Сюжеты

От «Колокола» до рынды

Том Стоппард. Береg утопiи. Драматическая трилогия. — М.: Аттикус, 2010

Этот материал вышел в № 25 от 11 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Культура

 

Современную российскую драматургию не очень интересует российская история, особенно ХIХ век, она больше занята делами сегодняшними, а если уж обращается к прошлому, то предпочитает делать это с иронией или жестким гротеском, не особенно...

Современную российскую драматургию не очень интересует российская история, особенно ХIХ век, она больше занята делами сегодняшними, а если уж обращается к прошлому, то предпочитает делать это с иронией или жестким гротеском, не особенно вдаваясь в детали и подробности. Почему же так заинтересовали российские дела, их вечное круговращение от незаконченных либеральных реформ до солдафонского авторитаризма знаменитого английского драматурга?

Сам Стоппард в одном из интервью (писатель в последнее время часто бывает в Москве, где «Берег утопии» поставлен в РАМТе) сказал, что «сначала его, безусловно, заинтересовала тема. Но когда вы начинаете читать Бакунина, Тургенева, Герцена, Белинского, вас неизбежно начинает интересовать Россия. Мне кажется, история нации, страны может быть так же интересна и пронзительна, как история одного человека». Впрочем,  точнее будет сказать, что трилогия посвящена не столько России и ее истории, сколько русскому либерализму, попытке понять  причину и истоки его исторических неудач за последние 200 лет. Причем понять, сторонясь общих рассуждений об «особенностях национального менталитета» и пристально вглядываясь в конкретные человеческие истории — в данном случае судьбы знаменитых русских изгнанников, издателей первого российского бесцензурного журнала «Колокол», А.И. Герцена, Н.П. Ога-рева и их окружения.

Трилогия Стоппарда охватывает период с 1833 по 1868 год, начинаясь в тверской усадьбе будущего знаменитого революционера Бакунина и заканчиваясь на съемной вилле Герцена под Женевой, когда им под 60. В пьесах, кроме Огарева и Герцена, участвуют их жены, дети и любовницы (нравы в семье Герцена были, как извест-но, более чем свободными), а еще Карл Маркс, Иван Тургенев, Михаил Бакунин, Николай Чернышевский, Петр Чаадаев и даже Пушкин. Спор либералов и консерваторов, по Стоппарду, выигрывают радикалы и террористы. И может быть, потому что со стороны лучше видно — драматург предлагает читателю еще один, весьма неутешительный, хотя и простой вывод.

Консерваторы консерваторами, а неудачи либералов — дело рук их самих. Результат особенностей их личности (их мягкости, нерешительности, незнания собственной страны — не зря же Стоппард называет их «утопистами») и того, что в отличие от своих политических конкурентов они этими личностями являются, но при этом абсолютно не готовы поступиться не столько принципами, сколько собой в пользу исторического успеха общего дела.

Новейшая российская политическая история тому отличный пример.

Так что береga утопiи все так же от нас далеки. Только самолетом можно долететь.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera