Сюжеты

«Отменяй поворот прямо»

Реформа МВД началась. Уже сократили единственную в Москве женщину-инспектора ГИБДД

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 25 от 11 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Юрий ГейкоОбозреватель «Новой»

 

Милиция-полиция, реформа МВД… Честно говоря, не хотел высказываться на эту тему: слишком больно. И слишком безнадежно. Вычистить от скверны самоё себя, вылезти из старой, отмершей кожи, чтобы вдруг оказаться в новой, сверкающей — сказка?...

Милиция-полиция, реформа МВД…

Честно говоря, не хотел высказываться на эту тему: слишком больно. И слишком безнадежно. Вычистить от скверны самоё себя, вылезти из старой, отмершей кожи, чтобы вдруг оказаться в новой, сверкающей — сказка?

Но теплилась надежда. Она возгоралась, когда в речах людей с большими звездами на погонах или — с большими полномочиями проскакивали слова: «соцпакет», «сделать профессию престижной», «достойные зарплаты», когда назывались впечатляющие суммы, которые власть якобы готова потратить на то, чтобы мы перестали бояться и ненавидеть человека в погонах…

Эти слова мелькали в прошлом году, во время «всенародного обсуждения» закона о полиции, а в этом они потихоньку сменились другими: «Зарплаты? Да, будут увеличены… в 12-м году». «Квартиры? Да, по итогам многолетней и добросовестной службы». О бесплатных (или хотя бы льготных) медицине, образовании детей — тишина.

 

Что такое соцпакет?

Это то главное, что сделает полицейского нашим другом и защитником: обеспеченность его и его семьи — и материально, и нормальной жилплощадью. Это и бесплатные (или льготные) медицина и образование для его детей. Это достойная пенсия. То есть то, что сделает профессию престижной.

И всего этого полицейский и его семья лишаются, когда человек в погонах преступает закон. Именно по таким принципам работает полиция всего цивилизованного мира. И не надо новых людей искать, те же самые вчерашние взяточники перевоплотятся, словно по мановению волшебной палочки.

Но недавно эти надежды перечеркнул очень информированный человек — председатель Совета Федерации, председатель партии «Справедливая Россия» С.М. Миронов в своем интервью «МК» от 1 марта: «…социальный пакет — важнейшее условие честной работы будущих полицейских — остался за рамками закона. Поэтому я посчитал невозможным голосовать за этот закон».

И все сразу встало на свои места: во-первых, двойное, да хоть тройное повышение окладов полицейским не отобьет у них охоту иметь денег еще больше. Во-вторых, квартира в каком-то далеком будущем, «после многолетней добросовестной службы», никому не нужна, потому что до нее еще надо дожить, А ЖИТЬ НАДО СЕЙЧАС!

А «взяться за перо», то есть застучать по клавишам компьютера, меня заставило письмо в моей электронной почте:

«После вручения Вашей статуэтки «Золотой человек» инспектора ДПС Шорникову Е.В. сократили!!!!!!!»

 

Как я перестал быть нарушителем

Впервые я увидел ее, старшего лейтенанта ГИБДД, семь лет назад. Когда перед самым своим домом не доехал двух метров до разрыва двойной осевой и развернулся — прямо к ней в руки.

Я опущу подробности моих монологов к ней и звонков ее высочайшему руководству — она в это время бойко строчила протокол на капоте моей машины и, закончив, с облегчением сказала:

— А я по-любому теперь не могу вернуть вам права — распишитесь в получении временного разрешения.

На следующий день, заплатив в сберкассу 700 рублей (семь лет назад), я пришел в отделение. К ней. Не за правами — извиниться. За свое вчерашнее поведение.

И именно с того дня — уже семь лет как — я принципиально перестал нарушать ПДД.

Сначала из уважения к ней. Потом — к себе.

Шорникова Елена Владимировна, москвичка, капитан МВД, инспектор 4-го батальона полка ДПС ГИБДД УВД по ЦАО г. Москвы. Единственная женщина-инспектор в столице. Мне казалось, ее знает пол-Москвы, а уж Красная Пресня, где живу я и работает она, — знает ее вся поголовно: мы разок встретились с ней на программе «Добрый вечер, Москва!», потом я увидел ее по телевизору на РЕН ТВ, потом в «Добром утре», в теме «Женщина в мужской профессии», а потом с радостью узнал, что на моем родном «Авторадио» она стала одним из героев программы «Золотой человек», и «Мурзилки Live» даже посвятили ей песню.

Коллеги рассказали, как они ездили в батальон, как перед строем вручали Елене Владимировне позолоченного «Золотого человека», какие слова говорили о ней и начальство, и сослуживцы: «Эта женщина трех мужиков стоит».

 

Реалии сегодняшней полиции

— …Я тебя золотой не назначал! Здесь я решаю, кто золотой, а кто нет. Что вы мне все: «Статуэтка! Статуэтка!» — я засуну тебе эту статуэтку в одно место!..

Эти слова были сказаны после того, как телекамеры исчезли. Их слышали на разводе все. Сказал их ее командир. Командир того самого 4-го батальона полка ДПС ГИБДД УВД по ЦАО Москвы подполковник Евдокушин А.В.

А несколько дней назад Шорниковой Е.В. объявили, что МВД с ней не продлило контракт «в связи с достижением предельно допустимого возраста».

Как же так, ведь до «предельно допустимого» ей еще три года!

А вот так — реформа МВД: капитана Шорникову Е.В. сократили.

 

Капитан

Шорникова Елена Владимировна окончила медицинский техникум и несколько лет проработала реаниматологом в 67-й больнице Москвы. Той самой знаменитой «травматологии». Шестнадцать лет назад ее десятилетнего сына Максима на остановке покалечил автомобиль.

Покалечил бы, если бы Елена три месяца не прожила в палате сына. Она похудела за эти месяцы на 25 килограммов, и врачи тогда сказали, что она сотворила с сыном чудо.

Но чуда с ней самой не произошло: когда она вернулась к своей работе, то от больничных запахов ей стало так плохо, что она потеряла сознание. Друзья сказали: «Надо менять профессию, Лена». Стали какие-то варианты предлагать, пока кто-то не брякнул: «А в ГАИ — слабо?» И она поспорила — не слабо, хотя не поверил никто.

Однажды Шорникова вышла из своей больницы на улице Саляма Адиля и спросила у первого же инспектора: «А где здесь ближайшее ГАИ?» — «Да рядом — в Волковом переулке».

Иван Григорьевич Подколзин, командир все того же ее будущего батальона, так ответил на ее просьбу: «Женщин в ГАИ не бывает». А ведь кто-то из инспекторов сказал о нем: «Если Подколзин тебя не возьмет — никто не возьмет».

Каждый день в течение месяца Шорникова приезжала в четвертый батальон как на работу — проситься. И Подколзин сломался, когда увидел, как местная собака трется о ее ноги. Так шестнадцать лет назад она стала младшим лейтенантом МВД.

За эти годы было многое: и задержания — всякие, с драками, погонями и борьбой тоже были, и выбитые зубы, и сломанный палец. И — статуэтка «Золотой человек», которую ей пообещали «засунуть в одно место».

Скажу честно: тогда, семь лет назад, я предложил ей деньги. Она ответила: «Я человек обеспеченный, у меня муж хорошо зарабатывает».

 

Подполковник

Евдокушин Александр Васильевич, 53 года. Образование — техникум, хотя многие его коллеги и подчиненные сомневаются в том, что Александр Васильевич добросовестно постиг весь учебный процесс: во-первых, он поступил в него, уже будучи в Москве, в погонах, и многие его коллеги по МВД как-то легко становились тогда выпускниками того же техникума.

Во-вторых, по рукам подчиненных до сих пор ходит ксерокопия диктанта их командира, в котором на 13 строк текста около 20 ошибок, и, в-третьих, — за подполковником записывают и увековечивают сказанные и написанные им перлы типа: «Комар носа не подкопает», «Подходите к водителю и предоставляйтесь», «Что у пьяного на уме, то у трезвого на голове», «Необходимо активизировать работу преступников», «Палка на двух концах», «Отменяй поворот прямо» и так далее, и тому подобное.

 

Обидно, что…

Как только пришло письмо, что Елену Шорникову уволили, я разыскал ее, и мы встретились.

— Вы знаете, самое обидное, что умные, грамотные ребята — настоящие профессионалы — выживаются, убираются… сколько их было! А недавно я стала свидетелем, как инспектор нарушителя остановил и не смог даже объяснить, что ему, инспектору, надо…

И я Елену Шорникову понимаю. Потому что мне тоже обидно, всем обидно, всей стране, что реформа МВД, милиция-полиция — пустой звук.

А мне особо обидно, что слова, написанные мной те же самые 16 лет назад, когда она надела погоны, до сих пор справедливы: «Нет, все-таки самая большая беда России — дураки, указывающие дорогу».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera