Сюжеты

Работать на КГБ отказался

Бывший кандидат в президенты Белоруссии рассказал о пытках в СИЗО КГБ и дезавуировал свое соглашение с КГБ

Этот материал вышел в № 22 от 2 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Концлагерем в центре Минска» назвал Алесь Михалевич СИЗО белорусского КГБ. 28 февраля бывший кандидат в президенты, обвиняемый в участии в массовых беспорядках, заявил, что к нему применяли пытки и выпустили из СИЗО, только когда он...

«Концлагерем в центре Минска» назвал Алесь Михалевич СИЗО белорусского КГБ. 28 февраля бывший кандидат в президенты, обвиняемый в участии в массовых беспорядках, заявил, что к нему применяли пытки и выпустили из СИЗО, только когда он подписал соглашение о сотрудничестве с КГБ.

— Сразу же после ареста мне в ультимативной форме заявили, что, если я хочу выйти на свободу, я должен зачитать телеобращение с осуждением других кандидатов, — рассказал Алесь Михалевич «Новой» во вторник*.

Допросы сотрудниками КГБ начались с первых же часов после ареста, они велись без адвоката и протокола. Давать показания Михалевич отказался, и с 26 декабря к нему начали применять пытки.

Как заявил Михалевич, его и других заключенных раздевали догола для так называемого личного досмотра, держали в холодной камере по 40 минут, заставляли делать резкие приседания. «Людям со слабым здоровьем становилось плохо, но охранников в масках это не останавливало», — говорит Михалевич.

Он рассказал о пытках ярким светом, из-за которого у него начало падать зрение, о приказе спать в определенной позе лицом к двери; о нескольких сутках в камере, специально выкрашенной краской с большим содержанием ацетона.

10 января, рассказывает Алесь Михалевич, ему выкрутили руки, подвесили за наручники и держали, пока он не пообещал выполнить все, что требуют. После этой пытки политик позвонил жене Милане и попросил не ездить в Европу с заявлениями о событиях в Белоруссии.

— Это не сталинские времена, когда заключенных пытает следователь, — говорит Алесь. — Система устроена так, что силовым воздействием занимаются люди в камуфляже, масках, с дубинками, без всяких опознавательных знаков на одежде. Они врывались в камеру, выволакивали меня в коридор, где не было ни одного сотрудника СИЗО, пытали, после чего отводили в здание КГБ, где следователи и оперативники делали вид, что ни о чем не знают.

По словам Алеся, он сидел в одной камере с заключенными, которые видели других арестованных политиков, и уверен, что с ними обращались точно так же. Доподлинно он знает, что пытки применялись к бывшему кандидату Николаю Статкевичу.

К заключенным не пускают адвокатов. По словам Алеся, официально — потому что в СИЗО якобы нет свободных комнат для встреч, на деле — чтобы заключенные не могли сообщить о пытках. Тем не менее у адвокатов, которые согласились защищать оппозиционных политиков, массово отбирают лицензии.

Ответить на вопросы «Новой» о том, как проходили допросы, Алесь отказался: находясь под подпиской о неразглашении тайны следствия, он не называет ни имен сотрудников КГБ, ни обстоятельства допросов.

— Выпуская, меня предупредили, что я не могу рассказывать ни о чем, что видел в тюрьме, и существование людей в масках — это тоже тайна следствия, — говорит Алесь. — Но, как юрист, я понимаю, что это грубейшее нарушение Конвенции о пытках, и я имею право об этом говорить. Я был уверен, что после моего заявления меня сразу же заберут обратно в СИЗО, и не исключаю этого до сих пор.

Алесь Михалевич заявил о пытках в прокуратуру и Комитет по пыткам ООН. Слова политика подтвердила Наталья Радина, редактор независимого сайта «Хартии-97», также обвиняемая в организации беспорядков и отпущенная под подписку о невыезде. В интервью белорусскому «Радио Свобода» она заявила, что с женщинами в СИЗО обращались лучше, но, когда мужчин выводили на допросы или на прогулки, она слышала стук дубинок и треск электрошокеров. На следующий день Наталью отвезли в РУВД, где предупредили, что ее слова могут считаться разглашением тайны следствия.

В свою очередь, руководитель центра информации и общественных связей КГБ Александр Антонович опроверг заявление Михалевича. «Такие выпады — это из ряда вон выходящее», — заявил он.

С ним нельзя не согласиться. «Гражданин Афганистана, находившийся в одной камере со мной и имевший опыт нахождения в плену у талибов, сказал, что там — у талибов — нет такой «модернизации» (показывая на постель и нары), однако с людьми там обращаются непомерно лучше», — заявил на пресс-конференции Алесь Михалевич.

* Напомним: первым с таким обращением выступил кандидат в президенты Ярослав Романчук.

А в это время

Вчера в Минске начался суд над Александром Отрощенковым, пресс-секретарем бывшего кандидата в президенты Андрея Санникова, и проходящими по одному эпизоду с ним Александром Молчановым и Дмитрием Новиком. По заявлению прокурора, обвиняемые согласованно и с применением физической силы пытались попасть в Дом правительства. Отрощенков, в частности, «нанес не менее одного удара» по дверям.

Молчанов признал свою вину полностью, Новик — частично. Отрощенков вину не признает, и в Минске считают, что его «пристегнули» к фигурантам, с которыми его ничего не связывает, чтобы судить «в группе».

Сегодня заседание суда продолжится.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera