Сюжеты

Сергей Семак: Главное, что сделал «Газпром», — превратил «Зенит» в популярный бренд

Один из самых успешных и любимых болельщиками отечественных футболистов — о том, как превратить деньги, разъедающие спорт номер один, в инструмент его развития

Этот материал вышел в № 35 от 4 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Сергей Семак — один из самых успешных современных футболистов России. За долгие годы футбольной карьеры он успел стать чемпионом страны в составе трех отечественных грандов — ЦСКА, «Рубина» и «Зенита», — а также выиграть в качестве...

Сергей Семак — один из самых успешных современных футболистов России. За долгие годы футбольной карьеры он успел стать чемпионом страны в составе трех отечественных грандов — ЦСКА, «Рубина» и «Зенита», — а также выиграть в качестве капитана нашей сборной бронзовые медали Евро-2008. Успехи в составе разных команд, болельщики которых питают друг к другу далеко не дружеские чувства, не помешали Семаку снискать уважение среди различных поклонников — независимо от клубных цветов любители футбола испытывают к этому человеку искренний пиетет. Это, впрочем, и неудивительно: футболиста заботят не только условия личного контракта и собственные успехи, что характерно для большинства действующих звезд, — он один из немногих, кто переживает за состояние спорта номер один в целом. Причем говорит об этом особо не стесняясь — что по нашим временам вообще уникально. И даже играя в питерском «Зените», носящем неформальное звание любимчика политической элиты, игрок не боится критиковать систему взаимоотношений государства и футбола.

— В последние годы не один российский клуб рисковал прекратить свое существование ввиду финансовых сложностей. Ваше объяснение этому явлению?

— Политика роста клубов в нашей стране не выстраивается. У многих нет даже желания научить клубы жить самостоятельно. А между тем дотационный футбол привел к ужасным последствиям: футбольный рынок перегрет, фонды оплаты труда в клубах завышены донельзя, трансферные бюджеты непомерно велики… Футбол не развивается на деньги, которые дает государство, — он на них исключительно существует.

— И как же государство может это предотвратить?

— По-моему, государству было бы разумнее создавать финансовые предпосылки для клубов, а не латать их бюджетные дыры. Тот же беспроцентный целевой кредит клубу со стороны федеральной или муниципальной власти мог бы стать выходом. Собственные деньги позволили бы клубу приобрести какую-то недвижимость — благодаря ей можно самостоятельно зарабатывать деньги и выстраивать здоровую финансово-хозяйственную деятельность. К тому же имущество на балансе клуба — определенная гарантия и обеспечения долгов перед своими игроками и сотрудниками. Вспомните случай с «Сатурном» — при миллиардном долге в уставном капитале клуба значились компьютерная техника да пара машин. Куда такое годится?

— Специалисты уверены: сегодня кризис в футболе достиг своего пика, свидетельством чего являются пожелания ряда клубов сняться с чемпионата. Тем не менее некоторые люди продолжают подогревать рынок, совершая дорогостоящие покупки и раздувая платежные ведомости… С чем это связано?

— Думаю, не буду оригинальным, если скажу — с освоением. Освоение денег в футболе — это, знаете ли, одна из основных задач большинства сегодняшних футбольных менеджеров. А между тем в любой момент недофинансирование клуба государством или спонсорами порождает проблемы. Порой непреодолимые.

— Многие болельщики убеждены, что в подогревании этой ситуации активное участие принимает и «Зенит». Привыкли, что трансферные притязания вашего клуба вызывают раздражение в обществе?

— Раздражение вызывает не «Зенит», а «Газпром». Похоже, само слово «газ», укоренившееся в сознании с негативной маркировкой, вызывает отторжение. На мой взгляд, это необоснованно. По крайней мере спонсор «Зенита» сегодня не является источником побед — он наш помощник. С программой развития клуба я близко не знаком, но мне прекрасно известно, что с каждым годом «Газпром» вкладывает все меньше денег. И все устремления руководства — сделать клуб самодостаточным. Помню, к нам приезжал зампред правления «Газпрома», который внятно дал понять: они не собираются быть бездонной кормушкой для «Зенита».

— Неужели вы считаете, что без «Газпрома» «Зенит» сохранит свой нынешний уровень в российском футболе?

— «Зенит» — один из немногих клубов, способных вести существование за счет собственных средств. Он научился покрывать дефицит бюджета собственными заработками. Нейтральные болельщики понимают: что с «Газпромом», что без «Газпрома» «Зенит» будет бороться за медали. Возможно, нынешний уровень получится удерживать не всегда… Но без «Газпрома» «Зенит» точно не умрет! В отличие от ряда других клубов, которые с уходом инвесторов сразу же прекратят свое существование. Думаю, никто не поспорит, что «Зенит» — лучший клуб страны по продаже собственного бренда. Маркетинг «Зенита» — его сильнейшая сторона.

— Увеличение спроса на бренд клуба — заслуга «Газпрома»?

— Да. «Газпром» не приучил болеть за команду — он лишь сделал из болельщиков потребителей бренда «Зенит». С каждым годом они покупают новые футболки, шарфы, участвуют в коммерческих акциях клуба… А причина увеличения этого спроса — и красивая игра, и победы, и работа менеджмента. Аналогичный пример — ЦСКА. Армейцы вышли на самоокупаемость, не имея даже своего стадиона.

— Есть и обратный пример — казанский «Рубин», выбившийся на передовую российского футбола, но так и не нашедший массового потребителя своего бренда.

— Совершенно согласен. Откровенно говоря, бренд «Рубина» стоит крайне мало, если вообще чего-то стоит. Параллельно с успехами команды на поле не были достигнуты цели за его пределами — клуб не обзавелся собственным стадионом, прочей инфраструктурой… В Казани действуют по сценарию, написанному еще Минтимером Шаймиевым и продолженному нынешним главой республики Рустамом Миннихановым, — «Рубину» назначают пул ответственных спонсоров, которые и содержат команду. Естественно, никто не может гарантировать, как долго продлится это. Ответа на этот вопрос не знает и тренер «Рубина» Курбан Бекиевич Бердыев.

С такой политикой нет и надобности в привлечении потребителей своего бренда. Так что не стоит удивляться полупустым трибунам домашнего стадиона во время матчей…

— Стадион самарских «Крыльев Советов» несколько лет назад забивался горожанами под завязку, но клуб тоже прозябает без собственного имущества и с текущими долгами.

— Когда домашние матчи «Крыльев» посещали несколько десятков тысяч самарцев, менеджеры не воспользовались моментом — не выпросили у области кусок земли для строительства собственной арены, что стало бы отличным подспорьем для будущего команды. Никто и не намечал таких проектов — деньги просто расходовались. А ведь в Самаре и впрямь масса потенциальных потребителей — этот регион долгие годы живет футболом.

— Кто в вашем понимании профессиональный футбольный менеджер?

— Институт футбольных менеджеров в России пока не сформирован, поэтому нарисовать собирательный образ сложно. Но очевидно: менеджер — человек, который понимает, что главным субъектом футбола является болельщик, и работает исключительно на него. Как, например, в начале 2000-х работал «Локомотив». Выстроив инфраструктуру и приучив людей к бренду, клуб нашел своего зрителя и потребителя. Плоды этой работы видны и сегодня — на домашние игры команды собирается не меньше десятка тысяч болельщиков. А ведь когда-то, помню, Олег Иванович Романцев шутил про «Локо»: «Это единственная команда, на матчи которой не ходит никто, кроме родственников игроков». К сожалению, немногие люди ориентируются на такое понимание собственной роли в футболе. И уж тем более немногие клубы ставят перед собой цель воспитать таких людей. По-моему, российскому менеджменту не мешало бы если и не получить профессиональное образование, то хотя бы пройти курсы повышения квалификации.

— Патернализм — серьезная проблема в футболе?

— Не в футболе — в стране. Патернализм — одна из важнейших деталей в общей коррупционной конструкции. Что ни говори, а главная задача многих нынешних президентов и директоров — освоить деньги. И освоение это происходит в самых неприглядных формах. Но что поделать, если контролировать это никто не собирается? Компаниям, которые дают деньги, в большинстве своем контроль и не нужен: у них изначально нет заинтересованности в клубе. Образный ответ главы такой компании: «Берите деньги — и отстаньте наконец. Выиграли — поздравляем. Не выиграли — нам все равно».

— Так как же заинтересовать этих людей?

— Сложный вопрос. Переводить в частные руки клубы необходимо, но кому они сегодня нужны?.. Впрочем, инициировать перестроечные тенденции однозначно нужно. На мой взгляд, идеальный рецепт для государства: выдавать целевой кредит или же строить инфраструктуру и передавать клубам в доверительное управление.

— Российский чемпионат — один из немногих турниров, где в ходу наличные средства. Как думаете, почему?

— Потому, что проследить судьбу «черных» денег невозможно. Пока в футболе есть чем расплачиваться вне банков, о Fair play говорить трудно.

— После победы российской заявки на право проведения чемпионата мира 2018 года Владимир Путин заверил: «Новые стадионы улучшат наш футбол». Слова премьера — популизм?

— Многие вопрос строительства стадионов почему-то считают упраздненным. Но я убежден: изменив условия на стадионе, мы изменим и динамику увеличения футбольной аудитории. Болельщиков однозначно станет больше — как на трибунах, так и у телеэкранов. Сегодня по телевизору сложно смотреть наш футбол — картинка просто безобразная! Я, конечно, не социолог, но могу предположить: со строительством хороших арен средняя аудитория матчей премьер-лиги увеличится на 20—30 процентов. А это и увеличение заработка для клубов. Надеюсь, чемпионат мира даст правильный импульс — стадионы будут заполняться, телекартинка улучшится, а клубы станут тратить адекватно своим заработкам.

— Выходит, чемпионат мира — наше спасение?

— Если мы решили, что чемпионат мира нашей стране нужен, то надо обязательно привести в порядок инфраструктуру. К тому же внакладе страна не останется — выручка от проведения турнира, как показывает практика, всегда имеет положительную величину. Даже ЮАР извлекла чистую прибыль.

— Чемпионат мира — и шанс обратить внимание на подготовку резерва в России. Как относитесь к заявлениям экспертов, требующих кардинально изменить работу с молодыми игроками?

— Кардинально — это слишком. Ломать — не строить. На мой взгляд, главная проблема в подготовке резерва — переходный возраст. Молодые игроки заканчивают футбольные школы, но нигде не могут себя проявить. Лишь единицы попадают в дубль, остальные — в никуда… По-моему, России пора переходить к системе фарм-клубов. Из дубля клуба премьер-лиги редкие игроки попадают в основную команду. Да что там в основную — большинство ребят не берут даже в первую лигу. А между тем элитный дивизион черпает резервы именно из «низов». Поэтому наиболее логично было бы создать фарм-клубы и «обкатывать» молодых ребят в довольно конкурентном турнире — будь то первый дивизион или вторая лига. К тому же не всегда успешная игра молодежи в дубле сулит ей долгосрочный профессиональный рост. Вольный пример: команда идет на последнем месте в премьер-лиге, а ее дубль — на первом в турнире молодежных команд. В результате основная команда вылетает, дубль расформировывается…

— И тем не менее в РФС осознали необходимость работы с молодежью — недаром же в свое время был введен лимит на легионеров.

— Этот лимит — искусственный способ улучшить качество российских кадров. Но пока он не дает ожидаемого эффекта. Вместо качественного улучшения класса футболистов лимит спровоцировал неконтролируемый рост трансферов и зарплат. Теперь уровень зарплат в России несопоставим с заработками ни в одной европейской стране.

— Когда речь заходит о зарплатах в России, ветераны футбола любят вспоминать СССР. Вы воспитывались в советской футбольной системе. В чем ее преимущества?

— Советскую систему можно подвергать критике сколько угодно, но ей нельзя отказать в одном: ты получал то, чего заслуживал. Именно поэтому у всех талантливых игроков, заканчивавших детские школы, был шанс себя проявить. Сегодня же все настолько коррумпировано, что даже самые талантливые ребята становятся зависимыми от ряда факторов. Например, от своего агента — человека, в новейшей России приобретшего колоссальное влияние в футболе. Если он захочет урвать здесь и сейчас 20 тысяч долларов, а не зарабатывать по 50 тысяч ежегодно спустя несколько лет, то его подопечный перейдет в нужный ему клуб. Интересы футболиста тут даже не учитываются. И тот факт, что существует риск потерять талантливого парня, тревоги у этого человека не вызывает. А зачем переживать, если у него 20 таких футболистов? А главное — зачем переживать, если за это он не понесет никакой ответственности? Но это касается не всех — есть и хорошие агенты, помогающие ребятам не ошибиться с выбором своего пути в жизни и спорте.

— Но за обеспеченным будущим гонятся не только агенты — как показывают опросы, игроки ждут от футбола тоже прежде всего больших заработков.

— Это проблема. Деньги в футболе играют отрицательную роль в становлении футболиста. Когда наступает пресыщение и финансовый стимул постепенно ослабевает, замедляется и развитие игрока. Не случайно же в прошлом веке в ходу было выражение: «В футбол играют голодные!» Если раньше футболист достигал своих материальных целей ближе к концу карьеры, зарабатывая на квартиру, машину и загородный дом, то теперь всего этого может добиться 21-летний игрок среднего уровня.

— В советское время уровень зарплат футболистов и других граждан тоже был несопоставим. Что же тогда побуждало игроков к труду?

— Движущей силой советского времени была идеология — людей накачивали общей идеей, благодаря чему удавалось сворачивать горы. Для футбола советская идеология в какой-то мере была идеальна — она помогала добиваться от игроков необходимого настроя, прививать нужную дисциплину. Сейчас период переходный — сегодняшнее поколение игроков одной ногой осталось в постсоветском времени, а другой — в новейшей России. Так футбол и болтается — между прошлым и будущим. Можно ли накачать общей идеей игроков сегодня? Вопрос сложный. Но понятно: главная идея — заставить страну гордиться национальной сборной и чемпионатом, сделав из него объект вожделения для российских потребителей. Пример общей идеи — чемпионат Европы 2008 года, когда все народы России были объединены одной футбольной надеждой.

— Вы один из немногих, кто публично высказывался за предоставление игрокам мест в исполнительных органах РФС. Почему?

— Иногда именно наше мнение должно быть ключевым. Например, в вопросах качест-ва газонов.

Я всегда поддерживал идею вхождения игроков в исполком РФС. Сегодня есть представители футболистов, которые генерируют отличные проекты, но по-прежнему в футбольном сообществе невостребованы. Я же готов поддерживать все, что идет на благо нашего футбола. А появление игроков в исполнительном комитете — поверьте, на благо.

— Профсоюз футболистов Голландии имеет треть голосов в исполкоме своей национальной федерации и вправе накладывать вето на кандидатуру президента при выборах. Какое количество голосов нужно игрокам в РФС?

— Количество голосов второстепенно. Если их будет три или пять, а нас продолжат игнорировать, то какой толк будет от этого? Мнение наших игроков должно быть услышано — вот что важно. ФИФА, например, разрабатывая международный футбольный календарь, согласовывает его только с одной организацией — Международным профсоюзом футболистов (ФИФПРО). По-моему, это ярко иллюстрирует роль игрока.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera