Сюжеты

Ты должен сказать собаке: «Здравствуйте, разрешите пройти?»

Учреждение ИЗ-55/3 — проект федеральных силовиков, готовый к распространению по территории всей страны

Этот материал вышел в № 30 от 23 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

Допустимое выражение В ноябре 2010 года в Омске был вынесен неожиданный судебный вердикт по гражданскому иску. Его подавали в Октябрьский районный суд начальник ИЗ-55/3 (в народе — СИ-3) полковник Алексей Шмальц и замначальника майор...

Допустимое выражение

В ноябре 2010 года в Омске был вынесен неожиданный судебный вердикт по гражданскому иску. Его подавали в Октябрьский районный суд начальник ИЗ-55/3 (в народе — СИ-3) полковник Алексей Шмальц и замначальника майор Александр Линник. Они требовали опровергнуть размещенное на сайте YouTube видеообращение предпринимателя Александра Курмилева к народу РФ, в котором возглавляемое ими учреждение было названо «омским Освенцимом, в котором процветают пытки, насилие над людьми».

Моральный ущерб, причиненный распространением этих сведений, истцы оценили в 300 тысяч рублей каждый и просили также взыскать с Курмилева 200 тысяч рублей в пользу оскорбленного тюремного заведения.

Выступление Курмилева в интернете сопровождалось просьбой откликнуться всех бывших и нынешних «узников» этого изолятора. По указанному телефону позвонили более 30 человек — от Тулы до Сахалина. Четверо, живущие в Омске, согласились выступить на суде в качестве свидетелей.

По ходатайству стороны ответчика в облпрокуратуре были запрошены жалобы заключенных следственного изолятора № 3 на администрацию и режим в течение последнего года. Их оказалось 24.

Из заявлений Виктора Ануфриева, проходившего этапом через СИ-3, и Александра Яблонского, содержавшегося там в качестве подозреваемого:

«Заключенные передвигаются по территории СИЗО, сгибая туловище под углом 90 градусов. Руки при этом должны быть сложены за спину и вывернуты так, чтобы видно было ладони. Тех, кто недостаточно наклонен, бьют по загривку или спине — от этого удара отнимаются ноги» (Яблонский).

«Подъем — в 5 утра. Проснувшись, заключенные поют гимн России. Его нужно орать во все горло. Кто недостаточно громко орет — тех наказывают: вставляют ключи между пальцами, зажимают их и говорят: «Прибавь звук» (Яблонский).

«Физическое насилие начинается с приема этапа. Нас всех проволокли через гаражный бокс — избили очень сильно» (Ануфриев).

«Тех, кого не удается сломать в гараже, истязают дальше. Подвешивают на «дыбе». Пытают электричеством: к телу подсоединяют провода и подают ток, вращая рукоятку аппарата. Могут подцепить «крокодильчики» к половым органам: «Сейчас дадим разряд». Такую пытку никто не выдержит: люди подписывают любые бумаги» (Ануфриев).

Суд в итоге постановил: взыскать с ответчика в качестве компенсации морального вреда в пользу А.А. Шмальца 2 тысячи рублей, А.А. Линника (его в своем выступлении Курмилев назвал палачом) — 2 тысячи рублей и в пользу ИЗ-55/3 — 2 тысячи рублей. В остальной части исковых требований — отказать. То есть суд счел вполне допустимым и не требующим опровержения примененное к данному учреждению выражение «омский Освенцим».

Организатор «перелома»

СИ-3 — пересыльная тюрьма (где содержатся в том числе и подследственные), расположена на территории исправительной колонии № 9. Тюрьма в тюрьме. В уголовно-арестантской среде известна как «переломная». Ее также называют лагерем смерти.

Образована пересылка в 2005 году, но грозную славу в местах не столь отдаленных обрела позже — с приходом на должность начальника ГУ ФСИН по Омской области Николая Папичева. До того он был первым замом начальника управления исполнения наказаний Москвы. А родом — из Волгограда, куда и вернулся после ухода на пенсию. В июне 2010 года Папичев был убит неустановленными лицами на территории горбольницы № 12, где 61-летний отставной генерал проходил плановое обследование. Заказной характер убийства (5 выстрелов из пистолета Макарова, в том числе контрольный в голову) у следствия не вызывает сомнений. Мотивы преступления, по мнению следователей, связаны с последним периодом службы убитого (2006—2009 годы), когда он возглавлял Омское управление. Одна из основных версий — месть.

В истории пенитенциарной системы Николай Папичев наверняка останется как создатель исправительного учреждения нового типа. Новизна в том, что ко всем его обитателям, включая и тех, чья вина еще не доказана, применяется режим содержания, установленный в тюрьмах для пожизненно осужденных. В СИ-3 авторитетны только люди в погонах. Их задача — нагнуть (и не только в прямом, но главное — в переносном смысле) всех непокорных. И при Папичеве, и после его ухода эта задача решалась успешно.

Убиты по понятиям

Летом прошлого года ряд интернет-изданий, в частности «Руспрес», сообщили о том, что в Омске сломан очередной вор в законе: «Омский главк ФСИН подтвердил репутацию передовика в деле разложения воровских авторитетов». Только за последние годы в местных исправительных учреждениях сложили свои короны такие известные воры в законе, как Юра Кореец, Гоча Сухумский, Кривуля. За ними последовал 32-летний Александр Хлынов, известный в криминальных кругах по кличке Белый или Фигура. Обнаружились заявления, написанные осужденным Хлыновым на имя начальника ИК-9, в которых он полностью отказывается от поддержания «воровских традиций» и просит принять его в лагерную СДП (секцию дисциплины и порядка). Хотя такого рода заявление — документ конфиденциальный, оно попало каким-то образом в Сеть и широко по ней разошлось.

Через 3 дня после выхода на свободу Хлынова, оправданного Верховным судом РФ, нашли убитым тремя выстрелами в голову. Предположительно он был лишен жизни по приговору бывших соратников за предательство. Мотив убийства Папичева, по главной версии следствия, — месть за «сломанные судьбы» Белого и других уголовных авторитетов.

Успешные испытания

Николай Сенин, бывший директор и со-владелец единственного в городе Дома мод, в СИ-3 пробыл по обвинению в недоплате налогов без малого год. Освободившись в январе 2010-го, организовал движение содействия правовому сознанию «Закон и порядок».

Его заинтересовал вопрос, зачем надо было строить следственный изолятор на 300 с лишним мест? По данным Сенина, средняя по стране численность заключенных в таких изоляторах — почти в 10 раз больше. Ему довелось сидеть в одной камере с людьми известными, в том числе в кругах политических (фамилии просил не упоминать). Они тоже задавались вопросом: кому и зачем это нужно?

Сведения из достоверных источников, говорит он, совпали с логическими заключениями: СИ-3 — испытательный полигон новых технологий в пенитенциарной системе, и, возможно, не только в ней. «Не знаю, причастно ли к этому проекту руководство страны, но точно могу сказать, что разрабатывался он первыми лицами Федеральной службы исполнения наказаний. В то время ее возглавлял г-н Калинин». Примерно в одно и то же время подобные тюрьмы появились еще в трех регионах страны — в Иркутской области (село Плишкино), Челябинской области (город Копейск) и в Харпе (под Салехардом). Во всех, кроме Копейска, где в 2008 году случился бунт, в ходе которого погибли четверо заключенных, эксперимент удался вполне.

Тип человека без достоинства

— Цель, декларируемая тюремной администрацией, — борьба с уголовными традициями. Это — их «фишка», — рассказывает Николай Сенин. — СИ-3 — идеальная «красная» тюрьма, в системе ФСИН считается образцово-показательной. Но искоренение воровских понятий — лишь одна из частных задач. Есть и более глобальная — воспитание человека «нового типа», беспрекословного раба системы. Попадая сюда, ты должен забыть о чувстве собственного достоинства, твоими действиями движет одно чувство — страх. Страх наказания или избиения.

Из показаний Виктора Ануфриева: «Там человека превращают в зомби, в бессмысленное существо. Стоишь перед охранником согнутым, потупив взгляд, и орешь правила поведения осужденного. Их надо выучить за два дня, одна запинка — бьют по затылку…»

— Наказать могут за любую провинность, — продолжает Сенин. — Например, за то, что неровно заправлена кровать. Запрещено садиться на кровать до отбоя. За тобой идет постоянное наблюдение, даже ночью — свет в камерах не выключается. Для меня это мука была — спать при свете. Охранник обязан каждые 5 минут заглядывать в глазок: если кто-то «нарушает режим», он докладывает об этом начальству. Заключенный не должен оставаться наедине с собой, со своими мыслями. Поэтому там целыми днями и по ночам играет музыка, одна и та же — «Шарманка» в исполнении Николая Баскова. Вы представьте: я слушал это непрерывно почти год. В СИ-3 сидят «этапники» из разных регионов страны — Баскову опасно ходить по улицам российских городов без охраны.

Вся система в этом СИЗО, полагает Сенин, работает на психологический слом, и заключенные с хрупкой психикой реально теряют здесь рассудок, таких случаев, по его словам, было немало: «Люди сходили с ума у меня глазах».

Еще широко практикуется принцип коллективной вины — за «проступок» одного заключенного наказывают всю камеру. Наказание — приседание со свернутыми матрасами на спине (в них заворачиваются все постельные принадлежности) или хождение с ними же по коридору гуськом — до упаду.

Показания свидетелей дополняют рассказы людей, с которыми мне удалось встретиться. Они прошли через «омский Освенцим» в разное время — с 2006 по 2010 год. Виталий Амелин, Станислав Бложко, Константин Дубонос, Евгений Майоров говорили о нечеловеческом унижении с первых часов пребывания в СИ-3, где заключенный должен выказывать нижайшее уважение не только охраннику, но и его собаке: «Когда бежишь по коридору, надо суметь проскочить между стеной и собакой, чтобы она тебя не укусила. Там расстояние 30 сантиметров. При этом ты должен сказать собаке: «Здравствуйте» и попросить ее: «Разрешите пройти».

Показательные методы

Моим собеседникам предлагали вступить в секцию дисциплины и порядка (СДП). За отказ сильно бьют, если побои «не убеждают», подвергают пыткам.

Евгений Майоров, предприниматель: «По прибытии в СИ-3, это было 15 октября 2009 года, меня избивали все сотрудники, которые находились в комнате. Потом в душе первого этажа вывернули назад руки, надели наручники и подвесили к решетке. Чтобы усилить боль, тянули за ноги. Через некоторое время я потерял сознание».

Станислав Бложко: «Меня заставляли писать заявление о том, что я отказываюсь от воровских традиций. Тем, кто отказывался это писать, наматывали на руки тряпки, чтобы не оставалось следов, надевали наручники и подвешивали на дыбу… Потом меня вызвали в отдел безопасности — начали бить деревянными киянками».

Константин Дубонос, предприниматель: «Поставили на колени — стали объяснять правила поведения. Сзади стоял охранник — бил ладонью по голове. Когда я был почти уже без сознания, сунули в руку мокрую тряпку. В комнате были 7 работников ФСИН и хозбанда — в качестве свидетелей «отречения от понятий». Меня с тряпкой снимали на видео. Так делают со многими, кто отказывается с ними сотрудничать. Это видео по интернету или скайпу передают в ту зону, куда заключенный направляется из СИЗО».

Виталий Амелин: «Тех, кто отказывался вступать в СДП, могли подвешивать за ноги. Меня били почти каждый день».

Те же методы «перевоспитания» описаны и в заявлениях, поданных в областную прокуратуру.

Из жалобы заключенного Р.Р. Губанова: «С первых минут пребывания в СИ-3 меня стали избивать за то, что я отвечал «нет» вместо требования отвечать «никак нет»; «да» — вместо «так точно». Били резиновыми палками… Затем меня привели в кабинет начальника СИ-3 и там стали бить, ставя на растяжку».

Из заявления заключенного Ю.А. Килибабина (этапирован через СИ-3 в Республику Казахстан): «На территории указанного заведения происходят вещи, не укладывающиеся в сознание здорового человека. Меня держали в душевой комнате больше часа полностью обнаженного при минусовой температуре. К телу подключались провода полевого телефона и пропускался электрический ток вращением рукоятки аппарата».

Из жалобы осужденного М.М. Маджидова: «В СИ-3 меня подвергли избиению и разным пыткам: в частности, надели на голову противогаз, подвесили в наручниках к решетке — висел на протяжении 2 часов. В течение 3 часов находился в холодном дворике, при этом на мне не было никакой одежды… Когда меня перестали избивать, сотрудник безопасности подошел ко мне и в задний проход протолкнул дубинку, тем самым предупреждая меня, что сейчас они меня изнасилуют».

По всем жалобам и заявлениям прокуратура вынесла постановления об отказе в возбуждении уголовных дел: «Опрошенные в ходе проверки сотрудники следственного изолятора № 3 данные факты не подтвердили».

P.S. Не сомневаемся, что директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер искренне желает реформировать это ведомство. Надеемся, публикация в «Новой» поможет ему в его добрых намерениях. Оказать информационную поддержку руководителю ФСИН готов и председатель движения «Закон и порядок» Николай Сенин, который называет учреждение ИЗ-55/3 «реинкарнацией ГУЛАГа».

P.P.S. Редакция направила господину Реймеру запрос с просьбой прокомментировать ситуацию, сложившуюся в омском изоляторе.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera