Сюжеты

Тандем для Думы

<span class=anounce_title2a>Сюжет 11/12</span>

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 36 от 6 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Лола ТагаеваКорреспондент

Одна из главных политических шарад этого года — по какому сценарию пройдут очередные думские выборы. По жесткому, инерционному сценарию — ради единоличного удержания «Единой Россией» конституционного большинства? Или же партии власти...

Одна из главных политических шарад этого года — по какому сценарию пройдут очередные думские выборы. По жесткому, инерционному сценарию — ради единоличного удержания «Единой Россией» конституционного большинства? Или же партии власти придется потесниться и искать союзников, чтобы законодательно обслуживать интересы исполнительной власти при помощи новой модели машины для голосования — коалиционной.

Первый вариант примитивнее и привычнее. Но он крайне затратен — в условиях падающего рейтинга ЕР нужны неимоверные административные усилия для обеспечения нужного процента. Усилия, чреватые к тому же полной потерей репутации партии и ее дирижеров из Кремля, а также окончательной дискредитацией выборов как института.

Второй много сложнее, но при нем не надо будет увеличивать в два или три раза физический объем фальсификаций в пользу партии власти. Правда, придется «поработать» над голосами для партии-союзника, чтобы она не осталась за семипроцентным барьером и набрала достаточно голосов для создания со старшим братом коалиционного большинства. Окончательный выбор сценария должен произойти в ближайшие месяцы — предвыборная кампания стартует летом, и времени решать, с кем партии власти придется создавать коалицию для контроля парламента, остается совсем мало.

Необходимость раздвоения законодательной вертикали власти обсуждается уже давно — с конца 2006 года. Тогда была создана «вторая нога» власти в лице «Справедливой России», которая до последнего времени претендовала на место в связке с партией-победительницей. Однако в тот момент, когда эсеры накануне федеральных выборов 2011 года действительно смогли подтвердить свои претензии на особый статус, в Кремле решили «попридержать коней». На прошедших 13 марта региональных выборах «Единая Россия» явно должна была проиграть эсерам в Курской области — за пару недель до выборов их рейтинг был ниже, чем у справедливороссов. Об этом сообщали наши источники в аппарате как «Справедливой», так и «Единой России». Дело было не столько в заслуге эсеров (хоть они и высадили там свой лучший «десант» политтехнологов во главе с Олегом Михеевым и потратили на эту кампанию наибольшее количество денег по сравнению с другими партиями), сколько в близком к нулю рейтинге губернатора-единоросса Александра Михайлова. Победа «Справедливой России» хоть в каком-то регионе должна была бы стать сигналом всей инерционной избирательной вертикали, что в партию можно вкладывать деньги и ресурсы — как в благонадежную. Однако, по весьма достоверным слухам, в Кремле на совещании у замруководителя администрации президента Владислава Суркова накануне мартовских выборов было принято решение Курскую область эсерам не отдавать.

А уже через неделю после единого дня голосования в российском политическом сообществе бодро и настойчиво заговорили о втором варианте коалиции — с возрожденным «Правым делом». В лидеры поочередно сватали крупных чиновников, не чуждых либеральных настроений: помощника президента Аркадия Дворковича, министра финансов Алексея Кудрина (о них поговаривали и раньше) и, наконец, вице-премьера Игоря Шувалова. Пока что ни от кого принципиальное согласие возглавить партийный проект не получено, но так или иначе «Правое дело» открыто предложило тандему себя в качестве партнера в коалиции с «Единой Россией».

Неоднократно озвучивал эту комбинацию Борис Надеждин, начавший делать это публично еще в «день малых партий» в Госдуме и с тех пор неустанно агитирующий за нее во всех российских СМИ, готовых эту тему перемалывать. По расчетам Надеждина, Госдума в случае прохождения в нее «Правого дела» будет выглядеть следующим образом: «Единая Россия» получит примерно 45% мандатов, оставшиеся 20% от бывшего куска (на прошлых выборах партия власти получила почти 65%) поделят между собой «Правое дело» и «Справедливая Россия». «Я чисто математически размышляю. Когда «Единая Россия» ставила задачу получить под 70%, нас там не оказалось. Сейчас, если не брать какие-то экзотические районы типа Дагестана и Чукотки, показатели «Единой России» — 40—45%, и начинают валиться рейтинги Медведева и Путина, это уже не те 80%, что были. Место для нас есть», — объясняет он.

По словам Надеждина, в стране около 15% потенциальных избирателей, готовых проголосовать за правых либералов, и эти голоса можно получить, «если выборы пройдут честно». Цифру  15% называет и директор Центра медиаисследований Института истории культур УНИК Александр Морозов. «Они смогут мобилизовать не меньше, чем «Родина» во время думской кампании 2004 года, если им предоставить те же условия. «Родину» тогда поддерживала администрация президента, открывала ей возможности для агитации. Очевидно, что ориентированного на гражданскую самостоятельность и активность электората — а это средний класс крупных городов — не меньше, чем националистического в свое время», — говорит он. По прогнозу Морозова, «Единая Россия» получит 45%, КПРФ — около 20%, «Справедливая Россия» и ЛДПР поделят остальное.

В таком случае «Правое дело» расплатится с федеральным центром тем, что локализует либеральный дискурс в своей партии под контролем федерального центра и разделит бремя непопулярных, реформистских решений правого толка — по своему социальному заряду сравнимых с пресловутой «монетизацией льгот». Одно из таких предложений — увеличение пенсионного возраста, о котором «Правое дело» заявило в своей программе.

Очевидно, что «антисоциальные» меры никак не может предложить и поддержать левый, квазисоциалистический парламентский фланг. «Я думаю, что определенные надежды связываются с Шуваловым именно поэтому. Если у них («Правого дела». — Л. Т.) будет серьезный лидер, популистского заигрывания ради процента уже не будет. «Правое дело» займет позицию среднего городского класса, не дожидающегося милости от государственного вмешательства», — считает Морозов. По словам сторонников этого проекта, должна быть хоть одна партия, которая говорит правду: что население стареет, что армию и милицию надо сокращать. Дело за малым: за короткий период раскрутить обновленный проект «Правого дела» (финансы, доступ к телепропаганде и прочие компоненты кремлевской поддержки) так, чтобы преодолеть семипроцентный барьер. Сделать это, учитывая нынешний крайне низкий рейтинг правых, очевидную искусственность проекта и противодействие всех «думских оппозиционеров», у которых будут откусывать проценты, уходящие от ЕР и на которые они рассчитывают, будет очень сложно.

В случае же если «Единая Россия» (или ее покровители) отказываются от вступления партии власти в коалицию для получения конституционного большинства, мы, скорее всего, будем иметь в следующей Госдуме тот же партийный набор, что и сейчас. Да, запрос на изменения в Думе назрел, но федеральному центру решиться на них сложно. Формирование новой конфигурации Думы сопряжено с большим объемом разного рода сложных политических действий и манипуляций. Тем более что предыдущий опыт с «двумя ногами» показал, что это рискованный проект: по ходу кампании ее тонус повышается, второй «ноге» нужно о чем-то говорить и как-то себя обозначать перед электоратом, и она, как правило, действующую власть критикует. В результате увеличения предвыборного информационного шума «просыпается» протестный электорат, который отдает свои голоса за КПРФ и ЛДПР, потому что партиям власти — первой, второй или третьей — он не доверяет.

В условиях массово фальсифицируемых выборов такая проблема преодолима, но это дополнительная «нагрузка» на избирательные комиссии и губернаторов. «По 2007 году мы знаем, что власть может прибегать к ограничительным и репрессивным мерам по отношению к оппонентам, если почувствует угрозу», — говорит директор Межрегиональной электоральной сети поддержки Григорий Голосов. По мнению политолога Михаила Тульского, инерционный сценарий вероятен, если сейчас «Суркова никто не осадит». «Губернаторам выдадут приказы, что надо любой ценой сделать 60%, и если в 2007 году доля фальсификаций составляла 8—10%, то в 2011-м эта цифра достигнет 20—25%, чтобы обеспечить нужный результат «Единой России», — считает он. Интересно, что при таком сценарии больше всего пострадает «Справедливая Россия», несмотря на увеличение процента поддержки почти в два раза на последних региональных выборах по сравнению с прошлыми думскими. «Имея на руках доказательства фальсификаций, друг Путина Сергей Миронов понимает, что нужно сохранять хорошие отношения, даже если тебя бьют под дых и вытирают о тебя ноги», — объясняет Тульский. У эсеров красть голоса более безопасно, чем у ЛДПР и КПРФ, лидеры которых не рискуют потерей поста председателя Совета Федерации.

Тупик, в который зашла избирательная практика в нашей стране, демонстрирует тот факт, что все без исключения сценарии, которые рассматриваются сегодня экспертами, — это те или иные варианты предвыборных манипуляций властных структур. Политики здесь никакой — одна технология.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera