Сюжеты

«Пусть машинист везет папу быстрее»

Белорусский собкор «Новой» Ирина Халип второй месяц остается под домашним арестом. Объяснять это сыну ей становится все сложнее

Этот материал вышел в № 34 от 1 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Знаете, это очень тяжело. Иногда мне кажется, что я тоже под арестом», — с мамой Ирины Халип Люциной Юрьевной мы говорим по телефону. В трубке слышны гудки машин и названия автобусных остановок: Люцина Юрьевна едет к мужу. Первую половину...

«Знаете, это очень тяжело. Иногда мне кажется, что я тоже под арестом», — с мамой Ирины Халип Люциной Юрьевной мы говорим по телефону. В трубке слышны гудки машин и названия автобусных остановок: Люцина Юрьевна едет к мужу. Первую половину дня она обычно бывает у него, занимается хозяйством и покупает продукты, а вечер и ночь проводит с внуком и дочерью, которая второй месяц находится под домашним арестом. Папа Иры Владимир Трофимович ночует у себя: «Круглые сутки ТАМ он бы не вынес».

Новостей у Иры Халип немного. 30 марта ее впервые за все время домашнего ареста возили на допрос. Продолжался он всего часа два, предъявлять окончательную формулировку обвинения (есть в Белоруссии такой ритуал) Ире пока не стали. Зато на прошлой неделе ее предъявили Андрею Санникову: «организация массовых беспорядков, которые сопровождались насилием над личностью, погромами, уничтожением имущества и вооруженным сопротивлением представителям власти». По мнению следствия, вина его «полностью доказана полученными в ходе расследования уголовного дела доказательствами». Значит, скоро станет известна дата суда.

В остальном в доме Халип все по-старому: двое кагэбэшников дежурят в квартире круглые сутки. Ире запрещено подходить к телефону и домофону, открывать входную дверь, видеться с друзьями, писать письма, гулять с ребенком…

Из плюсов: к Ире пускают адвоката (в СИЗО КГБ защитники не могут прорваться месяцами), ей можно смотреть телевизор, читать газеты и получать письма. «КГБ неважно, что Ира что-то узнает, — говорит Люцина Юрьевна. — Главное, чтобы она ничего не могла сказать».

Время для Иры идет быстро: сын Данька, уборка, готовка… Охранники из КГБ, по словам Люцины Юрьевны, «не навязчивы». Где в квартире они спят и что едят, она не знает: «Мы живем в параллельных мирах».

Спрашиваю про самочувствие Иры. «В моем присутствии она никогда не покажет, что ей плохо. Она даже не сразу рассказала, когда беременная сломала ногу. Такой у нее характер».

А вот у Даньки накапливаются вопросы. Почему мама не выходит из дома? («Я болею», — объясняет она.) Почему не подходит к телефону? («Я занята».) Почему в дом не приходят гости, и даже вторая бабушка, Алла Владимировна, не поднимается в квартиру, перед тем как вести его, Даньку, гулять? И почему, наконец, папа все не возвращается из командировки? «Позвони доктору, может, он разрешит тебе гулять, — просит маму Данька. — Позвони машинисту, пусть везет папу быстрее».

О чем-то Данька догадывается и сам. «Бабушка, ты не заходишь к нам, потому что боишься дядей?» — однажды спросил он Аллу Владимировну. Он больше не пытается открывать входную дверь и не просит маму снять телефонную трубку. Только все чаще вспоминает папу и постоянно просит точно назвать день, когда тот вернется.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera