Сюжеты

В гостях у $kazki

Зачем кинематографисты дружными рядами рванули в широко распахнутые объятия фольклора?

Этот материал вышел в № 29 от 21 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

 

Темы для заметок нередко преподносит сама «киножизнь». Вот давеча мой день начался неправдоподобно, то есть сказкой, ею же и завершился. Утром был показ для прессы фильма «Самка» — своеобразной интерпретации старинного сюжета про «Аленький...

Темы для заметок нередко преподносит сама «киножизнь». Вот давеча мой день начался неправдоподобно, то есть сказкой, ею же и завершился. Утром был показ для прессы фильма «Самка» — своеобразной интерпретации старинного сюжета про «Аленький цветочек». Снял «Самку» анфан террибль и любимец кинотусовки Григорий Константинопольский (автор нашумевших в 90-е «8 1/2  долларов», недавней психоделической «Кошечки» и не вышедшей на экраны ленты «В гостях у $kazki»). А вечером в «Пушкинском» была премьера «Красной Шапочки» Кэтрин Хардвик, прославившейся «Сумерками», пробившими сердца юных дев всего мира. В общем, как поется в песне из знаменитой киносказки «31 июня», с головой погружаемся в «сказочный мир, не сравнимый ни с чем, где каждый дом с детства знаком…»

Сказка на завтрак… плутовская

Фильм «Самка» начинается с сенсационного репортажа журналистки «Южноуральских новостей» о снежном человеке, которого поймали охотники. Заросший шерстью огромный дядька бьется в клетке и ласково-зазывно смотрит на прехорошенькую журналистку. В общем, чистая дурь. Дальше — больше. Снежный человек (выяснится, что звать его Ваня) клетку сломает, тележурналистку Ларису Григорьевну Дебомонову (Екатерина Вилкова) похитит. И давай ее по тайге мытарить, галлюциногенными грибками подкармливать. Открывать, так сказать, нереальную действительность, до боли похожую на наше повседневное «очевидное-невероятное».

А чему удивляться? Снежным людям? Или зверским браконьерам, их отстреливающим? Или ментам, готовым погубить и снежного человека, и браконьеров, и Ларису Григорьевну Дебомонову? Или мамонтам, дружно бредущим вдоль линии горизонта? А ничему мы не удивляемся «в нашей юной прекрасной стране». Даже без всяких грибов-психоделиков ощущаем повсеместное «измененное сознание». И когда добродушный снежный чудо-человек развешивает ментов по деревьям, а сам гоняет по бескрайним льдам на внедорожнике с мегафоном: «Уступите дорогу машине со спецсигналом!» (в этом отдельном «черноюморном» номере сказался богатый опыт Константинопольского — клипмейстера). Ваня, чудище, на лицо ужасное — настоящий герой плутовской сказки: отличающийся недюжинной силой «искренний обманщик». И лет ему не 9, а 39. И не холост он, а женат на волосатой гигантше Жанне (Кристина Бабушкина), сильно косящей под Нонну Мордюкову в фильме «Женитьба Бальзаминова». Впрочем, рода Ваня неплохого, среди его предков сам Иван Сергеевич Тургенев. История встречи писателя с бабушкой Вани — отдельный скетч «кинопрограммы» под названием «Самка».

Конечно, Константинопольский стебается, с почти тарантиновским хулиганством и показушной беспринципностью смешивает на экране мотивы разных фильмов от «Ведьмы из Блэр…» и «Кинг-Конга» до «Морозко» и рязановского «Человека ниоткуда», вставляет музыкальные хиты из советских фильмов и мотивы из знаменитых вестернов. В том числе песню из знаменитой киносказки «31 июня» про «сказочный мир… мир без любимого».

В подзаголовке «Аленького цветочка» Аксаков указал: «Сказка ключницы Пелагеи». Вот бы старуха Пелагея изумилась, увидев иронические выкрутасы Константинопольского, для которого нет буквально ничего святого в описании дремучего «края родного, навек любимого». Конечно, в большой степени эта насмешливая виньетка, хотя искусственно и приращенная на древо национального культурного мифа, — капустник (фильм с микробюджетом порой напоминает домашнее видео или опыты наших кинопараллельщиков, хоть и снимал его мастер высочайшего класса, тонкач Юрий Клименко). Но ничего зазорного в капустничестве нет. Вон и актеры Художественного театра охотно устраивали театрализованные потешные действа, сам Станиславский не чурался пародировать циркового шпрехшталмейстера. Особым шиком считалось, когда актер преображался на капустнике до неузнаваемости. Имя актера, натурально влезшего в шкуру благодушно-кровожадного снежного человека, с удивлением узнаешь только на титрах: это Александр Стриженов, с чем его и поздравляю.

Зачем кинематографисты дружными рядами рванули в широко распахнутые объятия фольклора? Дабы нас развлечь? Конечно. А могли бы вооружиться задачей и посложнее: понять-осмыслить представления народа, «хранителя национальных традиций». Нынешние представления, похоже, все дальше уплывают в никуда от берега «национальных традиций». Оттого и их «освоение» становится еще более актуальным. Даже красавица Лариса Григорьевна Дебомонова подумает-подумает да и откажется от сенсационного телерепортажа про чудо-юдо, и выберет для совместного проживания не своих сородичей людей (на практике чистых нелюдей), а мохнатых двуногих, внутри себя еще отчасти человечных. Жаль, адресок не оставила.

Сказка на ночь… очень страшная

Кстати, сказку про «Аленький цветочек» ключница Пелагея рассказала захворавшему мальчику Сереже Аксакову примерно в конце XVIII века, знаменитая хрестоматия Жанны-Мари Ле Пренс де Бомон уже давно гуляла по Европе. Была в ней и назидательная история про исцеляющую силу любви и обретение возлюбленного ценой испытаний — «Красавица и Чудовище» — родная сестра нашего «Аленького цветочка». А блуждающий сюжет про аленькую, то есть «Красную Шапочку», вообще был распространен со Средних веков и пугал детей на ночь без всякой ключницы. На мой вкус, страшнее сказки нет. В фольклорном оригинале Волк, обогнавший девочку, пробирается в бабушкин дом, убивает старушку и готовит из нее «кушанье». И девочка бабушку «уплетает», хотя кошка все время пытается ее предостеречь. Потом маленькая глупая обжора ляжет в кровать рядом с «бабушкой» и начнет разглядывать ее непомерно большие уши, плечи, зубы. Понятно, что Волчара ее съест «на десерт»… за недогадливость.

Такой сюжет не может не привлечь (и регулярно привлекает) создателей «очень страшных» сказок…

«Красная Шапочка» вдохновляла кинорежиссеров на протяжении всего существования кинематографа. В том числе и российских. Правда, соотечественники находили в «блуждающем» сюжете вдохновение для создания собственных музыкальных киносказок. Так поступил Леонид Нечаев, сняв детский мюзикл на музыку Рыбникова. Гарри Бардин безоглядно «перестроично» переиначил сюжет и отправил пластилиновую «Шапочку» вместе с девочкой по шпалам к бабушке в Париж («Серый Волк энд Красная Шапочка»). Фильм олицетворял эйфорию от открывшихся вместе с крушением «Стены» возможностей. И Красная Шапочка напропалую, сквозь горы и реки перлась в заветную и во многом разочаровавшую страну ZAGRANICA.

Фэнтези-триллер Кэтрин Хардвик в чем-то напоминает фильм Нила Джордана «В компании волков». Джордан убеждал, что юным леди не стоит связываться с «опасными красавцами», особенно если у них над переносицей сросшиеся брови. «Красная Шапочка» Хардвик (сценарий Дейвида Лесли Джонсона) — микст из мотивов множества лент про оборотней с ее же страшно популярными «сумеречными» романтическими историями про любовь простых девушек и вампиров. Снова любовный треугольник. Правда, вместо очевидного вампира «неочевидный» Оборотень, пожирающий жителей деревеньки. Главная интрига по замыслу авторов заключена в рецептах Пристли и Хэйра — вынудить зрителя-читателя подозревать всех. У кинематографистов для этого море возможностей. Блеснул у бабушки глаз не по-доброму, ухо как-то особенно вытянулось под тяжестью сережки, барабаны шарахнули, зритель в бабушке видит: точно «волчица». И так… по кругу «просматриваем» милых «односельчан», родственников и двух поклонников юной Валери, блуждающей по бессмысленной истории в алой мантии. В роли Валери — Аманда Сейфред, на протяжении всего фильма она таращит водянистые глаза, от страха и маниакального подозрения постоянно заплаканные. Сам же Волчий нелюдь, благодаря компьютеру, смотрится куклой непомерно больших размеров, сбежавшей из театра Карабаса-Барабаса. Кто же на самом деле является «оборотнем», я вам не скажу. Вдруг некоему зрителю-мазохисту на собственной, так сказать, шкуре захочется испытать мучения юной залитой слезами леди, пристально всматривающейся в очи сородичей и отчетливо видящей в них стальной волчий блеск. Идея, прямо скажем, актуальная, с воплощением, увы, проблемы.

Сказка, безусловно — начальная формула, недаром Пропп сложил метасхему сказки, набор архетипических ролей ее героев. От современного автора зависит: наполнится ли архаический анекдот воздухом времени, обнаружится ли на архетипическом «скелете» живая кожа, осмыслятся ли вековые традиции? И в этом трудном деле автору никакой Конек-Горбунок не поможет…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera