Сюжеты

Вертикальное бессилие

Прокуратура и Следственный комитет Чечни заявляют: убийцы и похитители людей известны. Но наказать их — руки коротки

Этот материал вышел в № 43 от 22 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

Почти год прошел после первой и передовой встречи президента России с правозащитниками, работающими на Северном Кавказе. На этой встрече президент сказал много правильных слов о приоритете «укрепления законности и правопорядка, развитии...

Почти год прошел после первой и передовой встречи президента России с правозащитниками, работающими на Северном Кавказе. На этой встрече президент сказал много правильных слов о приоритете «укрепления законности и правопорядка, развитии судебной системы и обеспечении прав человека в Северо-Кавказском округе». Он заявил, что «готов двумя руками подписаться» под тем, что говорилось правозащитниками о «неэффективности внесудебной репрессии».

Он поручил полпреду Хлопонину организовать «общественный диалог» по проблемам региона — чтобы ответы на все больные вопросы власти искали вместе с гражданским обществом, а не просто по своему усмотрению. Президент особо подчеркнул, что «диалог с различными силами, которые работают в республиках Северного Кавказа, — это святая обязанность президентов, глав администраций». В конце концов, президент даже пригрозил: «Те главы республик, которые этим не занимаются, в конечном счете должны уйти…».

Большой регресс с правами человека произошел с тех пор на Северном Кавказе. В Дагестане новый президент так и не смог установить диалог с представителями оппозиционного ислама и с их помощью повлиять на молодежь, продолжающую уходить в подполье. В Ингушетии опять похищения и снова — народные митинги. В Кабардино-Балкарии ситуация, очень похожая на ту, что спровоцировала в 2005 году «октябрьское восстание» (нападение на силовые структуры в Нальчике). При попустительстве региональных властей и спецслужб идет латентный процесс радикализации мусульман Северной Осетии. Первую скрипку в этом нестройном оркестре имени «борьбы с кавказским терроризмом» играет Чечня. Она окончательно отсоединилась от Конституции России, при этом еще больше консолидировавшись с ее бюджетом. Этот факт наконец официально признали и Генеральная прокуратура, и Следственный комитет.

В среду правозащитники Татьяна Локшина, Игорь Каляпин, Олег Орлов и Людмила Алексеева распространили два письма. Авторство одного из писем принадлежит руководителю Следственного управления Чечни Леденеву, под вторым подписался заместитель прокурора Чечни Хабаров.

В письмах с удручающим опозданием и безнадежной откровенностью признается полная невозможность расследовать на территории Чечни похищения людей, убийства правозащитников — те преступления, которые явно совершены местными силовиками.

Вот цитаты: «Следует отметить отсутствие со стороны следователей <республики> принципиальности и настойчивости при расследовании уголовных деле указанной категории (особо тяжких. — Е.М.), а также непроведение эффективного расследования» (письмо Хабарова от 11 марта 2011 года)...

По уголовному делу №66094, возбужденному по факту похищения Заремы Гайсановой (исчезла после проведения в Ленинском районе г. Грозного спецоперации, которой руководил глава Чечни Кадыров. — Е.М.), «местонахождение остается неустановленным. Следствие по делу проводится ненадлежащее, ведомственный контроль за расследованием отсутствует… Аналогичные нарушения закона были выявлены в прокуратуре республики при изучении уголовных дел, возбужденных по фактам похищений Умарпашаева И.И., Асхабова А.Д., безвестного исчезновения Зайналова А.Р…

Практика надзора за расследованием уголовных дел данной категории (похищения и убийства. — Е.М.) показывает, что органами следствия своевременно не проводятся неотложные следственные действия, не организовано надлежащее взаимодействие с оперативными службами в целях раскрытия преступлений. Ведомственный контроль за расследованием уголовных дел со стороны руководства Следственного комитета фактически не осуществляется. Конкретных мер к устранению выявленных нарушений закона, на которые указывается органами прокуратуры, не принимается. Виновные лица, допускающие нарушения закона, неэффективное расследование, к установленной ответственности не привлекаются.

Имеют место факты укрытия преступлений, связанных с похищениями граждан, непосредственно самими следователями СУ СК РФ по ЧР…

В результате несвоевременного возбуждения уголовных дел, ненаступательности и <не>активности расследования, виновные лица скрываются, местонахождение потерпевших не устанавливается».

Из письма руководителя Следственного управления Чечни Леденева — министру ВД Чечни Алханову: «…сотрудниками МВД по ЧР оперативное сопровождение по данным уголовным делам осуществляется ненадлежащим образом… не в полном объеме, а поступающие ответы в основном носят формальный характер и не содержат запрашиваемых сведений. В ваш адрес направлялись письменные обращения о предоставлении информации о лицах, принимавших участие в проведении 31.10.2009 специальной операции (во время нее и была похищена чеченская правозащитница Зарема Гайсанова. — Е.М.)… Указанные обращения остались без соответствующего реагирования… ответы не поступили… не все сотрудники органов внутренних дел, задействованные при проведении спецоперации, установлены и допрошены, необходимые следствию документы не представлены… Сотрудники от явки к следователю уклонились, ответы на поручения и письма получены не были…

В ваш адрес направлено письмо с целью обеспечения их явки для производства следственных действий. Соответствующего реагирования не последовало… По факту похищения… Асхабова А.Д. в г. Грозном возникла необходимость установить сотрудников ПМСН им. А.А. Кадырова в возрасте от 35 до 45 лет… Направлялись запросы о предоставлении фотографий сотрудников вышеуказанного полка, но ответы на запросы по настоящее время так и не поступили… Какого-либо реагирования со стороны руководства МВД по ЧР не последовало...

Указанные факты свидетельствуют о низкой организации работы и формальном подходе сотрудников МВД по ЧР при выполнении поручений следователей… что негативно сказывается на раскрытии и расследовании тяжких и особо тяжких преступлений».

В устной форме и Леденев, и Хабаров давно уже формулируют гораздо жестче. Каждый факт неповиновения чеченских силовиков российскому закону тщательно фиксируется, пересылается в Москву и где-то там складируется, непонятно с какой целью. Как сказал правозащитник Игорь Каляпин, курирующий работу сводной мобильной вахты правозащитников, организованной после вызывающе наглого убийства известной чеченской правозащитницы Натальи Эстемировой: «На вопрос «что делать?» уполномоченные законом лица возводят глаза к потолку, мол, нет политической воли сверху!»

Ситуацию сложилась отчаянно скверная. На пресс-конференции Олег Орлов заявил, что похищение правозащитницы Заремы Гайсановой и убийства гражданских активистов Алика Джабраилова и Заремы Садулаевой давно уже расследованы, преступники — известны. Остался решающий шаг — предъявить обвинение конкретным исполнителям и тем, кто дал приказ. Но это все равно что заставлять ходить безногого…

Напомню, череда внесудебных расправ, выкосившая одну часть гражданского общества Чечни и заткнувшая рты остальной, произошла летом-осенью 2009-го. Началось все с убийства Наташи Эстемировой.

И это — конкретный диалог с правозащитным сообществом, который ведут власти Чечни и который копируют власти других северокавказских регионов. По принципу: если одному — можно, можно — всем.

В связи с этим правозащитники вновь обратились к президенту Медведеву с открытым письмом и просьбой о встрече. Это резонно. Все институты власти, созданные для обеспечения конституционного порядка в стране, признали свое бессилие. Слово — за президентом. 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera