Сюжеты

Погибшие погибли сами

Следствие пытается поставить точку в деле о ДТП с участием супруги главы МВД Рашида Нургалиева

Этот материал вышел в № 18 от 18 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Об аварии, произошедшей 31 июля 2010 г. в 23.15 на 21-м км Калужского шоссе и загадочным образом не попавшей в текущие сводки ГИБДД, «Новая» рассказывала уже неоднократно. Авария была столь засекречена, что информацию пришлось собирать по...

Об аварии, произошедшей 31 июля 2010 г. в 23.15 на 21-м км Калужского шоссе и загадочным образом не попавшей в текущие сводки ГИБДД, «Новая» рассказывала уже неоднократно. Авария была столь засекречена, что информацию пришлось собирать по крупицам. Эти крупицы сложились в следующую картину…

Из области по направлению к городу следовал ВАЗ 2104 темно-синего цвета. Машина принадлежала ООО «Лифтек» — предприятию, занимающемуся ремонтом лифтов в Подмосковье. Дежурные ремонтники Виктор Абасев и Ратмир Николаев ехали на аварийный вызов в поселок Мосрентген. Когда их машина на Т-образном перекрестке начала разворачиваться в сторону Мострентгена, в борт «четверки» врезался шедший из города в область серый Volkswagen Multivan. В результате аварии оба рабочих, находившихся в «четверке», погибли.

По имевшимся у нас данным, Volkswagen принадлежал автопарку МВД, часто использовался в качестве машины сопровождения в кортеже министра внутренних дел, а той ночью — 31 июля — в этой машине ехала супруга министра, Маргарита Нургалиева, со своей подругой и водителем. Эту информацию подтвердили нам родственники и коллеги погибших. Беседовавшие с ними в рамках проверки обстоятельств ДТП следователи так прямо в лоб и спрашивали: «А погибшие были в курсе того, что в машине ехала жена министра?»

Помимо отсутствия информации о ДТП в официальных сводках, было много и других странностей. Так, одному из коллег погибших Абасева и Николаева, пытавшемуся через пару дней после аварии выяснить в местном батальоне ГИБДД какие-либо подробности произошедшего, позвонила на мобильник девушка, представившаяся журналисткой. Она назначила встречу и настойчиво интересовалась тем, что удалось узнать у милиционеров. Причем девушка не предъявила удостоверение и не смогла назвать издание, в котором работает. Отметим, на тот момент ни одно СМИ еще не было в курсе этого VIP-ДТП.

Уже вскоре после аварии в районе Т-образного перекрестка на 21-м км Калужского шоссе не было ни одной видеокамеры, а дежурящие там сотрудники ГИБДД на любые вопросы о ДТП 31 июля лишь вздыхали и отказывались давать комментарии. Кстати, следы аварии — даже те, что оставили протекторы шин, как говорят местные жители, были зачищены уже к утру.

Кроме того, по странному стечению обстоятельств, в начале августа находившийся неподалеку от места аварии небольшой вещевой рынок подвергся опустошительному рейду милиции. Площадка с возможными свидетелями была основательно подчищена.

«Новая» пыталась добиться от правоохранительных органов прояснения ситуации. Мы направили несколько запросов в ГСУ ГУВД по Московской области, начальнику ГИБДД по Московской области, начальнику ГИБДД России и непосредственно — в министерство. Суть вопросов сводилась к требованию официально разъяснить: «Было или не было ДТП с участием машины из кортежа министра и кто находился в этой машине?» Областная ГИБДД подтвердила лишь сам факт аварии с участием ВАЗ 2104 и Volkswagen Multivan, но ни о ведомственной принадлежности последнего, ни о пассажирах иномарки в ответе не говорилось ни слова. От ГИБДД России и МВД вообще не последовало никакой реакции.

Нам удалось достать фотографии того, что осталось от машин. ВАЗ 2104 находился на штрафстоянке в подмосковном Климовске. Правый борт был смят страшным ударом (Volkswagen Multivan — машина тяжелая). По словам родственников погибших, тела вырезали из «четверки» пилой и специальными ножницами сотрудники МЧС. Серый Volkswagen со смятыми капотом и бампером находился там, где ему и положено, — в одном из гаражей, принадлежащих МВД.

Несмотря на множество фактов, говорящих о причастности милицейского авто к аварии, понадобился депутатский запрос Александра Хинштейна в милицию и Московскую областную прокуратуру, чтобы правоохранительные органы подтвердили принадлежность серого Volkswagen МВД. «Официально в бумаге не указывается, что супруга министра находилась в машине, но руководство прокуратуры в очной форме подтвердило мне, что действительно в момент ДТП она находилась в автомобиле в качестве пассажира», — уточнил в интервью интернет-изданию «Газета.ру» депутат.

К концу декабря 2010 г. стало известно, что Следственный отдел по расследованию ДТП ГСУ при подмосковном ГУВД, проводивший доследственную проверку, отказал в возбуждении уголовного дела. Постановление выносила следователь Наталья Харитонова. Данное решение может означать лишь одно: ответственность за аварию решили списать на погибших рабочих. Схема, как мы знаем, привычная. Тем более здесь, в отличие от других подобных VIP-ДТП, родственники погибших — люди очень бедные и живут далеко от Москвы…

С материалами проверки родственников так и не ознакомили: Харитонова множество раз отказывалась принять сестру погибшего Николаева, ссылаясь на различные дела. С журналистами следователь тоже не захотела общаться: «Я не знаю, о чем вы говорите, аварий много разных, в письменном виде присылайте запрос», — отвечала она той же «Газете.ру». С «Новой газетой» Харитонова вообще не захотела общаться.

Юрист Ассоциации «АГОРА» Ильнур Шарапов, заключивший договор о представлении интересов супруги погибшего Ратмира Николаева, написал на имя следователя Харитоновой ходатайство, в котором просил предоставить для ознакомления материалы проверки. Конституция РФ (статья 24) обязывает органы государственной власти обеспечивать каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы. Да и согласно официальной позиции Конституционного суда РФ (постановление от 18 февраля 2000 г.), все заинтересованные лица, чьи права затрагиваются постановлением об отказе в возбуждении дела, имеют право знакомиться с этим постановлением и с материалами проверки.

Следователь Харитонова под роспись приняла у юриста «АГОРЫ» данное ходатайство, обещала вынести решение по нему на следующий день. Но потом началось привычное — «позвоните завтра». В итоге 15 февраля Ильнур Шарапов направил в Тверской районный суд г. Москвы жалобу на бездействие следователя, в которой содержится требование обязать должностное лицо ознакомить адвоката с результатами доследственной проверки.

«Новая» продолжает следить за судьбой расследования и все-таки надеется, что «четырехзвездный» генерал Нургалиев найдет в себе мужество ответить на вопросы, касающиеся гибели двух людей.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera