Сюжеты

Нефть выбирает президента России

Страна рискует вернуться в 2008 год — год кризиса

Этот материал вышел в № 23 от 4 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Николай ВардульЭкономический обозреватель «Новой»

Оранжево-зеленые революции на Ближнем Востоке меняют мир. Кто-то говорит об угрозе нового арабского единства в виде всемирного халифата; кто-то по инерции обвиняет во всем США, которые, если эти обвинения верны, действуют во вред себе, так...

Оранжево-зеленые революции на Ближнем Востоке меняют мир. Кто-то говорит об угрозе нового арабского единства в виде всемирного халифата; кто-то по инерции обвиняет во всем США, которые, если эти обвинения верны, действуют во вред себе, так как происходящее подрывает прежде всего американские интересы; кто-то ждет столкновения Саудовской Аравии с Ираном — двух давно враждующих региональных лидеров, открытый конфликт которых чреват кризисом ислама, а значит, новым взрывом терроризма.

А что изменится в России?

Для нас первоочередное значение имеют не столько геополитические последствия происходящего, сколько экономические.

Нефть пророка

Что ни день, биржевые котировки нефти на мировых рынках набирают вертикальный взлет. К революциям в Тунисе и Египте рынок отнесся спокойно. Но когда рвануло в Ливии, он забурлил.

Почему спусковой крючок оказался в Ливии, понятно. Эта страна занимает пятое место в ОПЕК по доказанным запасам нефти (5,1 млрд тонн), есть там и природный газ (1,49 трлн кубометров). Ежедневная добыча нефти в Ливии в январе достигла 1,585 млн баррелей, что составляет около 6% добычи ОПЕК и 1,8% мировой добычи. Ничем подобным ни Египет, ни Тунис похвастаться не могут.

21 февраля, когда арабская революция перекинулась в Ливию и быстро набрала обороты масштабной гражданской войны, поставки ливийской нефти на мировые рынки были приостановлены. Объемы газа, поступающего в Европу по трубопроводам, проходящим по дну Средиземного моря из Ливии, также падают. ВР, Royal Dutch-Shell, итальянская Eni, французская Total, австрийская OMV, норвежская Statoil объявили о приостановке работ в Ливии.

Цены уверено перешагнули $100 за баррель, поколебались вблизи отметки в $120, но все ждут дальнейшего роста.

Угроза начала военных действий против режима Каддафи еще больше подхлестнет цены. Но оранжево-зеленые домино продолжают свой бег. Они вернулись в Алжир. 24 февраля аналитики товарных рынков из инвестиционной компании Nomura Holdings Inc. выступили с прогнозом: «Если Ливия и Алжир одновременно остановят нефтепроизводство, цены могут выйти за $220 за баррель, и резервные мощности ОПЕК упадут до 2,1 млн баррелей в день, что сопоставимо с уровнями, отмечавшимися в период войны в Персидском заливе, и 2008 годом, когда цены достигли $147», — говорится в аналитической записке специалистов Nomura. В период войны в Персидском заливе (1990—1991 гг.) нефтяные цены возросли на 130% за семь месяцев, при этом резервные мощности ОПЕК сократились до 1,8 млн баррелей в день, напомнили аналитики.

WikiLeaks предупреждает

Но волнения уже отмечаются в главной нефтяной кладовой мира — странах Персидского залива, во вполне благополучных Кувейте с Бахрейном. Аналитики пытаются предугадать, возможно ли распространение волнений на Саудовскую Аравию. В Бахрейне на улицы вышли шииты, недовольные суннитским правительством и выступающие за парламентские формы правления, их борьба может вызвать сочувственный отклик в Саудовской Аравии, где шиитское меньшинство считает свои права ущемленными. Пока именно резервные мощности Саудовской Аравии сдерживают нарастающую панику нефтяных рынков, но если возникнут перебои с саудовской нефтью, ситуация на рынке окончательно выйдет из-под контроля.

Положение, впрочем, может оказаться еще более взрывоопасным. Вездесущий сайт WikiLeaks еще 9 февраля опубликовал сенсационную информацию из отчетов американских дипломатов в Эр-Рияде. Из нее следует, что реально доказанные нефтяные запасы Саудовской Аравии могут уступать официально объявленным на 300 млрд баррелей, или на 40%. Дипломаты, а вслед за ними и WikiLeaks ссылаются на переговоры бывшего руководителя геологоразведки саудовской нефтяной монополии Aramco Садада аль-Хуссейни с генконсулом США, состоявшиеся еще в ноябре 2007 года. Аль-Хуссейни тогда заявил, что Саудовская Аравия физически не способна обеспечить уровень добычи в 12,5 млн баррелей в день.

По словам Хуссейни, объем добычи Саудовской Аравии может достичь 12 млн баррелей в день, но и для такого результата потребуется 10 лет. Он добавил, что около 2012 года мировая добыча нефти достигнет своей высшей точки, после чего стабилизируется или будет снижаться.

Официальных откликов на публикацию WikiLeaks по традиции не последовало. Но совершенно очевидно, что независимо от того, насколько ее содержание отражает реальное положение дел, она может еще больше разогреть нефтяную панику.

Когда остановятся цены на нефть

Одни экономисты занимаются лихорадочными и в значительной мере спекулятивными подсчетами того, сколько может стоить нефть в ближайшее время, другие уже задумываются о том, что может остановить их рост.

Логика проста. Мировая экономика только что вступила в фазу острожного оживления после сокрушительных ударов кризиса. Однако резко выросшие и продолжающие расти цены на нефть, повышая издержки производства, могут легко вернуть кризис. Многие вспоминают о том, что росту цен на нефть способствует и мягкая денежная политика — главное антикризисное средство ФРС США. Но у этого процесса есть и оборотная сторона. Если кризис вернется, то за падением производства должно последовать и возвращение «на землю» цены на нефть. Так что впереди у мировой экономики бег по кругу.

Уже есть первый ответ на животрепещущий вопрос, когда вернется кризис.The Wall Street Journal подсчитал: оживление экономики будет остановлено при среднегодовой цене в $127 за баррель. Для цен этот рубеж, как мы уже видели, не предел. Так что возвращение кризиса более чем вероятно.

Дежавю по-русски

Москва пока празднует: вид на $127 ее вполне устраивает, особенно с учетом того, что 24 февраля МВФ повысил прогноз средней цены на нефть в 2011 году с 89,5 до $95.

Министр финансов Алексей Кудрин уже заявил, что дефицит бюджета может быть ликвидирован досрочно — к 2014 году. Премьер Владимир Путин, в свою очередь, приветствовал вероятное удвоение Резервного фонда с нынешних 775 млрд рублей до 1,454 трлн к концу года при среднегодовой цене в $93.

Но это реакция на первый ход трехходовки: рост цен на нефть — возвращение мирового кризиса — падение цен на нефть.

Если же не упускать из виду всю комбинацию, то картина открывается тревожная. На весьма вероятное второе пришествие кризиса Россия отвечает старательным восстановлением докризисной модели экономики, которая, по признанию самих чиновников, несмотря на наличие Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, свидетельствовала об усилении зависимости экономики от нефтяной конъюнктуры и не спасла от самого глубокого среди стран «двадцатки» падения ВВП.

Снижения налогов ждать не приходится — Минфин грудью встанет на защиту бюджета от все той же непредсказуемой конъюнктуры. Рост расходов на цели инноваций и модернизации, содержащийся в «инновационном сценарии» прогнозного развития России, предложенного Минэкономразвития, торпедирован усилиями Кудрина, которого поддержал Путин. Премьер и его зам заботились о ликвидации бюджетного дефицита. Но для экономики опасен не столько сам дефицит, сколько сохраняющаяся на высоком уровне инфляция, которая не только социально опасна, но и способна деформировать рыночные ориентиры развития. Однако ждать каких-либо успехов в борьбе с инфляцией теперь явно не приходится. О продолжающемся быстром росте цен позаботятся цены на нефть, не стоит забывать и предстоящие выборы.

Что же изменится? Россия может укрепить свои позиции поставщика углеводородного сырья. Она готова усилить натиск на газовом рынке Европы. Российские политики могут снова, гласно или нет, поднять на щит давнюю идею Владимира Путина о превращении России в энергетическую сверхдержаву. Однако все это не выходит за рамки модели экспортно-сырьевого развития, той самой модели, которая в правительственных документах официально признана устаревшей. Значит, когда вернувшийся кризис в конце концов обрушит цены на нефть, Россия рискует встретить его так же, как в 2008 году.

Это болезненное ощущение распространяется, кстати, не только на экономику. Если ей крупно не повезет, то можно вспомнить историю одного везения. Согласитесь, при всех сложностях ситуации в 2000 году ставшему тогда президентом Путину несказанно повезло, когда цены на нефть, начав свое восхождение во второй половине 1999 года, так и не переводили дыхания практически до окончания его второго срока. И вот опять, еще до середины предвыборного 2011 года, цены на нефть ринулись вверх и явно намерены не останавливаться на уже когда-то достигнутом в 2008 году. Так что если следовать законам фарта, цены на нефть уже выбрали следующего российского президента.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera