Сюжеты

Флаг человечества

У «Новой газеты» на Фейсбуке вчера вечером было 18 255 друзей. Многие меняют свои аватарки на красное солнышко на белом фоне. В знак солидарности с японцами

Этот материал вышел в № 28 от 18 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ПоликовскийОбозреватель «Новой»

 

Это не только Японию в эти дни трясет, это все человечество трясет. В дальнем углу желтой ливийской пустыни сумасшедший полковник додавливает восстание людей, одуревших от сорока лет его власти. На зеленом холме Иудеи сумасшедший фанатик...

Это не только Японию в эти дни трясет, это все человечество трясет.

В дальнем углу желтой ливийской пустыни сумасшедший полковник додавливает восстание людей, одуревших от сорока лет его власти.

На зеленом холме Иудеи сумасшедший фанатик вырезал спящую семью: папу, маму и троих детей. Четырехмесячную девочку, спавшую с соской, тоже зарезал.

Кандидат в президенты бежит из Белоруссии, скрючившись в багажнике автомобиля, и сообщает, что его пытали. Пытки в центре Европы.

В Германии, которая так далеко отстоит от Японии, люди скупают счетчики Гейгера.

Страх, ужас и паника распространяются быстрее радиации.

Страх непредсказуемого будущего. Ужас при мысли о том, что вся наша удобная, ежедневная, привычная, налаженная жизнь может исчезнуть от того, что террорист, в голову которого запихали ком туалетной бумаги с прописями ненависти, взорвется в метро. Паника от исчезновения дна под ногами, не какого-то там метафизического дна Сведенборга и Кафки, а совершенно реальной гранитной плиты, на которой стоит твой дом.

Потому что если такая мощная, продвинутая страна, как Япония, может закачаться как хрупкая доска на глубокой воде, то чего стоят наша технологическая похвальба, наше упоение прогрессом, наше самолюбование промышленной мощью? Если умная, предусмотрительная страна Япония, вся увешанная сейсмодатчиками и уставленная станциями предупреждения, не способна заметить приближающуюся к себе смерть, то чего тогда стоит важное достоинство ученых и веселый гонор инженеров?

Многие люди сейчас — не важно, где они живут, в Англии или России, Америке или Индии, — испытывают чувство тревоги. Это тревога не перед будущим, а перед настоящим, в котором все вокруг вдруг стало ненадежно.

Ненадежно государство, которое тебя пять раз обманет, шесть раз умучит и девять раз провозгласит на твоей могиле правильные слова.

Ненадежен работодатель, который из-за прибыли в сорок пять рублей выгонит на улицу сорок пять человек и гордо провозгласит: «Курс на модернизацию экономики!»

Ненадежна так называемая элита — хорошо кушающие политики с мигалками и лоснящиеся от самодовольства деятели якобы культуры. Все они, гуртом, перебивая друг друга, так много говорят о любви к нам, что у слушателя и зрителя возникает смутное ощущение того, что в этот момент его обворовывают по полной программе.

А телевизор опять бредит. В нем является проникновенный проповедник с мятым лицом и тьмой в глазах и говорит нам о том, что человечество постигла Божья кара.

Две тысячи человек, в одну минуту захлебнувшихся в грязной воде цунами, это Божья кара. Четырехмесячная девочка, в тельце которой всаживают нож, это тоже Божья кара. Обвалившиеся мосты, рухнувшие дома, вырезанное племя хуту, упавший польский самолет, взорвавшийся российский аэропорт и так далее, и тому подобное, и все дальше и больше, и так без конца, и вся эта бесконечная череда искаженных последней смертной мукой лиц, и перерезанных глоток, и развороченных животов, и обуглившихся тел, и разлагающихся от радиации живых человеческих клеток — все это Божья кара.

Я не понимаю такого Бога. Схватить японские острова и в ярости трясти их так, что атомные станции перекашиваются и воспламеняются, — так поступает Бог всеблагой и милосердный? А как-то проще вразумить нас ты не можешь, Господи? Не убивая нас тысячами?

Людям в такой ситуации не выходит опереться на государство, науку, бизнес. Людям остается только опираться на других людей. Людям остается только думать друг о друге, помогать друг другу, молиться друг о друге. Все это слабые, хрупкие, эфемерные вещи, и могут ли они погасить пожар в реакторе, остановить тектонические сдвиги, утихомирить разбушевавшегося Бога? Это я не знаю, и никто не знает. Может быть, могут, может быть, мы еще не знаем подлинной силы человеческого сочувствия, которое начинает действовать в тот момент, когда границы, государства и прочие разделяющие вещи являют нам свою полную смысловую пустоту.

У «Новой газеты» на Фейсбуке вчера вечером было 18 255 друзей. Это много для СМИ – второй показатель в Рунете. Это ничтожно малая доля от всех нас, живущих в России. Это очень малая часть от тех миллионов, которые выходят в Интернет. Это крошечная часть от людей всей Земли, которые так удивительно и непреодолимо не похожи друг на друга в своих шляпах, тюрбанах, ермолках и ушанках. И среди этой малой части планеты, среди этих людей, объединенных тем, что они всего-навсего читают одну газету, нашлись и продолжают находиться такие, которые в знак сочувствия и солидарности к узкоглазым, очень непохожим на нас, странным и чужим людям меняют свою аватарку на красное солнышко на белом фоне.

Одна моя добрая знакомая месяцами не появляется на Фейсбуке. Тут вдруг вышла на три минуты, написала: «God save Japan...» и снова исчезла. В многоточии сомнение. Захочет ли? Сможет ли?

В дни, когда японские острова, однажды уже подвергнувшиеся ядерному удару, снова живут в преддверии Апокалипсиса — красное солнце на белом небе это больше не флаг Японии. Это флаг человечества.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera