Сюжеты

О милости и умилении

Важнейший институт права и инструмент милосердия изменен для двоих

Этот материал вышел в № 38 от 11 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

В свое время я был членом ельцинской Комиссии по вопросам помилования. Очень часто мы рассматривали ходатайства не только самих осужденных, но и тех, кто за них просил. Да и потом, уже при Путине, такая практика продолжалась. В апреле 2000...

В свое время я был членом ельцинской Комиссии по вопросам помилования. Очень часто мы рассматривали ходатайства не только самих осужденных, но и тех, кто за них просил. Да и потом, уже при Путине, такая практика продолжалась. В апреле 2000 года арестовали и обвинили в шпионаже американца Эдмонда Поупа. 6 декабря Мосгорсуд приговорил его к 20 годам лишения свободы. А уже 14 декабря Поуп был помилован. Никакого ходатайства о помиловании он не подавал, к В.В. Путину обратились члены еще существовавшей тогда комиссии, и президент с ними согласился. Или, скажем, ходатайство о помиловании положительно характеризующегося осужденного могла инициировать даже сама администрация колонии. Такую возможность ей предоставляла статья 113 Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Однако 5 апреля 2010 года вышел закон № 46-ФЗ, который, среди прочего, лишил администрацию такого права.

В чем же дело?

Взглянем на календарь. 3 марта 2009 года начался второй процесс по обвинению Ходорковского и Лебедева. И вот уже через год, 26 марта 2010-го, процесс в разгаре, Дума принимает этот самый закон. 5 апреля президент Д.А. Медведев его подписывает.

Разумеется, вряд ли кто-то мог предположить, что иначе тюремщики тут же бросились бы просить о помиловании двух государственных преступников. Дело, очевидно, в другом. Еще 28 декабря 2001 года появилось «Положение о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в РФ», где сказано: «Осужденный обращается с ходатайством о помиловании…» Восемь лет это никак не мешало и самому осужденному просить о милосердии, и администрации колонии в порядке поощрения запускать процесс помилования. Но в марте 2010 года, надо полагать, спохватились: раз администрация колонии может ходатайствовать о помиловании, то, выходит, и другим это не возбраняется — родственникам осужденного, друзьям, коллегам, общественным организациям. Нет, такого быть не должно. Пускай о милости, посыпая голову пеплом, просит только сам осужденный.

Такой позиции придерживаются сегодня в основном юристы, близкие к власти. Михаил Барщевский, выступая в эфире «Эха Москвы» 18 февраля 2011 года, сказал: «У нас очень многие говорят о том, что президент РФ имеет право помиловать любого и каждого… Я умилялся последние две недели, когда юристы всерьез об этом разговаривали, забыв вообще в закон глянуть, где прямо записано, что помилование может состояться только по просьбе осужденного». Сказал как отрезал. Но публицист Борис Вишневский с этим категорически не согласен. Он пишет: «Право же, неудобно становится за полномочного представителя правительства Российской Федерации в высших судебных инстанциях, доктора юридических наук и заслуженного юриста Российской Федерации, потому что «забыл глянуть в закон» именно Барщевский, а не те, над кем он «умиляется». Этой же «антибарщевской» позиции придерживается большинство наших видных юристов. Доктор юридических наук профессор Елена Лукьянова: «Акт помилования может издаваться без ходатайства, без согласия, без одобрения и даже вопреки воле осужденного». В том же убежден и доктор юридических наук Юрий Голик: «Никому не может быть отказано в рассмотрении прошения о помиловании… В юридической практике немало случаев, когда за осужденного просили и ближайшие родственники осужденного, и его соседи, и вовсе сторонние люди и организации… Все остальное — различные указы, положения и прочее — от лукавого».

Да и вообще: такая ли уж священная корова — действующее сегодня Положение о помиловании? Однажды сам В.В. Путин фактически подтвердил, что руководствоваться следует Конституцией, а не правилами, записанными в этом подзаконном акте. Положение требует, чтобы ходатайства о помиловании прежде всего рассматривались в региональных комиссиях по помилованию. Однако 8 марта 2003 года президент В.В. Путин помиловал 97 женщин, ходатайства которых комиссиями не рассматривались. «Руководствуясь принципами гуманности, постановляю помиловать…» — написал Владимир Владимирович, и правильно написал: Конституция России давала и дает президенту такое ничем и никем не ограниченное право.

Надо думать, ни Михаил Ходорковский, ни Платон Лебедев сами просить пощады не будут. А за них — да, просят. 21 марта 2011 года группа правозащитников и писателей обратилась к Д.А. Медведеву с ходатайством о помиловании знаменитых узников. Но есть ли сегодня у нашего президента для этого достаточный властный и человеческий ресурс?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera