Сюжеты

Слушается дело об украденной жизни

22 февраля Московский городской суд примет решение: где будет жить молодая семья с двумя несовершеннолетними детьми — дома или на улице

Этот материал вышел в № 19 от 21 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

 

Две татарские деревушки Нижегородской области Карга и Рыбушкино находятся в 45 километрах друг от друга. Фарид Шакеров — из Карги. После армии подался в Москву, устроился водителем. Фариду исполнился 21 год, когда он познакомился с...

Две татарские деревушки Нижегородской области Карга и Рыбушкино находятся в 45 километрах друг от друга. Фарид Шакеров — из Карги. После армии подался в Москву, устроился водителем. Фариду исполнился 21 год, когда он познакомился с землячкой, 18-летней Гузель. Это было забавно: росли так близко друг от друга, а выросли, уехали на заработки в столицу и здесь «нашлись». Сыграли свадьбу.

Деревенские люди умеют откладывать деньги даже из тех сумм, на какие городским, кажется, и прожить-то невозможно. Они накопили, но недостаточно для того, чтобы купить квартиру в Москве. Недостающую, большую часть брали под расписку в долг у своих земляков. Квартиру покупали у московского агентства недвижимости «Бест». Брали «убитую», на последнем этаже пятиэтажной хрущевки. Но зато — двухкомнатную, 44 квадратных метра. Уже родилась к тому времени дочка Зифа, ждали второго ребенка.

Покупка состоялась в 2001 году. Сына Рената привезли из роддома уже в свою московскую квартиру. Деньги постепенно, но возвращали. Фарид крутился сутками на своем грузовике, Гузель мыла полы то в подъездах, то на заводе. С последним долгом они смогли расплатиться совсем недавно. И вот теперь, спустя 10 лет, именно эту квартиру у них отнимают. По сути — отнимают 10 лет жизни. Да и вообще жизнь, в нормальном ее смысле, потому что податься молодой семье просто некуда.

Ничего не предвещало такой катастрофы. Только однажды соседка заметила в разговоре с Гузель:

— Смотри, вернется из тюрьмы хозяин, начнет вас гнать.

И рассказала, что жили здесь до них братья Меличевы, оба — алкоголики. Однажды в пьяном угаре младший брат, Александр, ударил старшего, Виктора, ножом и угодил в тюрьму. Гузель отправилась в ту фирму, где они эту квартиру покупали. Юрист с документами в руках рассеял все страхи: «Пожалуйста-пожалуйста, любой ваш вопрос, вот бумага и вот бумага…»

История квартиры была такой: 8 ноября 2000 года Виктор Меличев получил от своего брата Александра, находившегося на тот момент под стражей, доверенность, заверенную начальником СИЗО. Доверенность давала Виктору право на выписку, приватизацию и продажу квартиры, он этим правом воспользовался: выписал брата, приватизировал всю квартиру на свое имя и продал человеку по фамилии Мусаев. Последнего Гузель помнила, потому что именно ему они с мужем платили деньги за квартиру. Помнила, что задала ему вопрос, когда оформляли документы:

— А почему вы так быстро решили продавать квартиру?

Ответ ее удовлетворил: «Покупали жилье пожилым родителям, не учли, что им тяжело подниматься на пятый этаж…»

— Квартира «чистая», с ней все нормально, — заверил ее юрист фирмы.

И в самом деле все было нормально, но только первые пять лет. Весной 2006 года на свободу из тюрьмы вышел Александр Меличев. И сразу обратился в Тимирязевскую прокуратуру Москвы с заявлением: «Прошу проверить законность продажи квартиры…» Тогда прокуратура не нашла нарушений в сделке и отказала истцу в возбуждении уголовного дела.

И еще три года все было нормально. А в 2009-м объявился человек по фамилии Сенаторов, представившийся адвокатом Александра Меличева. Позже выяснилось, что «адвокат» сам недавно освободился из мест лишения свободы — отсидел 6 лет за мошенничество.

— Он пригласил нас приехать в кафе, — рассказывает Фарид Шакеров, — сказал, что или мы отдаем ему деньги — 140 тысяч долларов, или он сделает так, что мы с двумя детьми превратимся в бомжей, потому что наша квартира вернется к его клиенту, у которого якобы мы квартиру украли.

Шакеровы решили поговорить с «клиентом» напрямую. Выяснили адрес и поехали в социальную гостиницу — приют «Марфино», где три года (2006—2009) жил Александр Меличев. Оказалось — поздно, его оттуда уже забрали.

— Насильно его увозили, — рассказал Шакеровым словоохотливый охранник приюта. — Приехали, показали нам милицейские удостоверения и потащили. А он вырывался, кричал: «Не надо, я никого не трогал, спокойно здесь жил…» Они в ответ: «Поехали-поехали, мы тебе, дураку, квартиру вернем…»

Квартиру «возвращали» через Тимирязевский суд Москвы. Вряд ли «дураку» — такой вывод напрашивался у каждого, кто видел, как энергично представляют его интересы сразу два господина: Сенаторов и еще один — как выяснилось позже, он оказался секретным сотрудником силовых служб, в центральной архивной базе данных МВД РФ его данные закрыты. На суде этот человек представился помощником адвоката Сенаторова…

— Я, конечно, и прежде предполагал, что существуют эти пресловутые «оборотни в погонах», которые крышуют квартирный бизнес бывших зэков, — рассказывает адвокат московской коллегии адвокатов Жан Семенов. — Теперь же прихожу к выводу, что с ними вместе оказалось «тимирязевское правосудие».

Адвокат иллюстрирует выводы, к которым он пришел, фактами: Тимирязевский суд принимает к рассмотрению иск Александра Меличева с требованием признать недействительными приватизацию и дальнейшую продажу его родным братом их общей квартиры. Иск был подан 28 мая 2009 года, то есть по истечении трех лет исковой давности, с опозданием на 5 месяцев. Судья назвала это «незначительным периодом пропуска» и увидела уважительную причину в отсутствии у Александра Меличева паспорта. Но у него была «СПРАВКА ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ» — официальный документ, по нему продают железнодорожные билеты, по нему также вполне можно обратиться в суд, нанять адвоката и так далее. И ничто же ему не помешало в 2006 году обратиться с ней в районную прокуратуру, помните?

Суд тем не менее начался, длился почти год, и за этот год супруги Шакеровы насмотрелись всякого.

— Нам всячески давали понять, что мы — никто, — рассказывает Гюзель. — А вот Сенаторов — желанный гость. К примеру, нас вызвали одновременно сдать какие-то документы. Мы загодя пришли, и тут выяснилось, что нужно сделать копию, умоляем: «Разрешите нам сделать у вас», нам ответ: «Не положено…» Входит опоздавший Сенаторов, тут же, услышав его голос, выбегает судья: «Такие пробки в Москве, да, как тут не опоздать… Что вам нужно, копии? Да, конечно, пожалуйста, сейчас все будет…»

Но не это изумило Шакеровых больше всего. Они сидели на скамеечке во дворе суда, ожидая его решения. И не могли не увидеть Сенаторова, к которому подбежал молодой человек с объемными пачками денежных банкнот. Никого не опасаясь, Сенаторов у всех на глазах с трудом распихал эти пачки по карманам и вбежал назад, в здание суда.

Увидев это и узнав через несколько минут от своего адвоката о решении суда, которое, по сути, означало, что отныне они вместе с двумя детьми — бомжи, Шакеровы обратились в территориальные органы ФСБ. Проверка была, но камеры уличные нужного эпизода не захватили, а записи внутренних камер тоже ничего не дали.

Тогда же была подана кассационная жалоба, и Мосгорсуд поддержал Шакеровых, отменив незаконное решение суда. Но и новый состав того же Тимирязевского суда принял практически то же решение, что и первый. В качестве основного доказательства по делу суд принял светокопию нотариально заверенной доверенности, так как, исследуя ее, эксперты МВД РФ пришли к выводу, что подпись на ней Александру Меличеву не принадлежит. Самой доверенности никто найти не может, а копию суду предоставил все тот же Сенаторов.

Возникает вопрос: где доказательства, что копия была снята именно с той доверенности, по которой брат Александра, Виктор, совершал приватизацию и дальнейшую продажу квартиры?

Судья не захотела ничего выяснять и отправила странную копию на экспертизу в МВД с одним-единственным вопросом: «Принадлежит подпись Меличеву или не принадлежит?» В этом, втором по счету, суде вообще все происходило стремительно — настолько, что решение принималось в отсутствие ответчиков. Загрипповала дочь, и мама, ухаживая, тоже заболела. Судья об этом была уведомлена по телефону (этому звонку и временной нетрудоспособности есть официальное подтверждение).

— Почему нельзя было перенести заседание? И еще: даже если следовать их логике, допустить гипотетически, что, находясь в СИЗО, Александр никакой доверенности не подписывал, давайте вспомним, что в квартире он проживал вместе с братом Виктором. Последний умер лет пять назад, но ведь при жизни этот человек воспользовался своим законным правом на приватизацию и продажу своей части квартиры, верно? — говорит адвокат Жан Семенов. — Почему суд решает вернуть истцу не только его долю, но и долю брата, на которую он никаких прав не имеет?

Вопросов много, и много разных подозрений. Очевидно одно: Тимирязевскому суду глубоко безразлично все, что связано с семьей Шакеровых. Прежде всего тот факт, что люди совершили добросовестную сделку. Что их дети, два московских школьника, окажутся на улице… Это, как теперь выясняется, безразлично и Тимирязевской прокуратуре: перечеркивая свои же собственные решения, принятые в 2006-м и в 2009 году, она теперь согласна с судом.

— 22 февраля Мосгорсуд будет рассматривать нашу кассационную жалобу. Мы очень надеемся, что решение Тимирязевского суда отменят, — говорит Фарид Шакеров. — Иначе чем Москва отличается от Кущевской? Нельзя же вот так вот просто взять и отнять квартиру у людей?

«Новая» следит за развитием ситуации.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera