Сюжеты

Маленькое Сколково

Верхи могут, низы хотят: как строить инновационную экономику в России

Этот материал вышел в № 44 от 25 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

У здания Южноуральского государственного университета (ЮУрГУ) в Челябинске, расположенного, что характерно, на проспекте имени Ленина, стоит памятник студентам, в 1940-е годы строившим первые корпуса этого вуза (тогда он был...

У здания Южноуральского государственного университета (ЮУрГУ) в Челябинске, расположенного, что характерно, на проспекте имени Ленина, стоит памятник студентам, в 1940-е годы строившим первые корпуса этого вуза (тогда он был механико-машиностроительным институтом). У нынешних студентов считается доброй приметой перед экзаменом прислонить зачетку к не слишком приличному месту их каменного коллеги — это нехитрое действие приносит счастье и хорошие отметки. Однако, разумеется, причина успеха самого университета, который недавно обрел статус национального исследовательского, отнюдь не в этом. Главная причина — молодые квалифицированные инженерные кадры, которые «поставляются» предприятиям и исследовательским лабораториям.

Собственно, университет — один из трех элементов инновационной стратегии, которая позволила создать в Челябинске свое мини-Сколково. Ни в коей мере не оспаривая принципы строительства Сколкова — инновации могут возникать с помощью самых разных инструментов, — я бы обратил внимание на достоинства «челябинского варианта».

Предприятие «Метран», производящее в основном разного рода суперсовременную измерительную аппаратуру, — это, по сути дела, подразделение мощной американской компании Emerson, которая пришла в Челябинск в первой половине нулевых годов. «Метран» существовал до этого и без Emerson — блестящим менеджерам, инженерам и работникам удалось перенастроить бывшее предприятие советского «общемаша» под нужды новой экономики. Но иностранные инвестиции позволили превратить «Метран» в структуру, во-первых, инновационную, во-вторых, глобально конкурентоспособную. И вот — новый этап: договор администрации области, компании Emerson и ЮУрГУ, по сути дела, завершает строительство инновационного кластера. А исследования, проводимые университетом, и кадры, которые он готовит, будут участвовать в наладке инновационных решений не только в системе глобальной Emerson, но и в целом в экономике страны. В конце концов, именно в Южноуральском университете работает суперкомпьютер, третий по производительности в стране, лаборатория наноисследований, лаборатория PlantWeb (инвестировано 400 тысяч долларов!), созданная совместно с американскими партнерами и позволяющая моделировать технологические и производственные процессы, резко сокращая время для внедрения инноваций.

А вот участие администрации Челябинской области — это образец так называемого частно-государственного партнерства. Я уже устал повторять, что в России не все коррумпировано, — а я знаю российский рынок с 1990 года. Выгоды от строительства инновационной экономики существенно превышают возможный масштаб взяток. Существуют секторы и регионы, где коррупция нерентабельна. И чтобы войти на челябинский рынок, нам не понадобилось ни копейки коррупционных денег, не говоря уже о том, что для глобальной компании методы коррупции запретны по этическим соображениям.

В результате получается, что маленькое Сколково выгодно всем. И администрации области, потому что тем самым регион становится инвестиционно привлекательным. И университету — потому что открываются новые горизонты для передовых исследований и успешного трудоустройства молодых инженеров (а это ровно то, о чем недавно говорил президент России Дмитрий Медведев). И «Метрану», а значит, и компании Emerson, которые развивают свой бизнес, внедряют инновации, создают рабочие места, выплачивают конкурентоспособные — и не только на уровне региона! — зарплаты.

Я не призываю тиражировать опыт: любые достижения невозможно механистически воспроизводить. К тому же и производственная база, и исследовательская основа, и отношение местных администраций к инвесторам везде разные. Но то, что инновации рождаются где-то в похожем «бульоне», на стыке государственной поддержки (причем необязательно финансовой), креативного мышления и исследований и инвестиций инновационных компаний, в том числе иностранных, — это правда. И не надо думать в терминах «распродажи Родины» — это все-таки прошлый век. Российская Федерация должна быть включена в мировые экономические процессы, и это один из способов глобализации экономики России, превращения ее и кадров, работающих в ней, в конкурентоспособных в мировом масштабе.

И об одном сюжете хочу сказать отдельно. Это — русские инженеры. СССР был инженерной цивилизацией. При переходе от одного экономического уклада к другому часть этой уникальной культуры была потеряна. Но — не до конца. И сегодня есть шанс восстановить ее уже на новой — постиндустриальной — основе. Человеческие ресурсы для этого есть, и при строительстве новых маленьких Сколково надо учитывать и необходимость подготовки новых кадров. Поддерживаю одного своего коллегу, который сказал: «Если нужно сделать что-то дешево — надо обратиться к китайским инженерам, объемно — индийским, а если нужно совершить невозможное — к русским». Надо ли после этого удивляться тому, что 65 патентов, созданных за последнее время в рамках компании Emerson, принадлежат российским инженерам. Прямым наследникам тех инженеров, памятник которым стоит в Челябинске на проспекте Ленина и вдохновляет сегодняшних студентов на подвиги в учебе…

 

Йохан ВАНДЕРПЛАЕТСЕ,

вице-президент Emerson Process Managemant по СНГ и Турции

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera