Сюжеты

«Тихонов говорил, что убийство Маркелова — отличная акция»

<span class=anounce_title2a>Дело об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой</span>

Этот материал вышел в № 43 от 22 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

— Подсудимые Тихонов и Хасис встретились лицом к лицу в зале суда с человеком, который утверждает, что они обсуждали его «ликвидацию»— Присяжным зачитали признательные показания Тихонова. Он утверждает — это сделка со следствием— В суде...

— Подсудимые Тихонов и Хасис встретились лицом к лицу в зале суда с человеком, который утверждает, что они обсуждали его «ликвидацию»
— Присяжным зачитали признательные показания Тихонова. Он утверждает — это сделка со следствием
— В суде показаны видео следственного эксперимента на Пречистенке и запись скрытой камерой из съемной квартиры обвиняемых

18 апреля.
День двадцать второй

Очередная неделя суда над Никитой Тихоновым и Евгенией Хасис началась с ходатайства их адвокатов об отводе двух присяжных. 16 апреля на сайте «Эха Москвы» была опубликована запись журналиста Евгения Левковича, который ранее выступал свидетелем со стороны защиты. Он встретился с присяжной Анной Добрачевой, которая взяла самоотвод. Бывшая участница коллегии рассказала, что на членов жюри оказывается давление: присяжный №1 перед каждым заседанием читает всем материалы из СМИ, что противоречит закону, а присяжная №4 однажды на глазах Добрачевой якобы «приобняла одного из сотрудников суда» и пообещала ему, что коллегия вынесет обвинительный вердикт.

Присяжный №1 заявил, что действительно читал материалы СМИ, но только затем, чтобы определить их объективность. «Какое-то обсуждение, конечно, было. Давления — не было», — пояснил он. По заверению мужчины, прочитанное им никак не повлияет на объективность вердикта. В отводе было отказано.

Затем прокурор Борис Локтионов заявил, что обвинение хочет допросить Сергея Голубева по кличке Опер, лидера российского отделения неонацистской организации «Blood & Honour Combat 18». Опер часто — и не очень лицеприятно — упоминается в «прослушке» разговоров Тихонова и Хасис.

Когда прокурор произнес фамилию Опера, подсудимые замерли и переглянулись. Вошедший в зал молодой человек сообщил, что познакомился с Тихоновым в 2003 году на концерте группы «Коловрат».

— Ваша честь, я впервые вижу этого человека, — возразил Тихонов.

— С 2003 по 2007 год плотного контакта между нами не было, — продолжил свидетель. — В 2007 году я вышел с ним на связь. Никита сообщил, что находится в розыске и хотел бы со мной встретиться.

Опер рассказал, что виделся с Тихоновым два или три раза. Однажды Тихонов спросил его, не хотел бы он вступить на путь вооруженной борьбы против антифашистов, милиции и чиновников. Свидетель утверждает, что отказался.

— Что вы знаете непосредственно о событиях 19 января 2009 года? — спросил прокурор.

— 15–16 января 2009-го я встречался с Ильей Горячевым (Тихонов утверждает, что это Горячев незадолго до его задержания передал ему браунинг, из которого были убиты Маркелов и Бабурова. — Н.Г.). Он должен был передать мне деньги для помощи заключенным-националистам. Илья сказал мне, что в ближайшие две недели что-то произойдет, могут быть облавы на националистов. Я тогда не придал его словам значения.

Об убийстве Голубев узнал из новостей. Тихонов, который, как утверждает Опер, постоянно был онлайн в Skype, пропал из виду. Чуть позже Опер получил по электронной почте заявление Боевой организации русских националистов, взявшей на себя ответственность за преступление.

Затем Опер увидел на сайте интернет-издания LifeNews кадр с камеры наблюдения, на котором запечатлен предполагаемый убийца.

— Я сразу подумал, что это Тихонов. На кадре видно, как он заносит ногу при ходьбе. Те, кто знаком с Никитой, кто видел, как он ходит, поймут. Потом Тихонов вышел на связь и сообщил, что убийство Маркелова — отличная акция, надо брать пример.

— Из «прослушек» я знаю, что Тихонов хотел убить меня, — добавил свидетель. — В его разговорах с Хасис есть фраза «Опера надо е…уть». Я это понимаю как «убить».

— Зря не убил! — крикнул из зала сочувствующий подсудимому мужчина.

— А чем вы можете подтвердить, что вы Опер? — созрел вопрос у Тихонова.

— Ну, первое, что приходит в голову, — это показания Горячева. Его спрашивают на допросе, знает ли он Опера? Он отвечает: «Да, я знаю Опера. Это Голубев Сергей Александрович». А Голубев Сергей Александрович — это я! — объяснил свидетель, предъявлявший перед допросом паспорт.

Когда Голубев уходил, Никита Тихонов и Евгения Хасис зааплодировали. Тихонов объяснил судье: это уважение к человеку, пришедшему «изобличить преступника»…

19 апреля.
День двадцать третий

Во вторник обвинение вызвало в суд коллег подсудимой Хасис из магазина спортивного питания «Атлетика-Альянс», где она работала до осени 2007 года. Когда им на стадии следствия показали видео с камеры наблюдения, установленной на доме №20, рядом с которым почти в течение часа стояла неизвестная девушка, они сообщили, что этот человек «очень похож» на обвиняемую.

— По походке, по манере курить девушка на видео очень, очень напоминала Евгению Хасис, — заявил гендиректор фирмы Дмитрий Табаченков. — Я в прошлом профессиональный бегун. У каждого бегуна своя техника. Не видя лица, можно точно сказать, кто бежит.

— Тогда вам не составит труда описать походку Хасис? — уточнил адвокат Тихонова Александр Васильев. — Она хромает, косолапит, приволакивает ногу?

— Я не биомеханик. Я помню походку, но не смогу ее описать.

Следующий свидетель — Михаил Дьяконов, заместитель Табаченкова, также указал на особенности движений подсудимой.

— Для Евгении всегда было свойственно покачиваться, когда она стоит, перемещать центр тяжести. Это мелкие вещи, заметные знакомым с ней людям, они не бросаются в глаза.

Еще один свидетель, Мария Титова, работала вместе с Хасис в январе 2009 года в компании «Еврокар-сервис». Работали по графику «два через два». 19 января должна была работать Хасис, однако Евгения заранее позвонила Титовой и попросила подменить ее, не называя причин.

Прокуроры показали коллегии видео допроса Никиты Тихонова от 4 ноября 2009 года. Он проходил в кабинете следователя Краснова в здании Следственного комитета. Подсудимый в присутствии своего адвоката Евгения Скрипилева рассказал на камеру, почему («личная неприязнь») и как совершил убийство Маркелова и непредумышленное — Бабуровой.

Затем было показано видео с Пречистенки, где проводилась проверка показаний. Перед началом следственного эксперимента, сидя в микроавтобусе, Тихонов попросил надеть ему на голову шапку-маску, так как на улице «много зевак», а Никита не хочет, чтобы люди видели его лицо. Обвиняемый показал, как прошел мимо своих жертв, развернулся и произвел выстрелы. Когда камера выхватывала идущего Тихонова, было заметно, что походка у него действительно необычная: ноги согнуты одна к другой в коленях — буквой «X».

Интересно, что на момент допроса Тихонова следствию был известен только калибр пуль — извлеченной из головы Маркелова и найденной на месте убийства. А сам Тихонов заявил на допросе, что убил адвоката и журналистку из браунинга, хотя это выяснится лишь в декабре, после окончания экспертизы. Сторона защиты нашла свое объяснение и этому факту: следователи после проведения обыска уже знали, что браунинг — единственный пистолет калибра 7,65 мм в арсенале Тихонова. Поэтому, как утверждает Никита, в ходе «оперативного допроса» за него написали, из какого пистолета он убил Маркелова и Бабурову. «А я был готов подписать что угодно, только бы нигде не фигурировала Хасис», — подтверждал версию о сделке со следствием обвиняемый.

20 апреля.
День двадцать четвертый

В среду присяжным показали еще одно видео — сделанное 1 и 2 ноября 2009 года в съемной квартире Тихонова и Хасис. Как оказалось, оперативники с согласия хозяина квартиры установили там не только аудио-, но и видеоаппаратуру. На фрагментах записи полуодетый расписанный татуировками Тихонов ходит по комнате, достает из одного шкафа пистолеты, рассматривает их, перекладывает в другой шкаф. Приходит Хасис — из своей дамской сумки она достает пистолет. В следующем кадре берет в руки и размахивает другим пистолетом. В зале полная тишина — видео без звука. Иногда слышно, как в аквариуме смеются подсудимые. Заметно, что они нервничают.

…Последнее ходатайство со стороны обвинения — адвокат потерпевших родственников Маркелова Роман Карпинский просит приобщить к материалам дела официальные ответы информагентств.

В справках говорится: первая новость о том, что застрелен именно адвокат Маркелов, появилась на сайте РИА «Новости» в 16.26. Информационное агентство «Интерфакс» разместило «молнию» об убийстве Станислава в 16.35. Согласно детализации соединений мобильного телефона Хасис, уже представленной в суде, в момент убийства Маркелова и Бабуровой — около 14.30 — телефон обвиняемой был выключен. Время первого входящего телефонного соединения после убийства, когда телефон включился, — 16.39 в районе дома №8 на Каширском шоссе.

Между тем свидетель Барановский, координатор правозащитного центра «Русский вердикт», заявлял в суде, что 19 января 2009 года, когда он с Хасис покупал шампанское, ему в районе 15.00 позвонил друг и сказал: СМИ сообщают об убийстве Маркелова. То есть первые сообщения на лентах новостей появились уже после того, как Хасис и Барановский расстались, и знать об этом из СМИ друзья Барановского попросту не могли.

На этом сторона обвинения закончила представление дополнений. Слово взяла защита, вызвав на допрос свидетеля Анну Горюнову, еще одну коллегу Хасис по работе в компании «Атлетика-Альянс». Она сообщила, что знакома с Хасис лет семь, вместе работали, дружили, продолжали общаться и после ее увольнения, «в не помню каком году». По словам Горюновой, объединила их с Хасис дружба и «миролюбивые взгляды на окружающий мир». Обе говорили, что «нельзя считать людей плохими по национальности. Плохие и хорошие есть везде».

Защита предложила прямо в зале суда показать свидетелю видео, по которому Хасис опознавали другие сотрудники «Атлетики-Альянс». Председательствующий напомнил, что в суде опознание не производится, и защите отказал.

Уходя, Горюнова послала Хасис воздушный поцелуй, та помахала в ответ. Судья заметил это и сделал Хасис замечание. Подсудимая вскочила:

— Это близкий мне человек, я два года ее не видела!

Замашнюк спокойным голосом сообщил, что, согласно УПК, «близкими» считаются только родственники.

— Я не определяю близких по УПК, — звенела Хасис. — Я их выбираю по совести. Вам это неведомо, а мне понятно!

За нетактичное поведение подсудимой было вынесено предупреждение. Она вернулась на скамейку и заплакала. Тихонов что-то шептал ей на ухо, успокаивал. До судебных прений остается совсем немного времени.

P.S. В четверг в суде предъявили биллинг звонков Барановского, опровергнувший показания свидетеля. Подробности — на сайте «Новой».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera