Сюжеты

Пан Ги Мун, генеральный секретарь ООН: «Я говорил с полковником Каддафи по телефону. Его ответ считаю неприемлемым»

Этот материал вышел в № 43 от 22 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Дмитрий МуратовАндрей КолесниковАнна Артемьева«Новая газета»

В 2012 году у Пан Ги Муна тоже выборы: закончится первый срок его полномочий в качестве генерального секретаря ООН. В ходе официального трехдневного визита в Россию восьмой руководитель Организации объединенных наций, переживающей нелегкие...

В 2012 году у Пан Ги Муна тоже выборы: закончится первый срок его полномочий в качестве генерального секретаря ООН. В ходе официального трехдневного визита в Россию восьмой руководитель Организации объединенных наций, переживающей нелегкие времена, встретился с президентом Дмитрием Медведевым, принял участие в заседании ОДКБ, где приветствовал отставку официального представителя ФМС за расистские высказывания, и дал эксклюзивное интервью «Новой газете».

- Как бы вы оценили сегодняшнюю ситуацию в Ливии. Каким вам видится выход из конфликта, который грозит стать затяжным? И может ли быть расширено действие резолюции 1973?

- Международное сообщество предприняло очень серьезные, решительные меры. Ситуация в Ливии отличается от того, что происходит в Египте, Тунисе, Бахрейне и Йемене. Потому что полковник Каддафи и его силы безопасности убивают мирных жителей без разбора, причем с использованием танков, тяжелых вооружений и бомбардировок. Это совершенно неприемлемо.

У ООН три цели. Первая: эффективное и немедленное прекращение огня. В связи с этим мы призывали полковника Каддафи незамедлительно прекратить уничтожение мирного населения. По телефону я разговаривал с полковником Каддафи, премьер-министром и министром иностранных дел Ливии…

- …и что сказал вам по телефону Каддафи?

- Его ответ не помог разрешить ситуацию, я считаю его неразумным и неприемлемым. Он сказал, что его противники представляют Аль-Каеду. Он расценивает свой народ как террористов. И с этим я абсолютно не согласен.

Вторая наша цель – предоставление гуманитарной помощи мирному населению. Мы оказали помощь полмиллиону людей через посредство ЮНИСЕФ, через наши агентства по миграции и по беженцам. Мы оказали чрезвычайную продовольственную помощь населению Мисраты. Мы оказываем помощь на постоянной основе в Бенгази и Триполи.

Гуманитарная ситуация в Ливии продолжает ухудшаться. Если события будут развиваться по наихудшему сценарию, потребность в гуманитарной помощи в конечном счете будут испытывать 3,6 миллиона людей.

Я надеюсь, что наш призыв о немедленном предоставлении Ливии гуманитарной помощи в сумме 310 миллионов долларов получит щедрую поддержку. Пока что собрана лишь половина требуемых средств, чего явно недостаточно, с учетом потребностей, которые могут возникнуть в ближайшей перспективе.

Третья цель ООН – политический диалог.

Несмотря на усилия Организации объединенных наций, вооруженные столкновения в Ливии продолжаются. Силы коалиции продолжают свою военную операцию с целью обеспечения соблюдения режима зоны, закрытой для полетов, с целью спасения жизни людей. Даже самые оптимистичные наблюдатели предсказывают, что стране предстоит пройти через продолжительный период нестабильности, прежде чем в ней вновь воцарится устойчивый мир.

Совершенно очевидно, что Ливия будет нуждаться в наших объединенных усилиях в области миротворчества, миростроительства и восстановления и после того, как соглашение о прекращении огня будет достигнуто. Вопросами подготовки и планирования таких усилий следует заняться уже сейчас. Я предпринял консультации с главами учреждений, фондов и программ системы ООН для изучения возможных вариантов развития событий и сценариев оказания помощи Ливии на ее пути к политическому, экономическому и социальному возрождению

– В последнее время все чаще говорят о снижении роли ООН и многих других международных организаций, которые были созданы после Второй мировой войны. Согласны ли вы с тем, что конструкция ООН не отвечает вызовам нового времени?

– Нет, не согласен. Я убежден в том, что вот уже некоторое время как маятник вновь качнулся в сторону многосторонности и международных организаций.

Для решения сложнейших вызовов мировой безопасности государства-члены используют ООН как площадку, где можно добиваться эффективных многосторонних решений и, что более важно, осуществлять их.

Деятельность ООН сегодня сопряжена с большим количеством разнообразных вызовов, чем когда-либо в ее истории, и одно это является показателем того, что государства-члены, как и прежде, считают Организацию одним из ключевых компонентов в управлении конфликтами и трансграничными глобальными вызовами и их разрешении.

От разоружения до нераспространения ядерного оружия и борьбы с терроризмом, от посреднической и миротворческой деятельности в таких специфических регионах, как Судан, Гаити, Кот-д’Ивуар или Афганистан, от долгосрочного развития и оказания помощи в проведении выборов до предоставления жизненно важной гуманитарной помощи во время сложнейших чрезвычайных ситуаций – ООН находится в центре глобальных усилий по мобилизации политической воли и ресурсов в поддержку достижения принципиально важных целей.

Мир по-прежнему рассчитывает на моральное и политическое лидерство со стороны Организации Объединенных Наций. Организация меняется вместе со всем остальным миром, и этот процесс неостановим. Я сам тесно сотрудничаю с государствами-членами по вопросам институциональной реструктуризации, улучшения координации в рамках системы ООН и определения стратегических приоритетов Организации. Полагаю, что определенных успехов добиться удалось, однако, без сомнения, гораздо больше ещё предстоит сделать.

Справка «Новой»

Пан Ги Мун родился 13 июня 1944 года. Изучал международные отношения в Сеульском национальном университете и Гарвардском университете. Работал в министерстве иностранных дел и внешней торговли Южной Кореи, в том числе в качестве министра, и в структурах ООН. В 2007 году избран генеральным секретарем ООН.

– Вы возглавляете ООН в течение последних четырех лет. Даже за эти годы мир сильно изменился: и с точки зрения безопасности, и с точки зрения экономического развития. Можно ли говорить о столкновении цивилизаций и каковы главные риски такого столкновения? Что принесут миру «арабские революции» – дестабилизацию или новую стабильность?

- Я не согласен с тем, что сейчас происходит столкновение цивилизаций. ООН инициировала создание Альянса цивилизаций. От нас требуется более глубокое понимание разных религий и традиций, которые заслуживают уважения. Альянс цивилизаций стремится изучить причины, лежащие в основе поляризации между обществами и культурами, и рекомендовать практические меры по решению данной проблемы. Я настойчиво призываю международное сообщество работать вместе с Альянсом.

От Туниса до Египта, Бахрейна, Йемена и других государств народы этого региона требуют новых прав и новых свобод. Я настойчиво призываю их лидеров внимательно прислушиваться к законным озабоченностям граждан.

– В Гарварде вы учились у Джозефа Ная, который является автором понятия «мягкая сила». Является ли, на ваш взгляд, мягкая сила по-настоящему эффективным инструментом международной политики?

– Конечно. Я уверен, что мягкая сила - это реальность и эффективная сила в современном мире. Я наблюдаю, как она работает в ООН, где принуждение – противоположность мягкой силе - всегда является последней из возможных альтернатив.

Нас нередко критикуют за время, потраченное на поиск консенсуса, и поверьте мне, что нет более нетерпеливых людей, чем мы сами, когда дело касается данного вопроса, но именно консенсус позволяет столь широкому составу действующих лиц - правительствам, гражданским обществам, частному сектору - узнавать в наших целях их собственные ценности и поддерживать нашу работу.

- Коррупция в последние годы превращается, на наш взгляд, в разновидность апартеида – она лишает народы будущего. Декларация ООН 1996 года по противодействию коррупции остается скорее на бумаге. Мы хотели бы создать новую организацию, своеобразный «информационный Интерпол», объединяющий ведущих журналистов-расследователей, которые бы поставляли информацию о глобальной коррупции международным структурам и, конечно, ООН. Как бы вы оценили такую идею?

- Искоренение коррупции, верховенство права – это важнейшие элементы надлежащего управления. И нас, конечно, беспокоит коррупционная практика во многих частях мира. Коррупция мешает развивающимся странам – деньги, направленные в помощь этим государствам, иной раз просто исчезают. Действия против коррупции должны координироваться в региональном и международном масштабах. Потому что многие коррупционные практики имеют транснациональный характер. Организованная преступность, торговля наркотиками и людьми – все это элементы транснациональной коррупции. Управление ООН по борьбе с наркотиками и преступностью сотрудничает с  многими странами, чтобы положить конец этому злу. И для этого очень важно обмениваться информацией и сотрудничать на региональном уровне. И мы рады рассмотреть любые интересные инициативы в этой области, тем более, что возглавляет эту структуру ваш соотечественник, заместитель генерального секретаря ООН Юрий Федотов. (Сразу после этого интервью мы встретились с господином Федотовым. – Ред.)

- Господин генеральный секретарь, чрезвычайно больной вопрос для нас связан с ситуацией в Белоруссии. Наш корреспондент Ирина Халип провела три месяца в тюрьме КГБ, а теперь находится под домашним арестом без права пользования компьютером и телевизором, рядом с ней живут два сотрудника КГБ. Ее муж, кандидат в президенты Белоруссии Андрей Санников находится в тюрьме, как и другие политические заключенные, принимавшие участие в выборах. Вы следите за ситуацией в Минске?

- Я следил за ситуацией в Белоруссии, в особенности в сфере прав человека. Я высказывал свою чрезвычайную озабоченность в связи с арестами, запугиванием граждан, нарушениями прав человека. Я знаю, что многие соседние страны тоже выражали озабоченность в связи с ситуацией в этой стране. Во время своего визита в Чехию, Венгрию и Украину я обменивался мнениями по ситуации в Белоруссии. Я буду и дальше следить за ситуацией в Белоруссии и делать все возможное, чтобы улучшить положение дел.

– Какой вам видится роль России в сегодняшнем мире? Какие у вас претензии к состоянию дел в России с демократией и правами человека?

– Практически все вызовы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, имеют глобальное измерение. Сейчас мы более взаимозависимы, чем когда бы то ни было. Нам необходимо работать сообща, чтобы справиться с такими неотложными проблемами, как ядерное распространение, изменение климата, терроризм и крайняя нищета, - и список далеко не полный. Организация Объединенных Наций и Россия являются тесными партнерами в этих и многих других областях.

Я приветствую многочисленные заявления президента Дмитрия Медведева и министра иностранных дел Сергея Лаврова, подтверждающие российскую поддержку цели достижения мира, свободного от ядерного оружия. Ратификация и вступление в силу Договора СНВ-2 между Россией и Соединенными Штатами свидетельствуют об их неуклонной приверженности сокращению ядерных арсеналов.

Государственное управление – это динамичный процесс, требующий регулярного обзора и адаптации с тем, чтобы решать вновь возникающие проблемы в области реализации устремлений граждан к полноценному осуществлению их прав, свобод и достижения благосостояния. Во всех странах эта работа продолжается постоянно. Президент Медведев демонстрирует лидерство в поддержании всеобщего настроя на продолжение реформ в России. Убежден, что российское правительство будет и впредь поощрять такие реформы, которые гарантировали бы отстаивание принципов демократического государства.

Как один из подписантов Конвенций ООН по правам человека, Россия обязалась уважать права человека, верховенство права и демократические принципы. Эти универсальные права должны в равной степени распространяться на всех, а особое внимание необходимо уделять обеспечению того, чтобы права наиболее уязвимых слоев не игнорировались. В России, как и в остальном мире, государство обязано неустанно стремиться к тому, чтобы сделать жизнь в достоинстве и при большей свободе реальностью для всех.

– В 1962-м, как раз в год Карибского кризиса, вы совсем молодым человеком встречались с Джоном Кеннеди. Оказала ли эта встреча влияние на ваши взгляды и последующую карьеру?

– Состоявшаяся более пятидесяти лет назад встреча с Джоном Кеннеди стала для меня незабываемым и вдохновляющим опытом. Она дала мне представление о работе Правительства США, и его демократических идеалах.

Я был так воодушевлен, что начал задумываться о карьере общественного деятеля в своей стране. Это было начало моего будущего на мировой арене.

Эта дорога неизбежно должна была привести меня в Организацию Объединенных Наций. Будучи ребенком во время Корейской войны, я вырос в убеждении, что ООН – организация-спаситель, организация, которая помогла моей стране, Южной Корее, возродиться и восстановиться после разрушительного конфликта.

Благодаря решениям, принятым под эгидой ООН, моя страна смогла развиваться и достичь процветания в условиях мира. Это процветание, в свою очередь, дало мне возможность достичь дипломатических высот в своей стране и стать Генеральным Секретарем ООН.

– Как вы отдыхаете? Чем увлекаетесь?

– Если у меня появляется свободное время, то я стараюсь провести его со своей семьей. У меня трое внуков, сейчас они в Нью-Йорке.

У меня нет времени для хобби, как вы, наверное, догадываетесь. Но если появляется возможность, я с удовольствием играю в гольф.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera