Сюжеты

Организованный беспорядок

У арабов появился шанс сказать свое слово в истории модерна

Этот материал вышел в № 26 от 14 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Размах массовых протестов в арабских странах производит сильное впечатление, но их смысл неясен. Соблазнительнее всего думать, что нынешний арабский бунт не более чем сигнал глубокого эмоционального неблагополучия если не всех слоев...

Размах массовых протестов в арабских странах производит сильное впечатление, но их смысл неясен.

Соблазнительнее всего думать, что нынешний арабский бунт не более чем сигнал глубокого эмоционального неблагополучия если не всех слоев арабского общества, то, во всяком случае, новых средних слоев. Но в информационном пространстве ни разу за это время не были названы ни одна оппозиционная партия, ни один политический лидер (кроме Эль Барадеи — «египетского Сахарова») и не были артикулированы никакие требования, кроме отставки Бен Али (в Тунисе), Мубарака, Салеха (в Йемене) и, наконец, Каддафи.

Ввиду такой абсолютной беспрограммности и полного отсутствия харизматических лидеров и групп нетрудно оценить происходящее в арабских странах как стерильный бунт, на выходе из которого просматриваются два возможных результата. Либо сохранение нынешних порядков, слегка прикрытое громкими отставками типа отставки Мубарака или хирургическим устранением особо упрямых верходержателей типа Каддафи (если оно удастся). Либо глубокая дестабилизация арабских обществ по образцу Сомали — Афганистана (Ирака, если угодно) со всеми крайне нежелательными последствиями, включая геополитические.

Какой вариант лучше? Оба хуже. Порядок, который до сих пор поддерживали удобные (или ставшие удобными) для Евро-Америки режимы в арабских странах, конечно, лучше беспорядка, но мы только что видели, чем этот порядок чреват — беспорядком. Ну а с беспорядком все ясно. «Сомализация» всего арабского мира была бы настоящей катастрофой. Но присмотримся к возникшей, например, в Египте диспозиции несколько внимательнее. Не мелькает ли в этом тумане некоторый луч надежды?

Из сотни (по меньшей мере) корреспондентов, экспертов и участников протестов, высказывавших свое мнение о происходящем, мое внимание привлек один. Потому что все говорили примерно одно и то же, а этот активист с площади Тахрир в Каире звучал совершенно иначе. Это явно был не случайный человек из толпы, но и регалий никаких у него явно не было. А говорил он очень возбужденно и радостно примерно следующее:

«Мы сделали это, — говорил он, — добились этого. Мы победили без политических партий, без лидеров, без всяких требований. Это победа народа».

Все то же самое, что говорят пессимисты, не ожидающие от происшедшего ничего содержательно нового, этот активист произнес с другой интонацией. И что же? Вдруг во всем этом проступил совершенно иной смысл. Не зря говорят: le ton fait le chanсon — тональность «делает» песню.

В самом деле, что толку от программ? ХХ век был веком проектных идей, и социальные силы, устранявшие старый порядок, строили новый по готовым рецептам. Рынок идей, конечно, перенасыщен всякого рода рекомендациями и проектами, но все они так уязвимы для элементарной критики, что никакие широкие общественные движения на их основе невозможны. И дело не только в слабых местах этих идей. Дело в том, что сама идея целенаправленного преобразования общества в ХХ веке оказалась скомпрометирована. Коммунизмом и фашизмом пугают теперь детей. Над социализмом саркастически-снисходительно насмехаются. Капитализм пережил короткую весну на развалинах советского блока, но все быстро стало на свои места: капитализма как всегда боялись, так боятся и теперь.

В самом деле, что толку от харизматических лидеров? Нынешние режимы в арабских странах существуют по инерции, которую им задали именно харизматические перевороты времен деколонизации и первой попытки модернизировать арабский мир. Теперь все ломают голову, гадая, как от них избавиться, минуя хаос и кровопролитие.

В самом деле, что толку от политических партий, либо безнадежно фрагментирующих электорат, либо, наоборот, консолидирующих его в огромные конформные пулы. В тех обществах, где партийно-представительная система пережила золотую пору, она существует по инерции и постепенно вытесняется новыми схемами более корректного взаимодействия государства и общества.

А вот массовые беспорядки, если они действительно массовые, позволяют народу брать власть за горло. Прекрасно. Если уж брать власть, то не в свои руки, а за горло. Тем более есть подозрение, что она сама этого ждет не дождется.

Нежелание господствующих слоев что-либо менять не следует преувеличивать. Но некоторые их сегменты хотят перемен больше, чем кто-либо. Другие сегменты вполне чувствительны к опасностям общественной фрустрации и готовы были бы на перемены, если бы знали, что именно и как именно надо менять. Но они катастрофически не знают. Полное отсутствие какой-либо ориентации ответственно за их политический паралич больше, чем их корыстные интересы.

Тунисско-египетский прецедент еще находится в начальной стадии. Неизвестно, как он будет развиваться дальше. Второй тур начался. И есть признаки, что отрефлексированный вдумчивым образом самими его участниками, он может оказаться началом исторически важного процесса новой институциональной формы политической жизни. Назовем пока эту форму «организованный беспорядок» или «стихийный плебисцит». У арабов, кажется, появился шанс сказать наконец свое слово в истории модерна. Да ниспошлет Аллах им удачу.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera