Сюжеты

Страны-паразиты

Северную Корею или Ливию обыкновенно называют странами-изгоями — rogue states. С экономической точки зрения такие страны точнее называть иначе: страны-паразиты

Этот материал вышел в № 22 от 2 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

«Страна-паразит» — это новое явление, возникшее после краха СССР, когда окончательно оформилась глобальная открытая экономика и когда каждая страна, присоединившаяся к этой великой реке открытой экономики, стала демонстрировать высокий...

«Страна-паразит» — это новое явление, возникшее после краха СССР, когда окончательно оформилась глобальная открытая экономика и когда каждая страна, присоединившаяся к этой великой реке открытой экономики, стала демонстрировать высокий рост благосостояния.

«Страна-паразит» существует за счет двух факторов. Основным источником ее доходов является рост цен на сырье, вызванный непрерывным ростом открытой экономики. Гарантией ее безопасности является экономическая неокупаемость войн в открытом мире.

Добыча сырья не требует развитой экономики, зато может приносить большой личный доход правителю. В таких странах происходит эффект, аналогичный эффекту «вторичного закрепощения» в Восточной Европе XVII—XVIII веков: чем меньше уровень образования, свободы и экономической самостоятельности населения, тем больше денег от продажи нефти получают лично правитель и его ближайшее окружение.

«Страна-паразит» начала XXI века прин-ципиально отличается от тоталитарных режимов XX века. Тоталитарные режимы пытались завоевать свободный мир. «Страна-паразит», наоборот, при нем и существует. Она является не врагом свободного мира, а его придатком, и посылает за границу не танки, а деньги. Если свободный мир перестанет существовать, лидерам «страны-паразита» будет негде закупать «Мерседесы» и держать счета.

Тоталитарные режимы запрещали эмиграцию и поднимали уровень образования. «Страны-паразиты», наоборот, поощряют эмиграцию, а уровень образования намеренно опускают.

Тоталитарные режимы являлись врагами для открытого мира, и открытый мир это знал. «Страны-паразиты» не опасны ни для кого, кроме собственных граждан.

Лидеры открытого мира, как правило, поддерживают с ними дружеские отношения, потому что все деньги, которые открытый мир тратит на сырье, закупленное у «страны-паразита», получатели этих денег вывозят в открытый мир. Особенно это видно в случае с Европой, единственным инвестиционным плюсом которой является стабильность. Забюрократизированная экономика Европы вряд ли бы росла, если бы не миллиарды долларов, вкладываемые в нее российскими или ливийскими чиновниками.

Каддафи является редким примером лидера, чья страна проделала удивительную эволюцию — от тоталитарного государства до типичной «страны-паразита».

В начале правления полковник Муамар Каддафи строил «исламский социализм», отменив в 1980-м даже частную торговлю; имел своим кумиром Садата (что Садата пугало), финансировал любых международных террористов, лично, видимо, отдавая приказы о взрыве «Боинга» над Локерби и дискотеки в Западном Берлине, и в подражание Мао с «маленькой красной книжечкой» написал большую зеленую, в которой излагались идеи ливийской чучхе. («Представительская форма правления есть фальсифицикация демократии». «Ливийский народ — это и есть Муамар Каддафи». «Переворот в Джамахирии невозможен, ибо власть находится в руках народа, и народ воспротивится перевороту».)

После распада СССР неуправляемый, казалось бы, шизофреник решительно переменился. Трудно сказать, что его напугало — «Буря в пустыне» или крах социалистических диктатур в Сомали и Алжире, — но он пустил в страну иностранцев, покаялся и даже согласился выплатить 2,7 млрд долл. родственникам жертв Локерби.

Однако надолго Каддафи не хватило. По мере того как стало ясно, что старый Запад канул в вечность и что де Голля, Рейгана и Тэтчер сменяют шредеры, саркози и берлускони, полковник опять взорлил.

Любимым его способом общения с Западом отныне стало создание ситуации. В Ливии началась эпидемия СПИДа — Каддафи арестовал четырех болгарских медсестер, их чудовищно пытали, заставили признаться, что они заражали ливийских детей СПИДом по заданию кровавых сионистов. Вместо того чтобы повернуться к шизофренику спиной, новая Европа послала к нему Саркози. Медсестер помиловали, Саркози стяжал титул миротворца.

Один из сыновей Каддафи, Ганнибал, был задержан в Швейцарии за избиение слуг. Каддафи назвал Швейцарию «мировой мафией», призвал к ее расчленению между Италией, Германией и Францией, захватил двух швейцарских бизнесменов в заложники, а главное — забрал из ее банков 5 млрд долл. (по-видимому, собственных). И что ж — президент Швейцарии извинился перед Каддафи.

Но самая поразительная история произошла с Меграхи — тем самым агентом ливийских спецслужб, который был осужден в Великобритании за взрыв над Локерби. Его простили, ссылаясь на неизлечимый рак. Он вернулся в Ливию, был встречен полковником как герой и, видимо, чудесно исцелился. Как следует из депеш WikiLeaks, единственной причиной милосердия английских властей был банальный шантаж: Каддафи угрожал выпнуть из Ливии все английские компании.

Каддафи отрывался по полной. В сентябре 2009-го он выступил в ООН, обвинив израильтян в убийстве Кеннеди. В августе 2010-го во время визита в Италию заявил, что Европа должна принять ислам. Тут же 200 итальянок выразили желание это сделать; как выяснилось, это были девицы известного сорта, нанятые другом Берлускони. Про сомалийских пиратов он заявил, что «это ответ жадным западным нациям, которые вторгаются и незаконно эксплуатируют водные ресурсы Сомали».

Если кто-нибудь думает, что только Путин и Медведев создают «альтернативу НАТО» в виде ОДКБ, то он ошибается — в 2009-м друг Муамар вместе с другом Уго затеяли «Южно-Атлантический союз». Ненавидя США, Каддафи одновременно пытался создать Соединенные Штаты Африки, но дело кончилось тем, что он в 2008-м провозгласил себя «царем царей Африки», а на следующий год — еще и «лидером арабских лидеров» и «имамом мусульман».

Каддафи уверял свой народ, что только его доблестная армия мешает США завоевать его страну. На деле 50-тысячная ливийская армия нища, недокормлена и подчиняется скорее племенным вождям, чем офицерам, а роль опоры режима играла не армия, а трехтысячная гвардия, охранявшая его лично. Сейчас же ливийский народ расстреливают иностранные наемники из Чада, Судана и Нигерии. (Почему-то параноики во власти всегда делают то самое, в чем они обвиняют своих врагов.)

Каддафи уверял свой народ, что Запад ему враг. В это самое время его сын Сейф-аль-Ислам платил Мэрайе Керри по миллиону долларов за четыре песенки, исполненные на вечеринке на Карибах; другой сын вымогал 1,2 млрд долл. у главы ливийской национальной нефтяной корпорации, а третий, упоровшись в дым, ездил в Париже на красный свет по встречной полосе, а в Италии — избивал полицейских огнетушителем. (Как и всякий бедуин, Каддафи плодовит, и поэтому ту роль, которую в России выполняют члены кооператива «Озеро», у Каддафи выполняют его сыновья.)

Эксперты оценивали объем денег, уводимых семьей Каддафи из экономики Ливии, в миллиарды долларов ежегодно, и значительная часть этих миллиардов уходила в Италию, где правил друг Сильвио.

Среди двух замечательных проектов Каддафи стоит отметить проект создания Великой Рукотворной Реки (который по стоимости переплюнет даже Nord Stream) и собственное Сколково — модернизатор-бедуин отстроил самый большой в Африке телескоп.

И все это сходило Каддафи с рук. Каддафи захватывал в заложники то швейцарских, то русских бизнесменов, ливийская толпа громила итальянское посольство,  а лидеры соответствующих стран покорно на карачках вползали в шатер, который Каддафи разбивал на стриженных трехсотлетних лужайках (впрочем, как выясняется из WikiLeaks, шатер был не только средством унижения европейцев, но и результатом обыкновенной паранойи — ливийский лидер отчаянно боялся летать над водой и спать на верхних этажах), — вползали, чтобы заключить сделки.

Берлускони продал даже часть ENI, а Путин списал с богатой нефтеносной Ливии долг 4,5 млрд долл. в обмен на многомиллиардные контакты для «Росвооружения» и РЖД. То есть получилось, что деньги, которые Ливия должна была российскому бюджету, она должна была выплатить компаниям, которые возглавляли друзья Путина.

Ради четырех миллиардов можно и на карачках поползать.

Так бы все это и продолжалось, если бы не ливийский народ. Так что понятно, отчего у Кремля трясутся поджилки: как выясняется, «страны-паразиты» способны договориться со всеми, кроме собственного народа, и точка кипения наступает внезапно.

Другое дело, что революции в нищей стране ничем хорошим не кончаются. Но это к Ливии уже не относится: режим в ней таков, что приди к власти «Аль-Каида», и то хуже не будет.

А сделка Путина с другом Муамаром, похоже, накрылась. Кто бы ни пришел к власти в Ливии, платить он не будет. Так что Россия осталась без 4,5 млрд долл., а компании, возглавляемые друзьями Путина, получат шиш.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera