Сюжеты

День без «космонавтов»

В Белоруссии научились разгонять митинги так, чтобы никто ничего не заметил

Этот материал вышел в № 32 от 28 марта 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

В ночь на 25 марта 1918 года была образована Белорусская Народная Республика. Дело было в период немецкой оккупации, просуществовало государство недолго, но дата его образования стала праздником для оппозиции и проблемой для властей:...

В ночь на 25 марта 1918 года была образована Белорусская Народная Республика. Дело было в период немецкой оккупации, просуществовало государство недолго, но дата его образования стала праздником для оппозиции и проблемой для властей: каждый год 25 марта в Минске проходит «День воли»: митинг протеста, обычно жестоко разгоняемый ОМОНом.

Нынешний «День воли» должен был стать первой акцией оппозиции после жестокого разгона митинга 19 декабря, когда больше семисот человек были арестованы, а сорокапяти предъявили обвинения в участии в массовых беспорядках.

Готовиться к празднику начали загодя. 4 февраля партия Белорусский народный фронт (БНФ) подала заявку в Мингорисполком на проведение 25 марта шествия по центральному проспекту Независимости от площади Якуба Коласа к скверу Янки Купалы. Шествие, конечно, не разрешили, взамен предложив оппозиции провести митинг на площади Бангалор на окраине города. Место выбрали остроумно: неасфальтированный Бангалор считается местом выгула собак. «Говностояние» — заранее назвали митинг в Минске.

В результате «взрослые» оппозиционеры из Объединенной гражданской партии, БНФ и движения «За свободу» митинговать на Бангалоре отказались и предложили своим сторонникам весь вечер нести цветы к памятнику Янке Купале в одноименный сквер.

Более радикальные молодежные движения «Европейская Беларусь» и «Молодой фронт» сочли БНФ предателями, заявили, что возлагать цветы они могут в любой день, 25-го «надо не праздновать, а протестовать», и призывали всех, не дожидаясь разрешения, прийти в 18.00 на площадь Якуба Коласа.

Засада на оппозицию

Власти готовились к празднику тоже. Аресты и задержания оппозиционеров начались 21 марта. Активистов заставляли давать расписки, что они не собираются выходить на митинги, студентов БНТУ предупредили, что каждые полчаса будут проверять, на занятиях ли они.

Редактора оппозиционного сайта charter97.org Наталью Радину, обвиняемую в организации массовых беспорядков и выпущенную из тюрьмы под подписку о невыезде, участковый милиционер предупредил, что 25-го выходить из дома нельзя: к ней якобы придет следователь КГБ.

25 марта в 6.30 утра люди в штатском постучались в квартиру активистки «Европейской Беларуси» Полины Дьяковой. Открывать она отказалась, и те остались дежурить у дверей. В 6.40 милиционеры засели под дверью активиста Франака Вячорки. Дверь он не открыл, поэтому сотрудники правопорядка поймали и допросили его 13-летнюю сестру.

К полудню сарафанное радио сообщало уже о десятках засад. У активистов кампании «Говори правду» Александра Сергеенко и Татьяны Ласковец сотрудники милиции выбили дверь. Лидеров «Молодой Беларуси» Артура Финькевича и Анастасию Мащеву выкуривали из квартир, отключив электричество и телефоны.

Днем оппозиционеров начали задерживать в магазинах, больнице, вытаскивать из едущих в Минск автобусов и маршруток. Действовали точечно: всех активистов уже давно знают в лицо, к самым «опасным» приставлены специальные агенты.

Из СИЗО на Окрестина выпустили задержанных по административным статьям, освободили камеры для новых.

В два часа дня я договорилась об интервью с лидером молодежного крыла Объединенной гражданской партии Олегом Корбаном. В четыре его уже интервьюировали в РОВД: 15 молодофронтовцев задержали, когда они попытались возложить цветы к памятнику Янки Купалы.

Въезд во дворы вокруг площади Якуба Коласа с утра был закрыт: там обосновались автозаки и машины ОМОНа. Люди переговаривались, что площадь — место неудачное: дворов мало, и от милиции трудно уйти.

В 18.30 станция метро «Площадь Якуба Коласа» закрылась «по техническим причинам». На площади перестали останавливаться автобусы, подземный переход перекрыло оцепление милиции. Вокруг мгновенно образовалась толпа, которая наседала на милиционеров, размахивала руками и ругалась.

— Авария там, что ли? — переговаривались прохожие. О митинге, похоже, никто из них не знал.

Оппозиционеры толпились в центральной части площади, отрезанные потоком машин. Собирались небольшими группками, здоровались. В лицо узнавали не только своих, но и «тихарей» (чекистов). Люди в штатском прогуливались в толпе, прятали под куртками рации, снимали оппозиционеров на видео. «Космонавтов» (омоновцев, прозванных так из-за шлемов) не было.

В 19.20 толпе надоело ждать. Страх перед этим днем требовал выхода, и человек двести двинулось в сторону сквера Янки Купалы. На углу площади дорогу им перегородил кордон в штатском. Митингующих начали оттеснять обратно на площадь, кого-то ударили по ногам дубинкой, у кого-то вырвали лозунг «Лукашенко не президент». Растерянная толпа оказалась рассредоточена по площади. По тротуару параллельно толпе метались еще человек пятьсот, перебраться на другую сторону дороги они не могли. Со стороны митингующие казались обычной толпой у автобусной остановки в час пик. Задержаний не будет, поняли все. Властям не нужен новый повод для скандала и заявлений ООН. А тысяча людей — слишком мало, чтобы выводить ОМОН.

…В 10 вечера в офисе правозащитного центра «Весна» составляли списки задержанных. 25 человек в регионах, 54 — в Минске. Около тридцати из них задержали вокруг площади Якуба Коласа или прямо на ней. Правда, со стороны это было незаметно: сотрудники спецслужб были в штатском.

Как белорусская оппозиция привыкает к новым условиям жизни — в репортаже Елены Костюченко

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera