Сюжеты

Мы все живем внутри ремейка

В московском Театре оперетты состоялась 24-я церемония вручения национальной кинематографической премии «Ника»

Этот материал вышел в № 38 от 11 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

Как заметил Александр Ширвиндт: «Все смешалось в нашем облонском доме: Люсю Гурченко хоронили в ЦДЛ, «Нику» проводят в Театре оперетты, а мне, двадцать лет подряд вручавшему награду за лучшую женскую роль, видимо по старости, определили...

Как заметил Александр Ширвиндт: «Все смешалось в нашем облонском доме: Люсю Гурченко хоронили в ЦДЛ, «Нику» проводят в Театре оперетты, а мне, двадцать лет подряд вручавшему награду за лучшую женскую роль, видимо по старости, определили выбрать лучшего из актеров». Владимир Машков победил в номинации «Главная мужская роль» (фильм «Край»), Евгений Миронов —  в номинации «Мужская роль второго плана» (фильм «Утомленные солнцем-2. Предстояние»). Миронов бросил в зал: «Никита Сергеевич, вы здесь? Шутка». Картина Тофика Шахвердиева «Мой друг доктор Лиза» получила премию в номинации «Лучший неигровой фильм».

Академики «Ники» выявили завидное благородство: голосуя, показательно проигнорировали раскол в киносообществе на две киноакадемии. С их выбором можно спорить (мне, например, показалось несправедливым, что работа супермастера режиссера Балабанова оказалась проигнорированной). Впрочем, любое голосование можно оспорить. Тем более что однозначного фильма-прорыва, на мой субъективный взгляд, в истекшем сезоне не было. Каждая из четырех картин, претендовавших на звание «Лучший фильм» («Край», «Как я провел этим летом», «Кочегар», «Брестская крепость»), имеет свои достоинства и недостатки, прежде всего драматургические (за исключением «Кочегара» Балабанова, в его плотно спаянный сценарий нож не вставишь). Но награда за лучший сценарий Денису Осокину («Овсянки»), уникальному автору, нашедшему свой стиль, язык, — неоспорима.

Сама церемония, если исключить традиционную затянутость, была на редкость элегантна (хотя некоторые из «вручантов» не смогли удержаться от скабрезных шуток). В черно-белом прологе экранный луч превращался в белый светящийся шар, полиэкран пульсировал сразу всеми фильмами-номинантами. Представление женских ролей на большом экране превратилось в «немую фильму» под аккомпанемент тапера. Фрагменты с участием актеров шли на белом трепещущем балахоне (а-ля Пугачева) Лолиты, выглядящей и поющей непривычно прилично. Среди сильных эмоциональных моментов — посвящение  Людмиле Гурченко. На сцене — Сергей Кристовский, солист «УмаТурман», на экране  — актриса. Звучит их дуэт: «Проститься, за потерей потеря / И года полетели / За дождями метели / Перелетные птицы…» В прошлом году Людмила Гурченко, получая премию «Ника» в почетной номинации «Честь и достоинство», сказала: «Надеюсь, что и в будущем году я буду жива и буду здесь».

В прологе, сочиненном Дмитрием Быковым, прозвучало символичное: «Мы все живем внутри ремейка». Это касается не только кинематографа, но и всей нашей загадочной действительности, в которой разрастаются симулякры типа сколковского муляжа, в то время как все физики — в Сан-Франциско, а Чапман оказывается ремейком Штирлица.

Впрочем, и отечественному кино досталось в этот вечер от многих, в том числе и в остроумной песенке «нашерашевского» Слепакова под символичным названием «Где российское кино?» — «Где уютно и тепло, и приличное бабло».

Сергей Юрский, которому вручили «Нику» «За честь и достоинство», вопрошал: «Куда подевались фильмы, которые переворачивали сознание, раздвигали глаза?» —  и читал стихотворное посвящение Феллини собственного сочинения.

Гарри Бардин, выйдя получать пятую (!) «Нику» за полнометражный обаятельный рукотворный фильм «Гадкий утенок», обещал больше не выставлять работ на соискание — надо же и о других подумать! Между прочим, лауреат перед церемонией подошел к «конкуренту», режиссеру Валентину Ольшвангу, и выразил свое восхищение рисованной трагедией «Со вечора дождик» — про старика, хищную русалку и их обоюдоострую любовь. Но, видимо, кроме Бардина блестящий фильм оценили немногие.

Что касается выбора, то он не слишком отличается от голосования «Золотого орла» — ремейка «Ники». Да это и неудивительно: подавляющее число киноакадемиков голосует сразу «по двум инстанциям». И на «Орле», и на «Нике» они поделили награды между Попогребским и Учителем, лишь тасуя награды за «Лучший фильм» и «Лучшую режиссуру». Многие фильмы, и среди них отмеченные призами «Перемирие» Светланы Проскуриной, «Счастье мое» Сергея Лозницы, «Обратное движение» Андрея Стемпковского, показательно проигнорированы. Исключением стал Дмитрий Мамулия (фильм «Другое небо»), его назвали «Открытием года».

Конечно, существование двух академий в кинематографии, которую не ругает только немой, не только девальвирует ценность наград, но и свидетельствует о хронике расстроенности общества. Раздвоении личности и потере идентичности. А если мы не понимаем, кто мы, как мы можем сказать, какое кино нам нравится? Тем более взять на себя ответственность и определить вектор развития нашего кинематографа?

Перечисляя множество юбилеев, которые мы отмечаем в этом году, Юлий Гусман напомнил о 150-летии отмены крепостного права — событии в отечественной истории знаменательном. Но зал реагировал вяло, посчитав, видимо, процесс еще не завершенным…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera