Расследования

Иметь Россию

В стране существует параллельный бюджет. Кто и как его формирует и на что тратит. Куда идут деньги из налоговой инспекции для миллиардеров

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 41 от 18 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Соколовзамглавного редактора

Представим себе картину, которая находит сторонников среди экспертов в области коррупции: в России существует теневой бюджет (он же черный, он же второй бюджет России), откуда можно черпать средства хоть на выборы, хоть на поддержку...

Представим себе картину, которая находит сторонников среди экспертов в области коррупции: в России существует теневой бюджет (он же черный, он же второй бюджет России), откуда можно черпать средства хоть на выборы, хоть на поддержку «конвертами» силовиков. Как считают эксперты, этот бюджет формируется так: откаты при госзакупках и тендерах, средства от которых стекаются в нарушение законов физики не вниз, а вверх по вертикали, кэш от работы подпольных казино, черный нал с рынков, подобных Черкизону, замешанный, естественно, на чудовищных размеров контрабанде. А главное — незаконный возврат НДС*. Происходит это так: сначала формируется бюджет обычный, потом из него вычитается то, что должно идти на непубличные нужды (в том числе — на оплату услуг руководителей правоохранительных органов и спецслужб), а итоговые цифры (за минусом) становятся законом.

В коррупционной сфере установлен механизм жесткой рыночной конкуренции. Каждый теневой поток окучивают по нескольку противоборствующих «компаний», состоящих из представителей различных ведомств. Ну, например, одно управление ФСБ присматривает за НДС, а другое — за казино, один замначальника главка МВД принадлежит к той группировке, что контролирует рынки, но и другой зам «отвечает» за контрабандные поставки. Игроки в этих командах, как менеджеры банков, могут перебегать от работодателю к работодателю — в зависимости от условий труда.

Но ни одна из групп не в состоянии получить монопольное право на пополнение и трату условного общака — тогда они перестанут быть менеджерами, а станут хозяевами. Потому их много, их силы примерно равны и между ними происходят регулярные схватки, результатом которых могут стать посадки наименее ценных членов трудовых коллективов из числа следователей или оперов, а также — громкие скандалы в СМИ, которые, как правило, никогда не заканчиваются приговорами.

Подобный подход объясняет и подоплеку двух последних скандалов. Первый — война вокруг подпольных казино в Подмосковье (ФСБ и СКР против Генпрокуратуры и МВД). И второй — важнейший: обыски в московской налоговой, которым предшествовала отставка руководителей 28-й ИФНС по Москве, и показания, данные кем-то из налоговиков в отношении своего нового начальства.

Налоговая. Война кланов

Пришедший в апреле 2010 года на должность руководителя Федеральной налоговой службы (ФНС) Михаил Мишустин, получив карт-бланш на кадровые перестановки в своем ведомстве, прежде всего в ФНС Москвы, закончил зачистку крупнейшего регионального налогового органа от представителей команды нынешнего министра обороны Анатолия Сердюкова в рекордные сроки — к началу этого года.

Последняя громкая отставка в этой связи — уход по собственному желанию начальницы ИФНС № 28 Ольги Степановой и еще двух ведущих сотрудников ключевой, даже в масштабах страны, инспекции, в которой на учете стоят крупнейшие налогоплательщики; инспекции, через которую проходили миллиарды и которая неоднократно мелькала в скандалах с гигантскими суммами возвращенных якобы излишне уплаченных НДС.

Собственно, после этой отставки где-то в Управлении «К» ФСБ появились показания пока анонимного сотрудника ИФНС** № 28 о том, что новый замначальника московской налоговой Черничук якобы принуждает своих подчиненных вернуть почти 2 млрд рублей НДС некоему «Эк-Контрактстрой», связанному бизнес-отношениями с ООО «Выборгская целлюлоза».

Дальше — обыски в московской ФНС и на даче Черничука, а также — в инспекции № 28. Со стороны ФСБ и СКР, которые проводили эти мероприятия, следуют объяснения: самого факта мошенничества не было, а было лишь покушение на совершение преступления, которое удалось предотвратить. Забегая чуть вперед, замечу, что подобные же сведения, официально переданные в СКП, МВД и Генпрокуратуру юристом фонда Hermitage Сергеем Магнитским о попытке хищения 5,4 млрд рублей в 2007 году, никем восприняты не были, и попытка хищения завершилась успешно в том же 2007-м. Тогда в заявлениях Магнитского и других юристов Hermitage также фигурировала инспекция № 28 и ее руководитель Степанова. Причина подобной избирательности может быть объяснена тем, что тогда вокруг все были свои, а ныне — на чей-то огород заглянули непрошеные пользователи.

И действительно. Налоговый огород до прошлого года был под контролем питерской команды нынешнего министра обороны Анатолия Сердюкова, чей последний ключевой игрок — Степанова — после отставки тут же перекочевала в военное ведомство.

До нее этот же маневр совершили все налоговые начальники, так или иначе имевшие отношение к контролю за крупными российскими налогоплательщиками. Ставленник Сердюкова на посту руководителя ФНС — Михаил Мокрецов — занял пост начальника аппарата Министерства обороны, замруководителя ФНС Татьяна Шевцова, курировшая как раз крупнейших налогоплательщиков, а следовательно, Московскую ФНС и ИФНС № 28, — также оказалась в Министерстве обороны. Надежда Синникова, некогда возглавлявшая ФНС Москвы, затем занимавшая посты начальника Управления крупнейших налогоплательщиков и зама Мокрецова — ныне работает главой Федерального агентства по поставкам вооружения, военной, специальной техники и материальных средств (Рособоронпоставка) — именно в эту структуру, по имеющимся сведениям, переходит на работу и Ольга Степанова! Да и заменившая Синникову в московской налоговой Людмила Воробьева также оказалась теперь по военной части.

Однако смена команды прошла небезболезненно. И свидетельство тому не только текущие обыски. Сначала появились претензии к начальнику ИФНС № 28 Ольге Степановой, в том числе и в рамках «дела Магнитского». После серии публикаций в «Новой», касающихся незаконного возврата 5,4 млрд рублей на счета трех ООО, украденных у Hermitage, в редакцию пришло два ответа из ФНС России, которая уже трудилась, так сказать, в новой редакции.

Из первого следовало, что все операции по возврату НДС проходят согласно ст. 78 Налогового кодекса — по письменному заявлению налогоплательщика по месту учета, а какой-либо «внутренней инструкции, согласно которой решение о возвращении большой суммы излишне уплаченных налогов принимается не местными налоговыми органами, а Федеральной налоговой службой, не существует». В переводе это означает: решение о возврате 5,4 млрд рублей принимала лично Степанова и ее подчиненные, им и отвечать. И в подтверждение этого в июне 2010 года «Новой» сообщили другим письмом, что по поводу махинаций с 5,4 млрд рассматривается вопрос о проведении служебных проверок.

Что удивительно: проверки были проведены. Сейчас, когда над новым руководством московской налоговой сгустились тучи, представители ФНС допустили утечку в СМИ, которая сопровождала жалобу в Генпрокуратуру на необоснованность проведения обысков и выемок документов, проведенных 6 апреля сотрудниками СКР и ФСБ. Смысл утечки в том удивлении, что выказывает ведомство по поводу действий правоохранительных органов, которые никак не дадут ход материалам внутренней служебной проверки, направленным еще осенью прошлого года и свидетельствующим о том, что бывший руководитель столичной налоговой № 28 Ольга Степанова приняла необоснованное решение о возмещении НДС восьми компаниям на общую сумму 4,45 млрд рублей. По результатам этой служебной проверки Степанова якобы даже была предупреждена о неполном служебном соответствии.

Какие восемь компаний имеются в виду, стыдливо не расшифровывается. Но достоверно известно, что подпись Степановой стоит на возврате налога на прибыль на счета мошенников, укравших компании Hermitage (ООО «Парфенион» и «Махаон») несколькими траншами за один световой день 24 декабря 2007 года — а именно: 887,3 млн рублей, 101,4 млн рублей, 1,2 млрд рублей и еще 1,2 млрд рублей.

В поисках миллиардов

Эти миллиарды теперь ищут, сбиваясь с ног от усталости, те же самые сотрудники МВД, многие из которых поспособствовали тому, чтобы хищение состоялось. «Новая» об этом писала неоднократно, повторяться не будем. Интересно другое: ни у кого из тех, кто ищет украденные миллиарды, не возникло никаких вопросов к налоговым органам!

Мало того что сам факт хищения был установлен, только когда разгорелся международный скандал, но даже тогда внятных допросов сотрудников ИФНС № 28 не последовало. Нет, их, конечно, опрашивали, итогом чего стало признание налоговых органов…  потерпевшими по этому делу.

Вкратце канва событий, если смотреть на нее из здания ИФНС № 28, такова. Поздней осенью на учет в эту инспекцию встают два ООО: «Махаон» и «Парфенион». Потом было доказано, что эти компании были украдены у фонда Hermitage, учредительные документы у них поддельные, а счета, открытые в Универсальном банке сбережений и банке «Интеркоммерц», дублируют еще действующие счета в банке HSBC, принадлежащие реальным владельцам. Ничего налоговые органы не смущает — бывает, ладно… Но дальше эти два ООО — в середине декабря 2007 года — подают уточненную декларацию, согласно которой им нужно вернуть почти 4 млрд рублей из-за якобы переплаченного налога на прибыль.

Обычно в этой ситуации начинается кошмар: тех, кто подал уточненную декларацию даже на сотню рублей без копеек, начинают проверять до последнего контрагента, запрашивают сведения о фирмах и их хозяевах в МВД и т.д. и т.п., — что в совокупности занимает не один месяц с неясной до конца перспективой. Однако в нашем случае уже 24 декабря (с утра в понедельник) принимается решение о возврате миллиардов, несмотря на то что решения арбитражных судов, на основании которых выставлялись требования о возврате, еще даже не вступили в законную силу.

И прямо под Новый 2008 год Федеральное казначейство начало выплачивать деньги, которые, попав на счета Универсального банка сбережений и банка «Интеркоммерц», были в течение месяца-двух переведены на счета других фирм (ООО «СервисКом» — в Мещанское ОСБ, ООО «Яуза-Регион» — в УБС, ООО «Юнит» — в «Мосстройэкономбанк», ООО «Сторно» — в Сбербанк России и т.д.), а затем — потекли в банки третьего и четвертого уровня, согласно типичной схеме отмыва. Конечно, финансовые учреждения, попавшие в эту цепочку вторым и третьим порядком, скорее всего, не были осведомлены о черном характере денег. Но Росфинмониторинг, который обязан отслеживать любое движение на сумму, превышающую 600 тысяч рублей, ничего не заметил — во всяком случае, на запросы финансовые разведчики не отвечают.

В итоге поиски денег шли весьма замысловатыми тропами, которые привели к двум приговорам, но почти не принесли материального результата. На пресс-конференции, которую дала представитель СК МВД полковник Дудукина к годовщине смерти Магнитского, было сказано: в хищении денег виноват сам Магнитский, сообщивший об этом преступлении заранее. Кроме того, выяснилось, что из трех номинальных директоров украденных компаний в живых осталось только двое. «Хозяин» ООО «Рилэнд» — умер от цирроза печени, поскольку был невоздержан в алкогольном и наркотическом смысле. «Хозяин» ООО «Парфенион», дважды судимый, в том числе и за убийство, мастер по приему пиломатериалов Виктор Маркелов, сознался в мошенничестве и был приговорен к 5 годам колонии, а о судьбе денег он ничего не знал. Третий — «хозяин» ООО «Махаон» — также ранее дважды судимый (за вымогательство и мошенничество) Вячеслав Хлебников пойман и дает признательные показания. Эти признательные показания закончились для Хлебникова пятью годами заключения — приговор состоялся в марте 2011 года.

У этих процессов над Маркеловым и Хлебниковым много общего. И тот и другой проходили в Тверском суде Москвы (Хлебникова судил даже сам председатель), в особом порядке, не предполагающем судебное следствие; журналистов на заседание не пустили, никаких материальных претензий подсудимым не предъявили. Оба — за кражу фактически годового бюджета какого-нибудь областного центра получили всего по 5 лет (сравните с приговором Ходорковскому). В кассационном порядке приговор не обжалован.

Если бы судебное следствие было полным, а в зал заседания пустили журналистов, выяснилось бы: и Хлебников, и Маркелов стали обвиняемыми с четвертой попытки — начиная с весны 2008 года три милицейских следователя писали отказы в возбуждении в их отношении уголовных дел, последний из которых был завизирован замгенерального прокурора Гринем. И только общественный резонанс вокруг этого дела заставил несколько изменить условия игры — скрывавшийся на Украине Маркелов, уголовное преследование в отношении которого было прекращено, самолично приехал в Следственный комитет, отказался от адвоката и фактически заставил признать его обвиняемым, очевидно, упирая на проснувшуюся совесть.

Ну бог с ними, с номинальными директорами… Пролить свет на путь похищенных денег могли бы директора банков, на счета в которых перечислены средства, но, как сообщила «Новой» руководитель пресс-службы СК МВД полковник Дудукина, тому помешало случившееся стечение обстоятельств. Во-первых, хозяин банка УБС Клюев, аккурат перед всеми этими событиями, неожиданно продает свой бизнес некоему Семену Моисеевичу Коробейникову, ранее никак не засветившемуся в банковской сфере, да и вообще нигде не засветившемуся. Коробейников этот, очевидно, ошалев от шальных денег, покупает себе летом 2008 года пентхаус в недостроенном доме и, приехав посмотреть на будущее место жительства, выпадает из окна на асфальт.

А УБС к тому времени вздумал ликвидироваться. И тут — незадача вторая: вся документация грузится в КамАЗ, который, в лучших традициях российских детективов, по дороге попадает в ДТП и сгорает дотла. Что же касается банкира Клюева, который до этого засвечивался в скандалах и с возвратом НДС, и с рейдерскими захватами (даже был судим), так он, по словам Дудукиной, был допрошен в качестве свидетеля, но сообщил, что никакого Маркелова и прочих знать не знает — с тем и был отпущен.

В банке «Интеркоммерц» также прошли некие кадровые перестановки, новое руководство на запрос «Новой» не ответило, а полковник Дудукина о судьбе денег, прошедших через это финансовое учреждение, не упоминает.

Хорошо, а как же налоговая документация, которая должна была сохраниться в ИФНС «для миллиардеров» № 28? А тут — тоже приключение. Украденные у Hermitage ООО решили в срочном порядке перерегистрироваться из Москвы в Новочеркасск, но до ростовских земель вместо документов от московских налоговиков поступила лишь пачка листов чистой бумаги…

О чем спросить «потерпевших» налоговиков?

Ну, например, госпожу Степанову — бывшего начальника ИФНС № 28, а также госпожу Химину — начальника ИФНС № 25 (там по точно такой же схеме и в те же сроки обналичилось третье из украденных ООО — «Рилэнд»): как их, таких опытных, смогли подобным образом глупо облапошить? Как они на самом деле проверяли фирмы, жаждущие вернуть НДС, кто это делал, куда отправлял запросы, кто на них отвечал — пофамильно, так сказать? Короче, много вопросов… Мы решили подсказать их гипотетическим следователям.

? Правда ли, что благосостояние Ольги и Владлена Степановых (проживающих в одной квартире и регулярно вместе выезжающих на отдых за рубеж — например, в Дубай) за период с начала 2008 года увеличилось более чем на 38 миллионов 900 тысяч долларов?

Если это так, то каким образом это соотносится с налоговыми декларациями Ольги Степановой и Владлена Степанова, чей совокупный годовой доход в период с 2006 по 2009 год в среднем составлял 38 тысяч долларов?

? Правда ли, что Владлен Степанов (скромный служащий строительной компании «Волсстрой») приобрел две офшорные компании? Одну — «Ариваст Холдингс Лтд» — на Кипре 26 января 2008 года, куда со счета в швейцарском банке «Кредит Сьюс» (через месяц после аферы с 5,4 млрд рублей) было в течение нескольких недель переведено более 7 млн евро пятью траншами? А вторую — «Эйкейт Пропертис» — на Британских Виргинских островах, куда со счета в том же банке поступило 750 тысяч евро тремя переводами и 650 тысяч долларов двумя траншами?

? Правда ли, что Ольга и Владлен Степановы гордятся усадьбой в районе Архангельского (Рублево-Успенское направление Московской области), на территории комплекса «Дачное», чье обслуживание осуществляет Управление делами президента? Правда ли, что проектировал этот особняк в стиле модерн (стоимость 8 млн долларов) общей площадью 1000 квадратных метров с винным погребом, бильярдной, гостевым домом, домашним кинотеатром известный архитектор Алексей Козырь, а реализованный проект даже победил на фестивале лучших загородных домов России, хотя официально до сих пор не прошел все необходимые процедуры оформления? Правда ли, что собственником участка (61 сотка, стоимость приблизительно 12 млн долларов), на котором расположены эти постройки, числится 85-летняя Анастасия Степанова, мать Владлена Степанова?

? Правда ли, что Степановы купили прибрежную виллу в Черногории, в районе города Бар, для чего на счет застройщика из того же банка «Кредит Сьюс» поступило 10 платежей на 470 тыс. долларов?

? Правда ли, что Владлен Степанов приобрел особняк на искусственном полуострове в Дубае, который, согласно реестру недвижимости, значится под номером F-48, стоит около 3 млн долларов, занимает 452 квадратных метра: 6 спален, 7 ванных комнат, тропический сад, бассейн и свой пляж?

? Правда ли, что Степановы приобрели на том же острове, в элитном комплексе «Кемпински», две квартиры (№ 428 и № 530) категории люкс стоимостью 4 млн долларов, согласно прейскуранту, и для оплаты этой роскоши из банка «Кредит Сьюс» поступили первоначальные взносы на 795 тыс. долларов и на 1 млн 907 тысяч долларов?

? Правда ли, что в этом же комплексе приобрела квартиру и семья бывшего зама Степановой по ИФНС № 28 Елены Анисимовой, также подавшая в отставку в январе этого года?

У «Новой» есть предположение: ответы на эти вопросы мы никогда не получим. Почему? Потому что, если предположить (ну чисто гипотетически), что все это — правда, то возникнет вопрос: сколько же тогда получают не исполнители схем, а их бенефициары и авторы? Вряд ли разбираться в этом вопросе входит в планы хозяев гигантского теневого общака, параллельного бюджету России, позволяющему кланам силовиков владеть страной.

В связи с этим, как представляется, скандал вокруг обысков в московской налоговой инспекции очень быстро забудется, а вместе с ним и фамилии Степанова, Черничук или Удодов (последнего СМИ записали в друзья главы ФНС Мишустина и назвали одним из тех людей, к которому у правоохранительных органов проснулся интерес в рамках прояснения схем возврата НДС). Кланы, после маленькой внутривидовой войнушки, как пазлы, найдут новую конфигурацию в коррупционной вертикали и продолжат плодотворную работу. Последим за ними…

* Налог на добавленную стоимость.

** Инспекция Федеральной налоговой службы.

Видеоверсию истории про ИФНС № 28 можно посмотреть в интернете — http://www.youtube.com/watch?v=MYDJYTcgnLo

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera