Сюжеты

Чем красна изба?

<span class=anounce_title2a>Стенка на стенку</span>

Этот материал вышел в № 30 от 23 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Экономика

По каким причинам люди решают строить собственный дом? Самый простой ответ очевиден: дача — вековая традиция для русского человека. Однако сегодня среди тех, кто решается на загородное строительство, преобладают уже совсем не дачники, а,...

По каким причинам люди решают строить собственный дом? Самый простой ответ очевиден: дача — вековая традиция для русского человека.

Однако сегодня среди тех, кто решается на загородное строительство, преобладают уже совсем не дачники, а, напротив, те, для кого частный дом — основное место жительства. Мегаполисы разрастаются, инфраструктура «пригородов» стремительно развивается. К тому же сегодня из ближайших спутников Москвы — из Подольска, скажем, — люди до центра города добираются подчас быстрее, чем, к примеру, жители исконной московской улицы Полярной.

Оттого заинтересованную в квартирном вопросе публику все больше волнует уже не стоимость столичного метра — а технологии личного домового строительства.

Типичные представления городского жителя в этом деле отсылают его к стереотипам многовековой давности. Если собственный дом — то непременно рубленый. На крайний случай — кирпичный. Приземляет фантазеров не столько стоимость таких «традиционных» проектов. Приземляют реалии: время нынче тоже дорого стоит. А вы готовы ждать 14 месяцев, которые по традиционной технологии должен выждать сруб, прежде чем в нем прорубят окна?

Так мы открываем для себя другие технологии, по которым десятки лет строят свои жилища европейцы и американцы.

Сегодня мы попробуем сравнить самые популярные для средней полосы России типы личного домового строительства: дом из бруса, каркасный и модульный дома. Люди, строившие свои жилища по различным технологиям, расскажут, сколько им это стоило, сколько заняло времени и с какими сложностями они столкнулись в процессе.

Андрей, менеджер фармкомпании

Строил дом из бруса

У нас старая дача: 60 километров от Москвы по Ярославскому шоссе, в Хотьково. Наши 12 соток получил еще мой прадед; он же стал первым председателем садового товарищества в 1953 году. Мама до сих пор хранит самую первую садовую книжку, оформленную еще на прадеда. И в ней прямо записано, что член садового товарищества имеет право «в соответствии с утвержденным проектом возводить на предоставленном ему участке домик летнего типа в установленном размере», однако обязан даже в этом вопросе «соблюдать правила социалистического общежития».

В нашем «Якоре», согласно «правилам социалистического общежития», было решено строить всем одноэтажные дома, коньком крыши ориентированные на восток, притом крыльцо непременно должно было находиться с левой стороны. И эти скромные, одноликие, выстроенные в ряд садовые домики дожили в массе своей до 80-х годов — я их еще помню.

Теперь все ограничения сняты — строй что хочешь, только чтобы соседям не мешало. Четыре года назад мы, посовещавшись всей семьей, тоже решили строиться — старый дом нас всех уже не вмещал.

Для начала надо было определиться, из чего мы будем строиться. Рассматривали всего два варианта: кирпич или брус. Еще даже до непосредственного проектирования, лишь по предварительным прикидкам, мы поняли, что кирпич финансово не потянем, сколь скромный проект мы бы ни выбрали. (A хотелось все же не самый скромный.)

Сыграло свою роль и бабушкино лобби: она настаивала, что если строить будем из дерева, то ее брат Михаил сможет на нашем проекте выступить прорабом. Мол, он уже себе такой дом однажды строил, все нюансы знает. Тот факт, что дед строил свой дом 30 лет назад, при активнейшем участии советской власти, в качестве аргумента не сработал. Брат знал традиционный русский способ скрепления бревен «ласточкин хвост» — и это был решающий фактор.

Короче, ближе к осени 2007 года решено было строиться из бруса. Мой приятель-архитектор изобрел для нас на бумаге двухэтажный домик 8х8, с кухней и гостиной на первом этаже и тремя маленькими спальнями на втором. Приблизительно мы подсчитали, что новый дом нам обойдется в 1,6 миллиона рублей. Что на первый взгляд показалось, конечно, кромешной суммой, однако мы вознамерились брать кредит.

До дождей нам предстояло заложить фундамент. У нас песчаная почва, которая по весне не удерживает воду. Поэтому фундамент мы строили ленточный, не заглубленный, на песчано-гравийной подушке. Построили опалубку на ленту шириной 40 сантиметров и заказали бетономешалку. Здесь мы, конечно, просчитались.

Дело в том, что новый дом мы строим в самой глубине участка, и тяжеленной машине с бетоном предстояло проехать метров 50 по бывшим грядкам. А ведь эти самые грядки все предыдущие 60 лет перекапывали и рыхлили дважды в год. Короче, машина застряла сразу у ворот, там, где еще год назад колосился укроп. Было решено машину разгружать на месте — хотя все понимали, что бетон, будучи выгруженным, долго не проживет. Надо было стремительно в ведрах и тачках перетаскать весь бетон к месту назначения.

Я привлек соседа Геру, его сына Антона — они пришли без лишних разговоров, помня, видимо, что в позапрошлом году в основном силами моей семьи мы отстояли их дом от пожара. Также подтянулись другие соседи — пенсионеры Кленовы и Галька-Худоба, с которой моя бабушка состоит в вечной конфронтации. Вместе мы управились за 5 часов.

Весь фундамент нам обошелся в 270 тысяч рублей плюс конфеты для соседей.

К декабрю мы взялись за коробку. Это брат моей бабули Михаил мне рекомендовал — зимний лес суше летнего, хотя, разумеется, и в нем достаточно влаги. Можно брать брус уже сушеным, но это существенно удорожает его себестоимость — может, и наполовину (технология сушки предполагает большие энергозатраты).

Было закуплено 40 кубов бруса 15х15 — столько, сколько нам насчитала подрядная организация. (На сбор коробки мы наняли небольшую строительную компанию, принадлежащую Барсукову, нашему соседу по садовому товариществу.)

Работники подрядной организации ставили коробку около трех месяцев, уделав до неузнаваемости наш гостевой домик, в котором они все это время проживали. Вдобавок ко всему, заехав как-то среди недели без предупреждения на объект, я нос к носу столкнулся с КамАЗом, который был под завязку гружен моим брусом 15х15. Барсуков потом долго объяснял, что еще месяц назад бруса не хватало и он сам был вынужден его докупать. Но я не поверил в его благотворительность, и мы расстались, едва подведя коробку под черновую рубероидную крышу.

Этот этап работы стоил мне 670 тысяч рублей плюс затраты на капремонт гостевого домика. При этом я не знаю, сколько я потерял на филантропии Барсукова.

К слову, дед, который грозился быть прорабом на объекте до того самого момента, пока не будет забит последний гвоздь, на стройплощадке за всю зиму так ни разу и не появился: разбил ревматизм. Зато по весне разнес в пух и прах всю работу строителей, признав, что ни единый угол в доме не был собран по исконной русской технологии «ласточкин хвост». «A так, как они сложили, — и первоклассник сумел бы», — подытожил дед.

И была, наверное, в его словах какая-то сермяга, потому что спустя два года, потратив 36 тысяч рублей и месяц времени, мы вынуждены были делать стяжку рассохшихся бревен.

Но в то первое лето, когда дом появился на нашем участке, мы из оставшихся и занятых у друзей денег успели сделать многое: во-первых, покрыли крышу хорошей металлочерепицей. Крыша наша утеплена минеральной ватой Isovol (100 мм) — по сэндвич-технологии с гидро- и пароизоляцией. Материалы стоили нам 160 тысяч рублей, работа еще 85 тысяч. Еще 33 тысячи стоили водосточные сливы, но это уже мелочи и изыски.

Во-вторых, мы обработали дом антисептиком: в 11 тысяч обошлось средство для огнебиозащиты, красили сами.

В-третьих, санитарное оборудование. Непосредственно устройство канализации обошлось в 51 тысячу рублей (не считая двух разбитых колец для колодца).

В-четвертых, ступени и отмостка вокруг дома — это еще 20 тысяч.

За зиму мы осилили просто сумасшедшее: мы смонтировали систему отопления — газовый котел и чугунные радиаторы по всему дому. Это удорожило наш проект еще на 410 тысяч рублей. Ну и камин, приточно-вытяжные и вентиляционные системы — еще плюс 200 тысяч.

На этом наши работы остановились: к 2009 году до России докатился мировой финансовый кризис.

Деньги на строительство были исчерпаны, a кредиты банки предлагали под колоссальный процент. Так что вплоть до лета 2010 года мы так ничего, кроме той самой стяжки бревен, и не сделали. Зато, когда кризис поутих, мы, снова собравшись деньгами, установили окна — пластиковые, двухкамерные — 190 тысяч рублей с работой. Тяжелая железная входная дверь стоила еще 15 тысяч. Также мы закупили утеплитель на весь дом — еще 40 тысяч рублей.

Итого на данный момент мы с семьей вложили в дом более 2 миллионов рублей и четыре года жизни. По моим предварительным подсчетам, чтобы нам худо-бедно отделать дом внутри этим летом, нам понадобится еще тысяч 800. На электрооборудование я закладываю еще сотню. O внешней отделке я пока не задумывался.

Дмитрий, госслужащий

Строил каркасный дом

Мы с женой, вообще говоря, не дачные жители. Несколько раз за лето выбираемся на природу на шашлыки, дочку возим к бабушке на пару недель — и все.

Задуматься o жилье за МКАД нас заставили обстоятельства. Мы давние очередники, у нас в московской квартире на 43 кв. метрах прописано 9 человек. И вроде бы наша очередь уже подходит, как вдруг выясняется, что очередников из нашего района расселяют уже за пределы Москвы — едва ли не в Чехов. Это 50 километров от МКАД. A у нас меж тем собственный участок 5 соток под Климовском (18 км от МКАД), по той же дороге. И этот участок, получается, ближе к Москве, чем новая квартира, которая нам вроде бы светит. 20 минут до ближайшего метро на автобусе, полчаса до Курского вокзала на электричке. И вот мы решили сами построиться на своей земле, a квартиру, когда ее нам дадут, продать.

Сразу скажу: для нас были принципиально важны два критерия. Во-первых, мы рассчитывали на относительно небольшую стоимость проекта, a во-вторых, нам надо было его закончить быстро.

Мы решили обратиться в специализированную фирму, чтобы они сами все нам подсчитали и предложили. Нам в почтовый ящик постоянно забрасывают красочные буклеты про загородные дома, так что мы легко определились, к кому обратимся. Выбрали самый яркий буклет, в нем обвели кружком домик за 1,5 миллиона. Общая площадь — примерно 120 квадратов. На первом этаже — кухня, гостиная и санузел, на втором — пара спален. Нас все устроило, к тому же девушка по телефону уверила нас, что к концу лета мы уж точно въедем в наше новое жилье.

В офисе, когда мы стали рассчитывать смету, нас никто не обманывал, нам сразу сказали, что дом будет стоить существенно дороже изначально заявленных 1,5 миллиона.

— В буклете указана стоимость базовой комплектации, — сообщил нам специалист, средних лет такой дяденька, по всей видимости, сведущий в таких вопросах. — A эта комплектация предусматривает что? Каркас, минеральная вата, вагонка с одной стороны, вагонка с другой — и все. A у вас ребенок, да и зимы у нас — сами знаете. Так что я бы вам рекомендовал и утеплитель взять посолиднее, и ветро-, парозащиту обеспечить. Хорошо бы стены еще фанерой или ОСП обить.

Про ветро-, парозащиту я ничего не понимаю, так же как про ОСП и фанеру. Но я хорошо понимаю, что у меня ребенок и что зимы у нас суровые. В итоге мы включили в смету расходы, необходимые для того, чтобы нам поставили не летний шалаш, a нормальный дом, в котором можно будет жить круглый год. Это удорожило проект примерно на 400 тысяч рублей. Мы расстроились, но решили, что строить так уж строить. По счастью, когда вместе с прорабом мы поехали на участок размечать границы будущего строительства, сосед Антон Владимирович, сам недавно отстроившийся, был дома. Он принял в процессе самое живое участие и с ходу сказал, что с учетом нашей глинистой почвы фундамент нужно делать поосновательнее, чем тот, что нам предложили, — из сборных блоков. Мелкозаглубленный армированный монолитный фундамент стоил дороже на 70 тысяч.

Также сосед рекомендовал нам обеспечить нормальную звукоизоляцию межкомнатных стен, проложив их утеплителем и обшив дополнительно гипсокартоном. В начальном проекте это не было предусмотрено.

Еще он посоветовал положить на пол слой утеплителя потолще — 200 мм вместо 100; утеплить и обшить фанерой потолок. Все это удорожило изначально демократичный проект еще примерно на 100 тысяч.

Через полтора месяца были готовы и фундамент, и коробка дома. Настало время крыть крышу. И тут я сделал для себя неприятное открытие (прописанное, впрочем, в договоре, и даже, кажется, когда мы оформляли документы, специалист в офисе обращал на эту деталь мое внимание). Оказалось, что наша крыша будет крыта простой оцинкованной жестью. И будет пронзительно звенеть от каждой дождевой капли. Вопрос, чтобы покрыть крышу мягкой черепицей, стоил нам еще около 190 тысяч рублей.

Дальше выяснилось вот что: в стоимость работ не включена обработка дома огне- и биозащитными материалами. A это, как я, поднаторевший, выяснил, — пренепременное условие современного строительства. Пришлось выкладывать еще 45 тысяч рублей.

Ну a дальше пошло-поехало: котел для зимнего газового отопления плюс радиаторы по всему дому стоили нам дополнительных 400 с хвостиком тысяч, оборудование вентиляции — 130 тысяч, подведение канализации и оборудование санузла — еще 90 тысяч (но мы готовились ко всем этим тратам заранее).

Оснащение дома всем электрооборудованием обошлось около 125 тысяч. Установка пластиковых окон взамен предложенных деревянных — еще плюс 230 тысяч. То же с дверьми: чтобы вместо дешевой, из прессованных опилок, нам на вход поставили железную дверь, пришлось доплачивать 16 тысяч рублей.

Надо сказать, все два месяца строительства я контролировал в основном финансовую сторону вопроса. Непосредственно за строительством следила моя въедливая мама. Каждые среду и пятницу, когда я приезжал на объект, она в деталях рассказывала мне, как вели себя строители. Иной раз выходило, что не очень хорошо: в частности, мама два раза застукала их на краже гвоздей. Пусть и мелочь — но неприятно. A однажды ей удалось остановить работы по обшивке межкомнатной стены в тот самый момент, когда она увидела, что ее забыли проложить утеплителем.

Думаю, в работе наших строительных бригад, которых за два с небольшим месяца сменилось несколько, были и другие косяки, просто мама их не заметила. Но они стали очевидны на следующий год, когда дом простоял зиму в ожидании нашего переезда. С внешней стороны здания между дощечками вагонки показались широкие щели — то ли каркас рассохся, то ли сама вагонка. Мы решили разориться и отделать дом сайдингом, что удорожило его еще на 230 тысяч рублей.

В конечном итоге на все наше строительство мы потратили около 4 месяцев и более 3,5 миллиона рублей — вместо изначально заявленных 1,5 миллиона рублей.

Недоделки и ошибки строителей продолжаем находить до сих пор.

Ольга Боброва, обозреватель «Новой газеты»

Анна АРТЬЕМЬЕВА
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera