Сюжеты

Иранский фитиль для ближневосточной бомбы

Почти одновременно в разных точках Ближнего Востока арабские, израильские и турецкие спецслужбы захватили караваны с иранским оружием

Этот материал вышел в № 28 от 18 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

С поправкой на разницу в количестве жертв события в Бахрейне оказываются не менее значимыми, чем происходящее в Ливии. Опираясь на военную помощь соседних суннитских монархий, король ввел в стране чрезвычайное положение. Лидеры соседнего...

С поправкой на разницу в количестве жертв события в Бахрейне оказываются не менее значимыми, чем происходящее в Ливии. Опираясь на военную помощь соседних суннитских монархий, король ввел в стране чрезвычайное положение. Лидеры соседнего шиитского Ирана впали в состояние гнева: в знак протеста против подавления протестов их братьев-шиитов (таковые составляют большинство в Бахрейне) они отказались принять у себя ранее приглашенного монарха Иордании. И еще больше активизировали военную помощь своим радикальным сателлитам в регионе — Сирии, палестинскому ХАМАС и ливанской «Хезболле».

В отличие от Ливии, к наведению порядка в которой арабы призвали мировое сообщество, ситуацию в Бахрейне они решили взять под собственный плотный контроль. Происходящие там уже более месяца беспорядки арабские монархии Совета сотрудничества стран Персидского залива (СССПЗ, или «нефтяная шестерка») воспринимают в основном как результат многолетних провокационных усилий шиитского Ирана, стремящегося отколоть этот остров от «арабской шестерки» и ввести его в орбиту будущей «шиитской империи» в регионе. Для наведения порядка в странах-членах СССПЗ (Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейте, Бахрейне, Катаре и Омане) существует вполне правовой механизм: правитель одной из стран «шестерки» бросает клич, а остальные пять обязаны оказать содействие. Клич был брошен королем Бахрейна во вторник, а в среду подразделения армий Саудовской Аравии и ОАЭ уже окружили танками и бронетранспортерами Жемчужную площадь столицы Бахрейна — Манамы. Затем последовало объявление военного положения, а к утру четверга  площадь была очищена от палаток протестующих. Причем лидеры оппозиционных шиитских организаций даже призвали своих сторонников воздержаться от сопротивления военным, чтобы избежать новых жертв (пока погибли десять человек).

В легитимности действий стран «арабской шестерки» никто не сомневается. Вопрос в другом: как отреагирует Тегеран на ввод военного контингента СССПЗ в Бахрейн? Сейчас иранские лидеры решили ограничиться дипломатическими демаршами: отозвали иранского посла из Манамы, выступили с резкой критикой бахрейнских властей, а также отменили ранее запланированный визит в Исламскую Республику короля Иордании Абдаллы II. Любопытно объяснение этого решения из уст депутата иранского меджлиса Хамида Резая: «Ввиду нынешней критической ситуации в регионе посещение иорданским Абдаллой Тегерана не нашло поддержки среди руководства Ирана. Абдалла получил приглашение восемь месяцев назад, когда ситуация в арабских странах была стабильной. Сейчас все осложнилось, и под многими главами государств горит земля. Мы не желаем, чтобы Абдалла укрепил свои позиции в регионе за счет чести, оказанной ему иранским народом».

То, что в Тегеране именуют «большой честью», в умеренных арабских странах считают честью сомнительной, ибо ставка иранских аятолл на разжигание «революционного пожара» в арабском мире и на провоцирование военной конфронтации с Израилем мало у кого в арабских элитах вызывает симпатию. Скорее наоборот.

Ситуация в середине марта и впрямь сложилась уникальная: почти одновременно (в течение двух-трех дней) в разных географических точках Ближнего Востока арабскими, израильскими и турецкими спецслужбами были захвачены караваны с иранским оружием для палестинского ХАМАС и ливанской «Хезболлы».

13 марта на границе с Суданом египетская армия перехватила семь автомобилей с оружием и боеприпасами для ХАМАС в Газе. Это произошло уже на египетской территории — после пересечения караваном египетско-суданской границы. Пограничники вызвали на подмогу вертолеты и самолеты египетских ВВС, которые и нанесли ракетно-бомбовый удар. Египетские СМИ напоминают, что предыдущая подобная операция по перехвату оружейного каравана из Ирана в Газу через Судан проводилась спецслужбами два года назад. Потом наступило затишье — иранские стратеги отрабатывали другие маршруты доставки груза в Газу (в основном морем). И вот опять.

15 марта правительство Израиля сообщило о захвате морским спецназом судна с оружием для ХАМАС в Газе. Действующие в рамках антитеррористической операции в Средиземном море военные суда Евросоюза не уследили за опасным кораблем. Может быть, потому что организаторы этого оружейного гешефта неплохо подготовились: судно «Виктория» числится как германское, но под либерийским флагом, а компания-оператор зарегистрирована во Франции. Вышло судно из сирийского порта, а затем, чтобы сбить с толку израильскую разведку, сделало крюк и остановку в турецком порту Мерсин, направившись оттуда в египетский порт Александрия. Оружие в Газу должно было быть переправлено по тоннелям палестинских контрабандистов в районе Рафиаха.

Израильская разведка следила за продвижением груза в течение нескольких недель. «Зеленый свет» операции по захвату оружейных контрабандистов дал премьер-министр Биньямин Нетаньяху. На следующий день сам глава правительства в сопровождении начальника Генштаба Бени Ганца и министра обороны Эхуда Барака представил в порту Ашдод иностранным представителям прямые доказательства связи груза с Ираном, а также с адресатами — террористами ХАМАС. Среди выложенных на причалах Ашдода экспонатов — минометные снаряды калибра 120 и 60 мм, радары, ракеты, патроны и т.д. Всего изъято 50 тонн боеприпасов.

16 марта ВВС Турции перехватили самолет с оружием, направлявшийся из Ирана в Сирию. О результатах досмотра груза турецкие власти предпочли не сообщать. Это легко понять: отношения между исламистским руководством Турции и Ирана развиваются по нарастающей. В ущерб, понятное дело, Израилю, с которым Турцию еще недавно связывало военно-стратегическое партнерство. Озабочены дружбой исламистов в регионе и западные союзники Турции по НАТО.

Напомним, что сразу после свержения в Египте Хосни Мубарака Иран добился согласия новых властей в Каире на прохождение своих военных кораблей через Суэцкий канал — впервые за последние три десятка лет. Для аятолл это стало важным символическим жестом утверждения иранского флага в зоне Суэца и Средиземноморья. Тогда Тегеран ограничился символическими шагами. Теперь за ними следуют шаги практические, с направлением груза, с помощью которого можно трансформировать политические потрясения в военные.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera