта.

— Планка очень высока, потому что у нового стандарта корни детоцентристского видения образования. Они в идее культурно-исторической психологии Льва Семеновича Выготского. За ней стоят разработки классиков психологии — Леонтьева, Эльконина, Лурии. Эта система дает уйти школе от школоцентризма… Когда-то Лурия говорил, что величие ученого определяется тем, насколько он своим открытием задержал развитие своей науки. Технология урочной системы Каменского казалась нам чем-то вечным, и так было более нескольких веков, заметьте. Конечно, это — величие. Но сегодня мы просто обречены на изменения, потому что мир вокруг нас стремительно меняется. Нельзя давать школьнику кусочки общих знаний по огромному количеству предметов. Образование должно быть избыточно, но именно в той области знаний, к которой ученик предрасположен, к которой у него есть способности, которую он сам охотно выбирает. Только так закладываются основы системного мышления и мировоззрения.

Ученые прогнозируют, что сегодняшним школьникам придется работать по специальностям, которых пока просто нет, о которых мы даже не подозреваем. И без основ системного мышления выпускники наши окажутся в социальном болоте, не смогут быть успешными в жизни. Почему у нас при слове «стандарт» все начинают искать базовый учебный план, названия предметов, количество часов? Потому, что стандарт понимался как минимум знаний по тому или иному предмету. А по-новому стандарту — это частность, не к этому он сводится, здесь совершенно иные вещи выходят на первый план. Ситуация нормы, когда вы выбираете и ищете свою логику жизни, — не ребенок подгоняется под одну и ту же программу, а программа подстраивается под него. Он выбирает. Иными словами, стандарт совершенно изменился: это не список навязанных предметов, а договор между обществом, государством и семьей о требованиях к результатам образования. В центр встали программа развития школы, принцип вариативности, развитие разных возможностей ребенка.

— Но все-таки без навязанных предметов не обошлось, нам сказано было про четыре обязательных, и только после шума, вызванного открытым письмом учителя, выяснилось, что есть еще 9 или 10 обязательных предметов. Но они по выбору, а значит, подросток может просто пройти мимо литературы или математики…

— Все было недостаточно адекватно изложено. Я так и не понял, для чего нужно было говорить о четырех обязательных предметах, если изначально было решено, что обязательных предметов больше. Будет 9—10 обязательных предметов, и лишь общие для всех — четыре. Они общие на всех уровнях, а в остальных ученик выбирает, какой он пройдет курс по предмету: интегрированный базовый или профильный. Это увеличение возможностей выбора, если подросток в 10-м классе увлечен литературой, а технические науки ему неинтересны, он выберет математику на интегральном уровне, а литературу на профильном — это его выбор. Но на интегральном уровне он обязательно должен пройти и математику, и литературу, он мимо этих предметов не пройдет, это был бы полный нонсенс. Он не будет знать математику на уровне математической школы, но будет знать на уровне общеобразовательной школы.

— Как вы относитесь к письму, которое, по сути, развернуло в сторону ситуацию с принятием стандарта и вызвало широкую общественную дискуссию?

— Автору письма, Сергею Волкову, я глубоко признателен, но как бы я хотел, чтобы он понимал: не за литературу надо биться, с ней будет все в порядке… Биться надо с ведомствами, партиями и различными предметными лобби, которые не ставят своих виз без каких-то условий. В том, что создавали мы, не было слов про квасной патриотизм, это все вписывалось… Я сегодня ночью придумал такой термин — «виза блогосферы». Вот не прошли эти все вписки визы общества, а значит, сбывается моя мечта: рождается образовательный стандарт как конвенция между обществом, семьей и государством.

А как вы согласились на эти вписки?

— Открою некоторые тайны мадридского двора. Мы вместе с коллегами создавали стандарт в логике идей Выготского, а дальше его надо разрабатывать, пробивать через административные системы. Мастера политики, которые восприняли идеи деятельностного подхода, стали продвигать эти идеи в жизнь, но в поиске политической поддержки они невольно попали в разного рода объятия. И я вижу в тексте стандарта чужие характеристики, где, к примеру, появляются такие черты личности ученика, как установка на служение в армии, патриотизм. А у нас были слова про защиту Отечества и гражданскую идентичность… «Откуда?!» — спрашиваю. Ну это там-то порекомендовали… Иначе их визы не получить. И вносятся строчки, к примеру, про формирование способности противостоять фальсификации истории! Это требование к предмету «Россия в мире».

— Надо как-то научиться противостоять фальсификации вашего стандарта.

— Почему я и благодарен Волкову? Теперь, под пристальным вниманием общества, в новой редакции стандарта уже многие вещи встали на свои места. И это еще вариант далеко не окончательный…

— Что еще важно из того, что не было вписано, а было задумано вами изначально?

— Должен сказать, что по новому стандарту есть три вида оценки — это прежде всего личностный результат. Не по одному предмету, а через все образование — портрет ценностных установок учащегося. Там много было критериев: критическое мышление, установка на социальную успешность, толерантность. Второй результат — умение связывать разные предметы, усвоение универсальных действий, которые позволяют синтезировать, проектировать, предвосхищать… Так мышление формируется — это стандарт школы мышления. Ученик должен видеть связь между химией, математикой и так далее. И только третий результат — предметный.

— А каждому ученику нужно выбирать что-то профильное?

— Нет, почему все должны непременно в вуз идти? Если школьник посчитал, что интегрированного уровня ему достаточно, это его право.

— То есть подросток может и вовсе облегчить себе жизнь…

— Не должно быть изнасилования предметом. Цель этого стандарта — картина мира, позволяющая принимать решения, найти, собрать себя. И должен быть облегчен путь дальнейшего индивидуального развития.

— А если ученик пойдет не за предметом, а за учителем, который нравится?

— Если ученик выбирает учителя — не важно, будет это физика или история, — он выбирает личность. Гениальный учитель научит его критически мыслить, творить. Одаренный ученик начинается с одаренного учителя, а не с урокодателя, пусть и добросовестного. Должна быть школа учителей, с которыми хочется общаться.

Я счастлив, что идет дискуссия, что в государственном стандарте образования впервые фигурирует системно деятельный подход Выготского. Он говорил: мы создадим психологию свободного человека. Без этой психологии не будет ни культуры, ни ценности жизни…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera