Сюжеты

Призраки Московского университета

Из всех баз данных жилья Москвы исчезли 184 квартиры, существовавшие более полувека. 500 жильцов — гордость российской науки — теперь призраки, обитающие на пространствах нежилых помещений МГУ

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 37 от 8 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина МурсалиеваЮлия Балашова«Новая газета»

 

Высоты и высотки Из окна квартиры заслуженного профессора МГУ, доктора физико-математических наук Константина БАРАНСКОГО видна вся Москва. Это 12-й этаж дома на Ленинских горах. Точный адрес такой же, как и у здания МГУ, — дом №1. Только...

Высоты и высотки

Из окна квартиры заслуженного профессора МГУ, доктора физико-математических наук Константина БАРАНСКОГО видна вся Москва. Это 12-й этаж дома на Ленинских горах. Точный адрес такой же, как и у здания МГУ, — дом №1. Только вряд ли бы я его нашла на таких огромных пространствах, не зная подробностей: Московский университет — это же практически целый город. Личный адрес профессора: корпус «М», есть и номер квартиры, состоящий из трех цифр, то есть вполне нормальный адрес. Но если вдруг, не дай бог, ему когда-нибудь понадобится вызвать, к примеру, скорую — врачи могут и не поехать. Так уже бывало не раз с соседями — сотрудники скорой помощи, как и других служб и организаций города, прежде чем выезжать, ищут адрес на карте города. А его там нет. Включают навигатор — и там не находят. Дом №1 — есть, а корпусов никаких нет.

Профессору Баранскому в минувшем январе исполнилось 90 лет.

Он всю свою жизнь прожил в Москве, и он говорит:

 — Знаете, ни разу не приходила в голову мысль озаботиться вопросом жилплощади. Я всегда считал, что она у меня есть. И совсем недавно обнаружил, что живу в «нежилом помещении» родного университета…

 Когда 90-летний профессор Баранский говорит слова: «родной университет» — это не просто слова. Отсюда студентом он уходил на фронт и сюда же израненным (он инвалид войны) вернулся — снова на первый курс… Вместо военных безымянных высот можно было теперь, наконец, брать высоты научные. Избитые слова: «защитил родину» — для него реальный кусок жизни, утраченного здоровья. Защитил родину и только после этого защитил дипломную работу, кандидатскую и докторскую диссертации — все в МГУ. Его научные работы о физической акустике и поглощении гиперзвука в различных кристаллах стали основой для создания огромного количества приборов, производство которых продолжается по сегодняшний день.

 По школьным учебникам экономической географии его отца, Николая Баранского, училась на протяжении десятилетий вся страна. Папа был профессором МГУ с 1929 года (!) и практически создавал в этом вузе географический факультет.

 До 1953 года у семьи Баранских была большая квартира в центре Москвы. В 1953-м они сдали ее государству и переехали в один из корпусов «КЛИМ» — так называют в обиходе четыре 12-этажные башни, обозначенные буквами «К», «Л», «И», «М». Они были построены специально для профессорско-преподавательского состава МГУ. Историю происхождения и устройства этих высоток подробно и с гордостью описывала пресса тех лет. Историю дня сегодняшнего с горечью рассказали жильцы «КЛИМа».

История в цитатах

Из издания «Вестник Московского университета» №9 за 1953 год:

«…В течение 1949–1953 годов в Москве, на Ленинских горах построены: главное 32-этажное здание Московского университета… жилые помещения для студентов и аспирантов… и 184 квартиры для профессоров и преподавателей…».

Из журнала «Архитектура СССР» №11 за 1953 год:

 «План главного здания представляет собой… фигуру в виде буквы «Ж»… Система жилых зданий складывается из двух 18-этажных Т-образных корпусов общежитий, непосредственно примыкающих к башне учебного корпуса, и четырех Г-образных 9-этажных корпусов общежитий, связанных с предыдущими переходами, расположенными над арками проездов… В четырех 12-этажных объемах-башнях… примыкающих к корпусам общежитий, размещаются квартиры преподавательского состава. Башни не имеют внутренней связи с остальными частями сооружений… Каждая из указанных составных частей университетского комплекса имеет все необходимое для самостоятельного функционирования (свой вход, вестибюль, лифты, лестницы, обслуживающие и бытовые помещения и т.д.)».

Из публикации на сайте «Новой газеты» в номере от 11 марта 2011 года:

 «Открытое письмо жильцов дома №1 (МГУ) на Ленинских горах о восстановлении их конституционных прав. Президенту Российской Федерации Дмитрию Анатольевичу Медведеву, мэру города Москвы Сергею Семеновичу Собянину, ректору Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Виктору Антоновичу Садовничему…

 …С 1953 года профессора, преподаватели МГУ и их семьи, для которых… автономные корпуса, включающие 184 квартиры, и были построены, проживали в них по праву социального найма, сдав перед вселением прежние квартиры государству. Свободно производились обмен, прописка родственников, смена ответственного квартиросъемщика и т.д.

Через 40 лет, 30.12.1994, по ходатайству ректората МГУ бывшим мэром Москвы Ю.М. Лужковым было принято распоряжение №653-РМ об отнесении квартир в этих корпусах к категории служебных…

…противозаконное Распоряжение (принятое втайне от жильцов и в связи с этим не опротестованное в трехмесячный срок) вступило в силу и до сих пор действует!

 Это решение лишило жильцов «КЛИМ» права распоряжения квартирами… и обрекло их на постоянное опасение быть выселенными!

…повлекло за собой... грандиозную фальсификацию предоставляемой в органы государственной власти РФ документации: четыре 12-этажные жилые башни «КЛИМ» буквально исчезли из всех баз данных жилья Москвы! Незаконно заменив в учетных документах статус автономных жилых корпусов на статус секторов единого нежилого здания, администрация МГУ исключила из учетно-регистрационных документов существовавшие в течение полувека адреса квартир.

Мы — не жильцы

Ситуация потенциально могла бы превратиться в громкий скандал: жильцы корпусов «КЛИМ» в буквальном смысле представляют собой цвет науки, это — академики, профессора, в числе которых десятки ветеранов, инвалидов Великой Отечественной войны. Их открытое письмо появилось не только на нашем сайте, оно было продублировано в электронных приемных, на Фейсбуке и в Твиттере главы государства. Но слегка заворожив — прежде всего статусом людей, оказавшихся бесправными, — поднявшийся было шум как будто ушел в вату. Такой статус в стране всегда было принято чтить и уважать, по крайней мере, хотя бы на словах. Словами сознание сограждан и успокоили — замелькали «миротворческие» интервью руководства МГУ. Проректор, начальник управления социального и инфраструктурного развития Александр Черняев предстал в роли милостивого хозяина. В беседе с «РБК daily» он позволил преподавателям МГУ и их семьям жить в «КЛИМе» «сколько угодно», заверив, что никаких проблем у них с пропиской не возникнет. Он даже объяснил, с чем связана вся ситуация: дело в том, что предприимчивые граждане, уже поднимавшие протестную волну в 1990-е годы и в 2005 году, хотят приватизировать университетские квартиры и выручить за них по миллиону долларов! И предупредил: «Но мы не позволим продавать эти квартиры и превратить «КЛИМ» в доходное место для новых русских».

 …В одном из «доходных мест» один из «предприимчивых граждан» — профессор Баранский, о котором я вам уже начала рассказывать, говорит мне тем временем удивительные вещи. Что когда был ранен первый раз в самом начале войны, его повезли с места боя в Оршу на санитарной машине. И через какое-то время на пути оказался громадный вражеский самолет.

 — И нам дорогу преграждают немцы, — рассказывает он. — Выходит наш фельдшер, показывает, что на машине красный крест, — и что вы думаете? Они ему отдают честь, и мы спокойно проезжаем…

Я впервые слышу о том, что подобные вещи могли происходить во время Великой Отечественной, хотя, казалось, что книг и фильмов о войне перечитала и пересмотрела столько, что как будто бы лично присутствовала на всех фронтах. Мне жаль возвращать его к теме «доходного места», потому что все, что он рассказывает, интересно.

Ему 90 лет, и он продолжает свою научную работу и читает лекции в МГУ. Говорит:

— Сейчас я меньше хожу на факультет, но переживаний не меньше…

— Из-за квартиры? — не упускаю я момента.

— Нет, это другое, — отвечает он. — Теперь же вот говорят, что нужен стандарт образования! Но это же ужас.

 Волевым усилием я мысленно запрещаю самой себе развивать дальше эту тему и буквально вынуждаю его говорить о жилье, и вот тогда он и сказал мне эту фразу о том, что совсем недавно обнаружил, что живет в нежилом помещении родного университета.

— И никаких мучительных проблем с квартирой не было, Константин Николаевич? — уточняю я.

— Как же, — вспоминает он, — я был вынужден судиться! Дочь вышла замуж и выписалась из квартиры, а через несколько лет, в 1994 году разошлась с мужем. И вместе с моим внуком вернулась к нам. У меня такая же ситуация была с братом. Мы в 53-м въехали семьей вон в тот корпус «КЛИМа» (показывает на окна соседней башни), там у нас была пятикомнатная квартира. А когда брат женился, обменялись с коллегой — брат переехал в отдельную двухкомнатную за чертой МГУ, а мы сюда, в корпус «М» — в трехкомнатную. В 62-м, за год до своей смерти, брат развелся с женой и вернулся ко мне. Я пошел в милицию, и мне его тут же обратно прописали. Человек вернулся. И дочь так же — выписалась, но все документы при этом в домовой книге же сохраняются. Только в 1994-м мне сказали, что университет прописку запретил…

Профессор обратился к ректору и получил отказ. Прописать дочь с внуком удалось лишь через суд, спустя 13 лет после просьбы к ректору, в 2007 году…

Суд длился долго: районный принимал постановление о необходимости прописать дочь и внука, а в городском это решение опротестовывалось юристами МГУ и дело возвращалось назад, в районный. За каждый из трех циклов профессор вынужден был платить. Он говорит, что в 2000-м умерла его супруга, так и не дожив до радостной вести — у дочери и внука будет крыша над головой.

 И через паузу:

— С другой стороны, хорошо, что она не дожила до сегодняшнего положения… Оно — чудовищно. Мы же теперь по документам — все 500 жильцов «КЛИМа» — не жильцы.

Это прозвучало как-то двояко…

На медленном огне

Адвокаты Московской городской коллегии адвокатов Валериан Веселый и Юлия Кайгородова провели собственное расследование. Результаты — десятки страниц текста выложены на сайте klim.pro в полном объеме. Им удалось поднять большое количество документов, о существовании которых жильцы четырех 12-этажных башен даже не догадывались. Авторы реконструировали причины многих бед и даже трагедий, в которые погружалась одна семья за другой в корпусах «КЛИМа» на протяжении последних 16 лет.

Все началось с закона о приватизации от 04.07.1991 — практически вся страна тогда стала писать заявления о передаче квартир в собственность, «климчане» также не стали исключением. Вот именно в тот момент они и попали на «медленный огонь» — ректорат МГУ выставил резолюцию на коллективном заявлении: «КЛИМ» приватизации не подлежит». Так начинался первый конфликт, или, как выражается проректор МГУ, «первая протестная волна» — в 1992 году 117 владельцев квартир обратились в суд. Они просто уже не могли поступить иначе, потому что никто не мог им дать внятного ответа на вопрос: «Если закон для всех, то почему с ними обходятся не по закону?». До 1994 года суд ждал появления «нужного» закона и иск не рассматривал. Не верите?

Вот документ: «Программа по поддержке и развитию МГУ им. М.В. Ломоносова, утвержденная Постановлением Правительства Москвы от 10.08.1993 №7592», составленная «специалистами департаментов Правительства Москвы и хозяйственных служб МГУ». Программа требует: «Приостановить рассмотрение вопросов о приватизации жилых квартир главного здания МГУ до принятия законодательных решений…».

— Эти документы до сих пор не опубликованы, извлечены из «справочной правовой системы ГАРАНТ 5.5», — рассказывает адвокат Валериан Веселый, — но именно они повлияли на суд, который замер в ожидании ничем не гарантированного появления нового закона, вопреки обязанности руководствоваться законом действующим.

Рассмотрение иска 117 жильцов квартир «КЛИМа» состоялось только в ноябре 1994 года. В решении Никулинского суда Москвы было сказано, что «жилые помещения-квартиры, в которых проживают истцы, не являются служебными… Нормативного акта, который бы предусматривал вопрос о правовом статусе жилого фонда университета, нет, суд не может откладывать решение данного вопроса неизвестно до какого времени (в плане законодательных работ Госдумы в 1994 году данный вопрос не значится…). Поэтому принимая решение, суд должен исходить из действующего законодательства».

Из действующего законодательства суд выискал аналогию закона, запрещающего приватизацию жилых помещений в домах… закрытых военных городков! И применил эту аналогию по отношению к университетской профессуре. Мосгорсуд оставил это явно нелепое решение в силе.

 А вот федеральные органы власти отказали в ходатайстве МГУ — никаких специальных нормативных актов, запрещающих приватизацию профессорских домов, так и не было принято. И тогда бывший мэр Москвы Лужков принял то самое Распоряжение от 30.12.1994 №653-РМ об отнесении квартир в корпусах «КЛИМ» к категории служебных…

Именно это распоряжение «климовцы» и просили отменить в своем открытом письме президенту и новому мэру столицы. Оно до сих пор калечит судьбы людей — история бед с конкретными фамилиями и ситуациями подробнейшим образом описана на том же сайте klim.pro. Родственников преподавателей МГУ стали лишать регистрации по месту жительства без какого-либо уведомления. Дети умерших преподавателей не могли добиться присвоения им статуса ответственных квартиросъемщиков… Известно, что закон в России обратной силы не имеет, но он ее, по сути, приобрел — Распоряжение Лужкова лишило жильцов «КЛИМа» уже принадлежавшего им права социального найма жилого помещения.

— Нам говорят, что это распоряжение лишь «зафиксировало» (см. «Комментарии. Официальная позиция МГУ») то положение дел, какое было прежде. Для верности восприятия этой информации идут ссылки на документы 20-30-х годов, и я  вижу здесь явный рассчет на то, что у оппонентов не хватит терпения проверить их соотносимость с темой. Но у нас хватило. Квартиры «КЛИМа» до распоряжения Лужкова никогда официально не были признаны служебными, — говорит адвокат Веселый. — Более того, правовых актов, которые предоставляли бы кому-либо право поселять профессорско-преподавательский состав учреждений высшего образования в служебные жилые помещения, ни к моменту принятия Распоряжения, ни после не издавалось.

— И все-таки по сравнению с тем, что происходит сегодня, какие-то правила приличия в Распоряжении Лужкова еще были сохранены, — говорит член совета инициативной группы жильцов «КЛИМ» Аркадий Левин. — В качестве компенсации отнесения квартир к служебным там было прописано обязательство: построить на отведенных университету земельных участках жилые дома для переселения в них преподавателей, утративших трудовые отношения с университетом.

В последующие годы ЗАО «Интеко» построило три жилых комплекса: «Шуваловский» — семь корпусов в общей сложности на 2544 квартиры, «Татьяна» — два 23-этажных корпуса бизнес-класса на 170 квартир и квартал «Доминион» — 4 жилых корпуса на 1504 квартиры. 70% жилой площади по договоренности ушло в распоряжение застройщика, 30% — МГУ. Адвокаты жильцов «КЛИМа» подчеркивают в своей публикации на сайте, что новые жилые комплексы, так же как и «КЛИМ», находятся в непосредственной близости с университетом: «…выдержаны в том же архитектурном стиле и составляют с главным зданием единый архитектурный ансамбль. …Не возникал и, естественно, не мог возникнуть вопрос об отнесении хотя бы части квартир этих комплексов к служебным жилым помещениям. Жилищные права его жителей ничем не ограничены. Их состав разнороден, доля работающих в МГУ незначительна... Но в отличие от квартир «КЛИМа», все это воспринимается администрацией МГУ как само собой разумеющееся. …
…Жильцам квартир корпусов «КЛИМ» нигде места не нашлось: ни как переселенцам, ни как очередникам, каковыми они быть не вправе, ни как покупателям, каковыми — при их небольшом заработке — они могли бы стать, лишь продав занимаемую квартиру, что также сделать не вправе…».

Наш SOS все глуше, глуше…

От корпуса «М», где живет профессор Баранский, до корпуса «И» на машине пара минут. Мне открывает дверь заслуженный профессор МГУ, академик Российской академии естественных наук (РАЕН), почетный академик Международной академии наук Высшей школы, почетный профессор Чаньгунского университета Владимир ФРОЛОВ. Мы пытаемся пройти с ним «гуськом» из холла в комнаты — вместе невозможно, тропка между какими-то коробками, чемоданами и книгами, которые высятся с пола и чуть ли не до потолка, крайне узкая…

В чемоданах такое количество всевозможных минералов, что работы для простого описания хватит года на два — он специалист по морской геологии, литолог (это наука об осадочных породах), автор нескольких учебников, по которым учатся студенты геологического факультета МГУ. Во многих уголках мира сегодня работают его ученики — кандидаты и доктора наук. Он исследовал весь Кавказ и Урал, Казахстан, Камчатку, Курилы, Алеуты, Командоры, Байкал, Тихий и Индийский океаны. Год с молотком и в плавках изучал Австралию, а позже и Новую Гвинею, и это далеко не весь список мест, откуда профессор привозил свои экспонаты и работы.

…Еще в чемоданах такое количество наград и памятных подарков, что они буквально неподъемные: так же как и профессор Баранский, Владимир Фролов уходил в 41-м на фронт первокурсником МГУ и вернулся на тот же курс только после победы.

В связках такое количество книг, что за ними в квартире не видно мебели.

Вещи, как выяснилось, были собраны и упакованы в 2005-м, когда профессор Фролов готовился к переезду в новую квартиру. С тех пор все постепенно распаковывает, да сил — ни моральных, ни физических не хватает. Ему — 88 лет.

 В 2005-м люди из жилуправления МГУ говорили «климовцам»: «Готовьтесь, будете переезжать в дом на Вернадского». Но когда дошло до дела, выяснилось, что новые квартиры людям готовы предоставить только на пять лет, да и то на условиях кабального коммерческого найма.

— А что же через пять лет? — изумленно спрашивали люди.

— А что хотите, — отвечали им. — МГУ не обязан нести за вас ответственность пожизненно.

То, что многие из этих людей прослужили университету именно пожизненно, никого не волновало.

— Вот тогда и начались инфаркты, инсульты, — рассказывает председатель «Совета жильцов «КЛИМа» Алексей Щербаков. — Вынести такое глумление нашим прославленным старикам оказалось не под силу: почему коммерческий наем предлагается людям, оставившим ранее занимаемое жилье государству или въехавшим в «КЛИМ» по обмену? Их прежнее жилье приватизировано новыми жильцами, а «климовцы» по документам — бомжи! Постепенно начала как-то проявляться инициативная группа жильцов — для того, чтобы выработать хоть какую-то линию сопротивления грабежу. Мы решили для начала восстановить документы, вернуть людям ордера и договоры, которые прежде выдавались жилотделом МГУ по первому требованию. Но теперь все происходило, как в «Замке» Кафки…

Я лично из этого произведения помню только, что там хозяин гостиницы практиковал ночные вызовы и объяснял это тем, что так он может побыстрее выслушать посетителя, чей вид днем господам чиновникам невыносим. Жители «КЛИМа» готовы были бы приехать за документами и ночью, лишь бы их получить, но администрация МГУ избрала иной стиль «работы» с «невыносимыми» — стариков не раз гоняли по гололедице («родственникам ничего не выдадим, пусть приходит квартиросъемщик») абсолютно впустую. Никому никаких документов так на руки и не выдали…

— Огромная часть людей, которая существует около ректора… они обнаглели. Это обволакивающее хамство. Такое ощущение, что просто не хотят с нами разговаривать, — говорит в своем видеообращении Юрий СИМОНОВ, ветеран ВОВ, доктор географических наук, заслуженный профессор МГУ, академик РАЕН (видеообращения жильцов «КЛИМа» выложены на сайте klim.pro). — С университетом я связан 70 лет — учился, ушел на фронт и больше никуда не уходил. Может, и не так важно подчеркивать, что я то и это… Но представить такое в МГУ… История, которая сложилась, возмутительна! Я выбрасываю теперь поздравления президента, что Родина никогда не забудет…

Дальше академик Симонов рассказывает о том, что он испытывает, когда его вместе с остальными ветеранами поздравляет руководство МГУ в День Победы:

— У меня такое ощущение, — говорит он, — что я на паперти. Когда тебя поздравляют, оскорбляя, я с трудом переношу это.

Произошло, по сути, отторжение собственности, профессуру МГУ обобрали. Им нечего завещать своим детям и внукам, и это крайне травмирующая ситуация, непереносимая мука — знать, что, случись что с ними, их семьи могут остаться без крыши над головой. Все, о чем они просили в открытом письме властям, складывается всего в одно предложение: «Дать указание правительству Москвы о заключении договоров социального найма с жильцами корпусов «КЛИМ», тем самым уравняв их в правах со всеми москвичами и гражданами России в целом».

 И ответ пришел 17.03.2011. От имени президента России и мэра Москвы профессуре МГУ ответила заместитель руководителя департамента жилищной политики и жилищного фонда Москвы В.В. Логунова. Во всяком случае, это именно так выглядит, потому что в преамбуле письма председателю совета жильцов «КЛИМа» А.Б. Щербакову говорится: «На ваши обращения к президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву, к мэру Москвы С.С. Собянину… Департамент жилищной политики и жилищного фонда города Москвы в части, касающейся по поручениям №3-6-18813/1, №3-6-19362/1, №3-6-21408/1, сообщает…».

И сообщает, что, во-первых, корпуса «КЛИМ» закреплены за МГУ на праве оперативного управления. Во-вторых, объясняет, как, почему и когда из всех баз данных жилья Москвы исчезли 184 квартиры, существовавшие прежде более полувека, а жильцы «поселились» на пространствах «нежилых помещений МГУ». Это было так: «…В связи с обращением администрации указанного университета о присвоении адреса главному корпусу без деления по корпусам и в соответствии с Заключением по определению адреса Архитектурно-планировочного управления ЗАО от 13.05.2008 главному корпусу МГУ им. М.В. Ломоносова как единому зданию присвоен адрес: Ленинские горы, д. 1, что утверждено распоряжением префекта ЗАО от 22.08.2008 №1060-РП».

И сообщает, в-третьих, что «законных оснований у города Москвы для принятия каких-либо решений, в том числе по заключению договоров социального найма с гражданами, проживающими в здании по вышеуказанному адресу, не имеется».

— Удручает то, что я всю жизнь работал, меня как ученого знают и ценят во многих странах мира, — сказал мне напоследок профессор Фролов. — А выходит, что ничего осязаемого, материального не смог заработать. То есть нет, не то что заработать… Не смог сохранить, уберечь. И почему так получилось, я даже не знаю.

Он действительно не знает. Они все — в большинстве своем — не знают. Они теряются и кажутся катастрофически беспомощными, когда вы спрашиваете у них, к примеру, о количестве квадратных метров занимаемой ими квартирной площади. Скучнеют! И расцветают, если тема — дело, которому они посвятили жизнь. И к университету своему они по-прежнему относятся как к храму.

— Те из нас, кто помоложе  хотели в 2005-м, когда выяснился масштаб бедствия и негодяйства, обклеить близлежащие столбы стикерами, где сказано было о том, что все это — пятно позора на МГУ. А дедушки — нам: «Нельзя. Это неприлично…», — рассказывает Аркадий Левин. — После публикации открытого письма властям приезжали журналисты с одного телеканала, в явном предвкушении: сенсация! Может быть, ожидали, что люди в кастрюли молотками бьют или кричат, рубахи на себе рвут. А ничего такого нет, градуса нет.

…Я понимаю, что нас, уже кормленных жесткой и грубой пищей информации об экскаваторах, рушащих на глазах людей их собственные спальни и детские комнаты, об омоновцах, чуть ли не выхватывающих спящих жильцов из теплых постелей, — эта, внешне мягкая ситуация не сможет захватить надолго.

Но скажите, «ЧТО ЕЩЕ НУЖНО СДЕЛАТЬ В НАШЕЙ СТРАНЕ ветерану Великой Отечественной войны, Герою Советского Союза, доктору юридических наук, заслуженному профессору МГУ, заслуженному деятелю науки РФ Юрию Матвеевичу ТКАЧЕВСКОМУ, въехавшему в «КЛИМ» в 80-х по обычному обмену и оказавшемуся на данный момент лишенным прав на свое единственное жилье, а также его детям и внукам? Что еще нужно сделать сотням других жильцов? — пишут в повторном письме властям 29.03.2011 жильцы «КЛИМа». — Как докричаться?! Выйти на митинг? Исполнители, которые ответили нам от имени власти, не только не вошли в курс дела, но даже поверхностно не ознакомились с предоставленной им документацией. Они рекомендуют обращаться для заключения договоров социального найма жилья в университет. По закону заключать такие договоры может исключительно муниципальная власть! Да и сами квартиры из всех баз данных жилья исчезли! Какие договоры заключать? Относительно чего?! Необходимо сначала восстановить… статус 4 автономных жилых домов, 184 квартир и 500 жильцов, и уж тогда, прорвав паутину бюрократических фальсификаций, заключать какие-либо договоры. Москва — случай исключительный, мэр Москвы является также руководителем субъекта Федерации, а следовательно, вправе решать эти вопросы…».

Решит?

Комментарии

Виктор Садовничий: «Квартиру человек получает бесплатно, но не в собственность, а именно по договору найма»

Официальную позицию МГУ и лично Виктора Садовничего «Новой газете» подтвердила Ирина Хилько, руководитель пресс-службы Российского союза ректоров, пресс-секретарь ректора МГУ

Официальная позиция МГУ:

В соответствии с постановлением Совета министров СССР от 15.03.1948 №803 «О строительстве новых зданий на Ленинских горах» в новом здании МГУ на Ленинских горах размещены жилые помещения для профессорско-преподавательского состава.

C момента введения главного здания МГУ в эксплуатацию в силу действовавших в 1954 года Гражданского кодекса РСФСР 1922 года и Постановления ЦИК и СНК СССР от 17.10.1937 №112/1843 «О сохранении жилищного фонда и улучшении жилищного хозяйства в городах» жилые помещения, расположенные в главном здании МГУ, изначально отнесены к категории специальных жилых помещений, расположенных в служебных зданиях и предоставляемых работникам в связи с трудовыми отношениями. Первоначальные ордера на расположенные в корпусах «И», «К», «Л», «М» жилые помещения были выданы на время работы в МГУ.

Распоряжением мэра Москвы от 30.12.1994 №653-РМ «О жилищном фонде Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова на Ленинских горах» подтверждено отнесение жилых помещений в жилых строениях «К», «Л», «И», «М» главного здания МГУ к служебным жилым помещениям. Данное распоряжение зафиксировало изначально имевшийся статус указанных жилых помещений в условиях новой законодательной базы.

Жилищный кодекс РСФСР 1983 года, Жилищный кодекс РФ 2005 года не предусматривают возможность заключения договора социального найма на служебное жилое помещение.

В соответствии с Законом РФ «Об образовании» служебные жилые помещения приватизации не подлежат.

Согласно правовой позиции, изложенной в определении Конституционного суда Российской Федерации от 21.12.2004 №441-О, понуждение собственника (владельца) жилищного фонда к передаче служебных жилых помещений в собственность граждан недопустимо.

Служебный статус квартир главного здания МГУ неоднократно был подтвержден судебными решениями, вынесенными по искам отдельных жильцов корпусов «К», «Л», «И», «М».

В своей деятельности МГУ исходит из необходимости строгого соблюдения законодательства, законных прав и интересов граждан. Право граждан на приватизацию не может быть реализовано противозаконными способами в ущерб федеральной собственности и имущественному комплексу университета.
 http://msu.ru/news/index.html?2011-03-28_10-56.8443f2c

Официальная позиция Виктора Садовничего (озвучена 1 марта и с тех пор не изменилась):

«<…>  МГУ — государственный вуз. Нашим учредителем выступает Правительство Российской Федерации, и все здания университета находятся в федеральной собственности. Поэтому мы не можем допустить приватизации этих квартир. Они — составляющие единого университетского комплекса — Главного здания. <…>

Из года в год мы помогаем жильцам решать возникающие у них вопросы проживания. Но приватизацию (квартир) я считаю неправильной и недопустимой».

По словам ректора, МГУ готов предоставить жильцам, желающим переехать, квартиры в строящихся домах. «Эти квартиры располагаются недалеко от университета, они комфортны для проживания. Но предоставить эти квартиры мы можем только по договору найма. Квартиру человек получает бесплатно, но не в собственность, а именно по договору найма».

http://www.rian.ru/moscow/20110301/340784992.html

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera