Сюжеты

Фильтры вросли намертво

На собраниях в новгородских детсадах родителей убеждают, что альтернативы изобретениям Петрика не было и нет

Этот материал вышел в № 24 от 9 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зинаида БурскаяКорреспондент

— Уходите немедленно! Права не имеете здесь находиться! Вы разрешение у учредителя садика получали? Не получали. Как вы сюда проникли? Незаконно! Вы что, хотите собрание сорвать? Я сейчас тревожную кнопку нажму и ОМОН вызову! Мы выходим....

— Уходите немедленно! Права не имеете здесь находиться! Вы разрешение у учредителя садика получали? Не получали. Как вы сюда проникли? Незаконно! Вы что, хотите собрание сорвать? Я сейчас тревожную кнопку нажму и ОМОН вызову!

Мы выходим. Директор детского садика № 62 Великого Новгорода Ольга Текунова с грохотом захлопывает дверь.

Мы — это член Новгородской общественной палаты Анна Черепанова, активисты-родители и корреспондент «Новой» — инкогнито. В садике должно было состояться родительское собрание. Один из вопросов на повестке дня — демонтаж фильтров Петрика.

С собрания нас, как и следовало ожидать, выгнали. Потому что скандал никому не нужен. Потому что собственное благополучие для директора садика гораздо важнее здоровья чужих детей.

Собрание мы срывать не собирались. А пришли только для того, чтобы поддержать тех родителей, которые не хотят, чтобы их детей, посещающих 62-й садик, поили Петриковой водой. Мамы-активистки раздали небольшие подборки материалов — историю вопроса, результаты анализов воды после чудо-фильтров, итоги комиссии по лженауке РАН.

Выставив нас за дверь, директор около часа рассказывала родителям об особенностях функционирования автономного учреждения (видимо, этот садик получил такой статус недавно) и о том, как тяжело сводить концы с концами: даже тревожную кнопку, которой она нам грозила, пока денег не хватает подключить (и это при том, что со всех, кто начинает посещать новгородские садики, берут пять тысяч рублей, как написано в платежке, «добровольного пожертвования»).

— А демонтировать эти фильтры я не могу, — безапелляционно заявила Ольга Текунова. — Особо ценным имуществом садика распоряжаются наблюдательный совет и учредитель (т.е. муниципалитет. — З. Б.). Сам фильтр принадлежит КУМИ (комитету по управлению муниципальным имуществом), и только он может его изъять. Но я вам так скажу: что фильтры Петрика, что фильтры Петрова или Сидорова… Какая вам разница, в чей карман деньги идут? Факт то, что фильтр я все равно не использую. У него пропускная способность слишком маленькая — струйка во-от такая течет. На 200 с лишним детей набрать воды из-под него — это нереально.

В 2006 году фильтры Петрика на деньги «Единой России» установили в школе № 13 Великого Новгорода. Попробовать водичку в сопровождении съемочных групп центральных телеканалов приехал даже сам губернатор Сергей Митин. А потом сотрудники областного и городских комитетов образования обзванивали школы и детские сады и предлагали фильтры. Школы и сады, естественно, не отказывались. Финальную подпись на документах ставил руководитель образовательного учреждения. В 2010 году, когда скандал вокруг фильтров был в самом разгаре, именно это позволило главе областного комитета по образованию Владимиру Аверкину (отправлен в отставку в октябре прошлого года) заявить, что недовольным родителям не стоит апеллировать к властям — так как последние тут ни при чем, а главе новгородского городского комитета по образованию Наталье Рыбниковой — поддержать его, сказав, что школы и садики сами выбирали себе фильтр. И на вопрос о том, почему все 100% учреждений выбрали одно и то же чудо-изделие, не моргнув глазом ответить: «Других фильтров в области на тот момент не было». И добавить, что родителям никто не позволит демонтировать фильтры даже через решение, принятое на родительском собрании, потому что фильтры являются муниципальной собственностью.

Господин Аверкин оказался прав. Апеллировать к властям, которые всячески лоббируют фильтры и тратят на них миллионы? За последние полгода обеспокоенные родители трижды обращались к губернатору, по нескольку раз в городскую администрацию, к мэру, в прокуратуру, к уполномоченному по правам человека в России Владимиру Лукину, неоднократно к главе Роспотребнадзора Геннадию Онищенко, к президенту Дмитрию Медведеву. В лучшем случае получали отписку, в худшем, как, например, от губернатора, — вообще ничего.

Поняв, что помощи ждать неоткуда, обеспокоенные родители собрали деньги на независимые исследования проб воды до и после фильтров. Результат: вода остается в рамках требований СанПиН, однако содержание свинца, цинка и серебра в ней увеличивается в разы.

Наконец, 1 февраля этого года на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека Елена Панфилова обратилась к Медведеву с просьбой разобраться с ситуацией, сложившейся из-за фильтров Петрика в Новгороде. Президент обещал разобраться, но пока никаких действий не последовало.

— Самый частый вопрос, который мне теперь задают: «Сколько тебе за съемку в передаче заплатили?» А я не знаю, что отвечать…

Полина Лысухо, мама 5-летней Олеси и преподаватель Новгородского государственного университета, стала одной из героинь сюжета программы «Максимум» про фильтры Петрика в Новгороде, показанного недавно по НТВ.

За съемку Полине не платили. Как не платят и всем остальным активистам за проделываемую ими работу. Однако в Новгородской области идея о том, что борьбу с фильтрами Петрика оплачивают его конкуренты, очень популярна. Не в последнюю очередь — благодаря властям, которые эту идею активно эксплуатируют. «Общественники просто зарабатывают на своих детях деньги». Эту мысль я слышала неоднократно: и в чиновничьих кабинетах, и в палатке за углом. Вот и директор садика Ольга Текунова, перед тем как захлопнуть дверь, бросила нам вслед: «Пиариться и митинговать будете в другом месте».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera