Сюжеты

Белгородский заповедник

В нем выращивается новая порода россиян

Этот материал вышел в № 22 от 2 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Лола ТагаеваАнна Артемьева«Новая газета»

 

Недавно в Белгороде разгорелся скандал вокруг запрета постановки пьес современных российских драматургов на сцене студенческого театра областного института культуры. Информационный шум прошелестел по верхам и растворился на фоне других...

Недавно в Белгороде разгорелся скандал вокруг запрета постановки пьес современных российских драматургов на сцене студенческого театра областного института культуры. Информационный шум прошелестел по верхам и растворился на фоне других событий. А в области продолжает действовать «закон о духовной безопасности», и весной этого года планируется создание «милиции нравов». Нам захотелось копнуть поглубже. Специальные корреспонденты «Новой» на месте исследовали характер и причины существования в отдельно взятой области российского духовно-нравственного заповедника, руководимого тандемом светского и церковного начальства.

Главу отдела по связям с общественными и религиозными организациями области Николая Безлуцкого замучили столичные журналисты, ищущие в области инквизиторов. «Да, в Белгородской области действительно первыми ввели в школах «Основы православной культуры». Приезжали из Общественной палаты, говорили, что тогда надо вводить курс мировой религии, но стоит ли перегружать наших учащихся?» Все, Николаю Григорьевичу пора бежать. Сегодня заседание правительства. Первый и внеочередной вопрос, поставленный губернатором Савченко, — о скандалах в федеральных СМИ. Драматург Евгений Гришковец, чью пьесу «Планета» запретили к постановке, назвал его мракобесом. Федеральные газеты пишут, что запрещающие ссылались на губернаторский «закон о духовной безопасности».

Напротив здания администрации — Ленин, площадь и драмтеатр. Последний недавно отреставрировали, и теперь он выглядит богато. Недалеко рынок, рядом с которым памятник честным челнокам: изможденная молодая пара тащит в горку баулы. На одной из развязок города — статуя честного гаишника, тоже худого. А над Белгородом высится подсвеченная фигура князя Владимира, крестителя Руси.

Театр

Актеры лежат, одетые в дождевики, как в пакеты. В такие, наверное, убирают трупы. Звучат стихи и кусочки пьес Анны Яблонской, молодого драматурга, погибшей при теракте в «Домодедове». В помещении — сильный запах выхлопных газов. Вечер памяти Яблонской проходит в бильярдной на подземной парковке большого универмага. Зрителей 15 человек, все места заняты. Не хватает одной актрисы, она отказалась играть накануне вечером. Ее мама боится увольнения, потому что девочка играет у Оксаны Погребняк.

Оксана теперь скандальная личность. Это она «подставила» город и губернатора. Она рассказала прессе, что в Белгороде запрещают современную драматургию. Против нее провели митинг в стенах института культуры, где собрали подписи студентов под открытым письмом президенту, премьер-министру и даже спикеру Госдумы. В нем просили защитить Белгородскую область и ее губернатора от войны, развязанной «антидемократическими прозападными СМИ», цель которой разрушить «духовно-нравственное» все.

Оксана два года ставила пьесы современных драматургов в институте культуры. Сначала там даже давали деньги, чтобы институтский театр «Новая сцена» ездил на фестивали. А в прошлом году художественный совет сначала запретил ее «Выглядки» по пьесе Вадима Леванова, потом «Кислород» Вырыпаева, на который толпами ходила городская молодежь. Больше там не идет и «Наташина мечта» Ярославы Пулинович, за которую Оксана получила четыре российские и международные премии. «Спектакли плохие, негативные, беспросветные, тяжелые», — сказали в институте, перестали выделять сцену и урезали зарплату. Оксана больше не режиссер, она ищет для своей уже «Новой сцены»-2 другие площадки: рок-клубы, заброшенные дома, дворы и парки.

О том, что произошло, нам рассказывают студенты, чьим мастером является Погребняк. Семь человек готовились показать свои первые постановки в феврале. Тоже современная драматургия. После внутренней институтской премьеры «Луны и трансформера» молодого драматурга Андрея Крупина остальным третьекурсникам запретили публичные показы: такое ставить в области нельзя, у нас «закон». Ребята оправдываются: выбирали по минимуму — «без наркоманов и мата, чтобы точно не запретили».

Из Екатеринбурга в Белгород прилетел драматург Крупин, ученик Николая Коляды. Хотел выяснить, почему его запрещают. Но, говорит, в институте его отправляют друг к другу, а пьесу никто даже не смотрел. Ребята решили снова показать «Луну и трансформер» — для автора и зрителей, чтобы они решали сами: есть тут пропаганда педофилии, в которой их обвинили, или нет? В городе нашлась только одна площадка, готовая их приютить. Спектакль сыграли в неприспособленном подвале, без декораций и звука.

Андрей Крупин говорит, что в городе царит страх, все боятся, а чего — непонятно, никто не объясняет. Происходящее его скорее забавляет. «Они тут относятся ко всему чересчур серьезно, не хватает чувства юмора. Жалко их, вот что», — говорит он. Ему 25, он на год старше Оксаны.

Сама Оксана сейчас отказывается общаться с журналистами. Ребята объясняют, что ей запретили общаться с прессой. Чем мотивировали — объяснить не могут. «Вообще-то Оксана Юрьевна ничего не боится», — рассказали ее третьекурсники.

Администрация

Первый скандал с «законом» вышел весной прошлого года. Один из чиновников попросил «не допускать выделения площадок» для проведения концертов «тяжелой рок-музыки в стиле heavy metal» как пропаганды сатанизма и насилия. В начале года в СМИ разразился скандал с запретом Дня святого Валентина, теперь вот — с театром.

Мы встречаемся с составителем «закона о духовной безопасности» от администрации Григорием Болотновым. Он просит нас не называть «законом» план мероприятий по обеспечению этой самой безопасности.

План подготовлен в марте прошлого года «во исполнение поручения губернатора области». Он благословлен архиепископом Белгородским и Старооскольским Иоанном. Документ состоит из сорока пунктов, в которых описывается совместная работа администрации и епархии, апробация основ духовной безопасности среди муниципальных служащих, педагогов и СМИ, а также недопущение в государственных учреждениях мероприятий, противоречащих «традиционной русской культуре».

Григорий говорит, что обучающие курсы по духовной безопасности только разрабатываются, а мероприятия не носят системного характера. Официального определения духовной безопасности тоже нет, потому что нет такого нормативно-правового акта. Мы хотим знать, как его определяет для себя администрация области. Кажется, чиновники на местах трактуют его как хотят. Или как боятся. Григорий объясняет:

— Создание таких условий, в которых молодой человек может нормально воспитываться, приобретать гражданские качества и нравственные установки. Тогда мы можем говорить, что у нас будут патриоты и русская культура. Что касается Дня Валентина, то этот праздник негативно воспринимается нашим белгородским сообществом. Какое понимание любви несет этот праздник? Какое в учреждениях образования и культуры дается объяснение термина «любовь»? Со школ и учреждений культуры никто еще ответственности за воспитание не снимал.

— А кто определяет, что такое традиционная русская культура?

— То же самое общество. Интеллигенты, общественная элита. У нас общество не расколото, оно едино, монолитно. Есть инфекции, проблемы, нездоровые ситуации. Надо спрашивать представителей основного большинства, которое не болеет.

Сотрудница отдела бережно выглаживает лицо Медведева на плакате. Мы собираемся фотографировать Григория в этом кабинете, рядом с ним.

В институте

— Я советскую драматургию и любимого Гришковца не запрещала. Это были курсовые работы, которые прошли и за которые студенты получили оценки. Кто запрещал советскую драматургию, в смысле — современную? Сделаны курсовые работы, сделаны плохо. Запишите. Я ничего не запрещала, отчислять их не собираюсь, Оксана как работала ассистентом, так и будет.

Ирине Игнатовой определенно не повезло. Месяц на должности ректора, а звонили из-за скандала даже с Би-би-си. Раньше она была заведующей кафедрой русского языка для иностранцев в Белгородском университете. Она депутат городского совета от «Единой России». В кабинете все тот же невеселый Медведев, но уже в компании с Савченко.

— Я не понимаю, почему вы копаете? Почему Оксана Погребняк вас всех так волнует? Почему вас не волнует, что не ставятся духовно-нравственные сцены, что нужно бороться с наркоманией, педофилией молодежи? «Луна и трансформер» — низкохудожественный спектакль! Есть заключение и все подписи. Но это не нужно, нужен скандал! Вокруг Белгородской области, лучшей в России. Дай бог, чтобы Москва жила так, как мы живем! И чтобы у каждого был такой губернатор, как у нас!

— Скажите, а вы в своей работе придерживаетесь концепции духовно-нравственного воспитания?

— Я ее сама писала! Я была одним из авторов этой концепции.

Отец Андрей

На воскресной службе в главном храме города много молодежи, мужчин и детей. В конце один из священников рассказывает притчу о блудном сыне. Причащает прихожан отец Андрей. Он соавтор «закона» и автор основополагающей книги «Духовная безопасность и духовное здоровье человека, семьи и общества», которая должна быть в каждой библиотеке области. Именно он с прошлого года читает курсы по духовной безопасности.

Андрей Игоревич Хвыля-Олинтер в прошлом полковник, 30 лет прослуживший в органах, занимал должность замначальника главного информационного центра МВД СССР—РФ. Сейчас он доцент кафедры теологии, проректор по учебной работе Белгородской духовной семинарии. Священником стал недавно, дьяконом — с 2004 года. Отцу Андрею 67 лет, но этого никак не скажешь. У него яркие глаза, молодой голос, он бодр и насмешлив.

Отец Андрей объясняет нам, что подготовленная им программа носит профилактический, предупреждающий характер: опасных сект и культов вокруг сотни. Вот неоязычники сначала водят хороводы вокруг берез, а потом приносят человеческие жертвы. Что касается других мировых религий, то он ничего не имеет против наших, традиционных форм ислама и буддизма. Но те разновидности, что приходят сейчас извне, враждебны.

Мы напрашиваемся к нему на занятия со студентами. Один из вопросов для обсуждения на уроке — что такое свобода совести? Пока студенты думают, отец Андрей рассказывает о том, как уберечь молодежь от наркотиков и деструктивных культов.

— Знаете, я на службе в МВД такого насмотрелся. И чем больше смотрел, тем больше любил людей. Православная любовь предполагает ответственность перед самим собой, семьей, обществом. Что касается праздников, то мы должны смотреть, соответствует ли он нашей идентичности — культурной, духовной? И очень наивно полагать, что все молодежные субкультуры возникли спонтанно, в силу харизмы личности. Есть центры за границей, которые разрабатывают эти методики, внедряют в нашу страну. Все эти оранжевые революции, фиолетовые.

Говорим о запрещенной пьесе «Луна и трансформер». В ней девятилетний мальчишка из неблагополучной семьи оказывается запертым в гараже и боится, что его изнасилуют. Но на самом деле ему дарят велосипед. Пьеса отцу Андрею не нравится. Она — одно из проявлений игры во вседозволенность.

— «Чебурек в задницу засунет», а вот тут — «тараканы трахаются».

— Мальчишки из таких семей так и говорят.

— Я читал столько уголовных дел про всяких маньяков, где все — правда. Может, их дневники тоже опубликуем? Я специалист по криминалу, я знаю, чем это кончается. Да, в конце какая-то любовь блеснет, но пока молодой человек все это посмотрит, эти слова подействует на него сильнее, чем финиш.

Губернатор и его область

«Главным нашим приоритетом считаю создание такой духовно-нравственной среды в обществе, которая поднимет на новый уровень качество человеческих взаимоотношений, — написано на личном сайте губернатора. — Задача тех, кто облечен властью, <…> помочь каждому человеку сделать правильный выбор, направить на истинный путь».

Следующий шаг Савченко в этой задаче — создание милиции нравов, которая должна появиться в регионе к 1 мая 2011 года. Такая милиция призвана следить за асоциальными элементами.

Евгений Савченко — один из последних губернаторов-долгожителей в России. Руководит регионом с 93-го года, в следующем году заканчивается его четвертый срок. В области волнуются — переназначат или нет? Жители Белгорода говорят, что живут они хорошо, в чистом, спокойном городе с настоящим хозяином во главе. То, что Савченко ударился в православие, их не смущает.

Действительно, Белгородская область считается одной из самых благополучных в России. Регион развивается преимущественно за счет сельского хозяйства, последние 7—8 лет он лидирует по производству куриного и свиного мяса. По строительству и вводу жилья (в том числе коттеджного типа в селах) — область одна из лучших уже второе десятилетие. Сюда едут жить люди с Севера и Дальнего Востока.

Губернатор здесь так долго, что ничего не меняется давно. Представители местных политических сил признаются: кандидаты в депутаты от всех партий ходят в администрацию области просить разрешения участвовать в выборах. Коммунисты отпираются: не ходим. А вот «Справедливая Россия» на выборах в облсовет не получила разрешения провести конференцию по выдвижению кандидатов, справедливороссы пошли как самовыдвиженцы и получили один мандат. Все 25 депутатов в городском совете представляют партию «Единая Россия». Ни один уважающий себя политтехнолог в эту внутреннюю Беларусь не поедет, жалуются в партиях. Результат не зависит от работы. Площадки в СМИ, поддерживаемые деньгами из бюджета, отданы одной фигуре.

Драмтеатр тоже полностью зависит от администрации. Местные рассказывают байку, как главный режиссер театра ходил просить денег на новую люстру — 30 тысяч долларов. Савченко дал денег на две. После в театре ставили «Грозу» Островского, все по тексту, но актеры — в современной одежде. Губернатор с половины спектакля ушел. Больше в «Грозе» намеков на современность не было.

Еще одна особенность Савченко — дистанцирование от федеральной политики. Несколько раз он отказывался от должности министра сельского хозяйства страны. Стремится к тому, чтобы область максимально обеспечивала себя сама, согласно губернаторской программе регион должен повышать потребление продуктов, произведенных в области. Регион считается одним из самых закрытых от влияния Москвы. Москва не волнуется — нужные результаты выборов всегда обеспечены.

Серьезное влияние на Савченко имеет, пожалуй, только архиепископ Иоанн. На всех мероприятиях они вместе. Иоанн, как и губернатор, духовно возглавил область в 1993 году. С 2004 года он глава комиссии по духовной безопасности при полпреде президента по ЦФО. Архиепископ возглавляет миссионерский отдел Московского патриархата. На сегодня самая активная православная деятельность развернута в Белгородской области. Именно здесь ходят разговоры о запрете на аборты, не любят Бориса Моисеева и даже предлагали играть на дискотеках народные песни.

«Где-то раз в год нам пишут открытым текстом — прошу оказать помощь в строительстве или реконструкции храма. А отказать губернатору — считай, отказаться от бизнеса. Просят миллиона два или три», — рассказывают в области представители крупного бизнеса. Даже в условиях кризиса на территории Белгородской области было построено 12 новых православных храмов, 5 часовен, отремонтирован 21 храм — это все на пожертвования. Но ни мечети, ни костела, ни синагоги в городе нет.

В селах главы районов реализуют «закон», проводя родительские собрания с участием священнослужителей района, педагогические чтения по православной тематике, а бюджетникам и госслужащим полагается принимать участие в праздниках сел, улиц, приуроченных к престольным праздникам. Мы поехали в ближайшую деревню Никольское, посмотреть. Новых коттеджей и правда много, перед въездом стоит крест — «Спаси и сохрани». В служебном туалете магазина первого встреченного нами села висит агитационный плакат за Савченко и «Единую Россию».

Наверное, он там по той же причине, что и отсутствие «сердечек» 14 февраля в частных кафе. И по которой владелец закрыл свой рок-клуб. А одна из театральных студий заменила в пьесе после скандала в институте культуры «пидарасов» на «Элтон Джонов». А Оксаниному театру теперь никто в городе не сдает площадку играть спектакли. Любое слово или желание Савченко или кого-то из близких ему — здесь закон, а не просто какой-то там план мероприятий. Надо на всякий случай соответствовать.

Когда мы только приехали, в администрации области нам предъявили статистику — в регионе 97% православных. «Конфессионально мы моно, понимаете? Мы едины, мы — святое Белогорье», — заявили нам.

P.S. Оксана с прессой не общается, но на ее странице в интернете среди многих других писем от потерявших театр зрителей мы нашли такое письмо: «Мы с семинаристами были на Ваших постановках и, наоборот, рады Вашей работе… Поэтому среднестатистические православные вовсе не на стороне властей!

Спасибо Вам! Мы любим Вас!!! И мы православные».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera