Сюжеты

Джон Байерли: «Для начала мы хотим продлить срок двусторонних виз до двух лет»

На вопросы «Новой» ответил Чрезвычайный и Полномочный Посол США в России Джон Байерли

Этот материал вышел в № 42 от 20 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

— Сегодня всех волнует непонятная, затянувшаяся ситуация с Ливией и с Каддафи. Она, естественно, затрагивает и российско-американские отношения. Российский президент Медведев сначала резолюцию ООН 1973 одобрил, а на днях заявил, что ее...

— Сегодня всех волнует непонятная, затянувшаяся ситуация с Ливией и с Каддафи. Она, естественно, затрагивает и российско-американские отношения. Российский президент Медведев сначала резолюцию ООН  1973 одобрил, а на днях заявил, что ее мандат превышен. А президент Обама совсем недавно говорил, что целью коалиции не является устранение Каддафи, но позже в совместной с лидерами Франции и Великобритании статье заявил, что Каддафи не может оставаться у власти. Проясните, пожалуйста, позицию США по этому поводу.

— Я бы сказал, что военную операцию в Ливии ведет НАТО в соблюдение резолюции ООН  1973, о которой вы говорили. И там довольно четко написано, что режим Каддафи должен прекратить насильственные действия, нападения на мирное население Ливии. А что мы видим? Мы видим, что силы Каддафи и его наемники продолжают вести войну против граждан Ливии. В городе Мисурата силы Каддафи нанесли удары по мирному населению, удары без разбора — ракетами, гаубицами. Была информация, что прокаддафиевские силы уничтожили склады продуктов питания, прекратили поступление электричества и воды в этот город. Фактически там население находится в условиях осады. В резолюции 1973 довольно ясно написано, что международные силы имеют право предпринимать все необходимые меры для того, чтобы предотвратить именно такие действия. Я думаю, что конечная цель операции — это дать возможность ливийцам жить спокойно в стабильной стране, не боясь своего собственного правительства. И повторяю, что наши цели довольно ясно и четко сформулированы именно в резолюции  1973, которая является для нас уставом, инструкцией.

— Президент США призвал тем не менее господина Каддафи оставить власть. Правильно мы понимаем, что сохранение Каддафи во главе Ливии представляется руководству вашей страны невозможным?

— Мы стараемся собирать достоверную информацию о тех нарушениях, не говоря уже о зверствах, которые совершает режим Каддафи. И я думаю, что в конечном итоге все мы заинтересованы в том, чтобы те руководители, которые дали команды на такие зверские действия или нападения на гражданское население, ответили за свои преступления.

— Недавно мы встречались с заместителем генерального прокурора Соединенных Штатов, который занимается уголовным преследованием коррупционеров, в частности, по закону RICO. И он одобрительно отозвался о том, что у Каддафи заморожены счета, которые находятся в США. Могут ли эти счета стать предметом торга, если Каддафи согласится отдать власть?

— Я не хотел бы комментировать, какие у нас будут соображения по этому поводу. Но я бы подтвердил то, что уже было объявлено в открытой прессе, что действительно мы обнаружили громадные, колоссальные суммы денег на отдельных счетах партнеров Каддафи, которые якобы принадлежат режиму или даже семье Каддафи. Это само по себе говорит о том, что творилось в этой стране долгое время. Согласно резолюции  1973 мы имеем право заморозить эти счета, и они фактически заморожены.

— Многие эксперты считают события в Северной Африке и на Ближнем Востоке крахом американской realpolitik: США поддерживали авторитарные, но дружественные режимы как барьеры против радикального исламизма. А нынешние арабские революции показывают, что они проходят не под знаменами «Аль-Каиды», а скорее направлены против авторитаризма. Как вы относитесь к такого рода оценкам? Изменится ли политика США в отношении авторитарных режимов?

— То, что мы видим в Северной Африке и на Ближнем Востоке, по-моему, отражает вполне объяснимое и нормальное желание людей, народов этих стран почувствовать, что они каким-то образом влияют на свою собственную судьбу, что правительства их стран защищают интересы людей, а не свои собственные. Если мы видим, что тот или иной лидер в той или иной стране теряет поддержку своего народа, то это не может не повлиять на нашу оценку возможности иметь партнерские отношения с таким лидером. Так что, я думаю, тут важнее не политика Америки, а чувства и стремления народов в этих странах, которые, мне кажется, вполне достойны нашего не только уважения, но и поддержки.

— А как оценить, что режим потерял доверие народа? Неужели для этого нужно обязательно дождаться социально-политического взрыва?

— Оценить это, конечно, сложно. Но я думаю, что в основном наши интересы заключаются в том, чтобы поощрять мирные процессы политической конкуренции, открытость в пространстве СМИ. И мы всегда призываем всех наших партнеров, наших друзей соблюдать эти элементарные прин-ципы. Если мы видим, что эти принципы не соблюдаются, если они явно нарушаются, это не может не сказываться на наших отношениях. Даже с теми странами, с которыми у нас есть продуктивные и в основном дружеские отношения.

— Недавно премьер России Владимир Путин жестко высказался по поводу ВТО: мол, хватит соблюдать те правила, которые нам навязывают, ведь все равно нас туда не принимают. На самом деле большинство россиян не понимает, нужно вступать в ВТО или нет. Для бюрократической же элиты это кажется очень важным, даже символическим знаком того, что «перезагрузка» действительно состоялась. Как вы считаете, Россия и ВТО нужны друг другу? Есть надежда, что процесс присоединения России к этой организации все-таки завершится успешно?

— Во-первых, надо признать, что процесс присоединения России к ВТО продолжается уже в течение 16—17 лет. Так что вполне понятно, что терпение тех или иных людей уже на исходе. Мы тоже считаем, что России давно пора присоединиться к ВТО. Тот факт, что Россия является самой крупной экономикой вне ВТО, сам по себе говорит о ненормальности нынешней ситуации. И вот почему наши правительства, наши президенты за последние два года работают довольно тесно над тем, чтобы ускорить этот процесс: наши двусторонние вопросы в основном решены уже шесть—восемь месяцев назад. И теперь мы видим, что есть реальная возможность вступления России в ВТО в этом году. Почему это важно? Конечно, это носит и символический характер. Но важна не только символика. Россия должна быть внутри организации, когда там будут приниматься решения, которые повлияют на ее экономическое развитие. Россия не должна быть где-то в соседней комнате и подслушивать, как ВТО принимает регламенты, непосредственно влияющие на ее экономический прогресс. Американцы и, думаю, наши европейские партнеры хотят, чтобы Россия имела голос внутри ВТО. Потому что мы видим, что экономика здесь развивается довольно хорошо. Мы действительно хотим поддерживать рыночные институты в вашей стране. Думаю, что вступление в ВТО усилит эти институты, что очень позитивно скажется на вашем дальнейшем экономическом благополучии.

— Премьер Путин с вице-президентом Байденом обсуждали совершенно сенсационную проблему возможности отмены виз между Россией и США. Как у вас смотрят на реальное развитие этой ситуации и в каком направлении это может пойти?

— Хотелось бы дожить до той поры, когда не будет никакого визового режима между США и Россией. Конечно, это не случится в ночь с сегодня на завтра, но как конечная, очень амбициозная цель она логична и правильна. А чего мы реально ожидаем в скором будущем — это увеличения срока действия наших двусторонних виз.

Мы довольно интенсивно работаем с нашими российскими партнерами над соглашением, которое, мы надеемся, в скором будущем будет уже подписано.

— На какой срок можно будет получить долгосрочную визу?

— На два года. В основном у нас мировой стандарт — это десять лет. Но для начала два года — это было бы очень логичным и хорошим шагом.

— В предвыборной кампании господина Обамы активно использовались интернет, социальные сети. Сейчас начинается новый избирательный цикл. Как вы относитесь к перспективе такой избирательной кампании? Как вы саму эту технологию оцениваете?

— Первая предвыборная кампания Обамы, конечно, отличалась тем, что в ней более широко, чем когда-либо раньше, использовались возможности интернета — как для организаций сторонников Обамы, так и для сбора денег. Поскольку наши предвыборные кампании стоят таких колоссальных денег — сотни миллионов долларов, — процесс сбора этих денег должен быть максимально прозрачным, предсказуемым и соответствующим закону. И то, что у нас этот процесс транспарентный, способствует росту сбора средств на кампанию именно через интернет. Я думаю, что эта тенденция будет продолжаться, и в следующей предвыборной кампании в использовании интернета республиканцы не будут отставать от демократов, которые на прошлых выборах делали это лучше.

— Есть ли какая-то трансформация подхода американского истеблишмента к ядерной энергетике после того, что произошло и происходит на «Фукусиме» в Японии?

— Аварии на японских АЭС привели к перепроверке всех атомных электростанций в США. Мы считаем, что ядерной энергетике просто нет альтернативы, и главная задача — обеспечение максимальной безопасности при ее использовании. Каждый раз, когда случаются «Тримайл-Айленд», Чернобыль, «Фукусима», мы обязаны еще раз перепроверить все эти системы и учесть уроки этих аварий при разработке новых поколений реакторов. Соединенные Штаты и Россия подписали соглашение о сотрудничестве в гражданской ядерной энергетике «1-2-3», и оно уже вступило в силу. Это соглашение открыло большие перспективы для нашего сотрудничества, в том числе в создании новых безопасных атомных реакторов и в повышении степени безопасности в других сферах ядерной энергетики.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera