Сюжеты

Температуру померили, а лечить будем?

Выступление доктора Рошаля вызвало вал читательских откликов. Это подлинные рассказы о реальном положении дел в здравоохранении

Этот материал вышел в № 45 от 27 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Людмила РыбинаОбозреватель, rybinal@yandex.ru

13 апреля Леонид Рошаль в присутствии сотрудников Минздравсоцразвития и председателя правительства сказал то, что он сам и многие другие говорили уже не раз: с медициной в стране плохо (см. «Новую газету», № 41 от 18.04.2011). Плохо...

13 апреля Леонид Рошаль в присутствии сотрудников Минздравсоцразвития и председателя правительства сказал то, что он сам и многие другие говорили уже не раз: с медициной в стране плохо (см. «Новую газету», № 41 от 18.04.2011). Плохо больным, плохо врачам. Плохо с доступностью медицинской помощи, плохо с обеспечением лекарствами, плохо с зарплатой врачей и с кадрами… Как точно заметил Леонид Михайлович в интервью «Новой»: «Я просто сказал то, о чем думает большинство медиков».

Алексей ПОПОВ, хирург больницы скорой медицинской помощи Архангельска (8 лет стажа): «Доброй ночи! Именно ночи, потому что работаю на трех работах (в двух больницах и университете), свободное время — только ночью.

Леонид Михайлович сказал только правду. В Архангельске работа Минздрава выглядит еще более впечатляюще. Создается ощущение, что новые законы преследуют только одну цель — сократить расходы на здравоохранение на периферии. Всего один закон от декабря 2009 года — и по всей России все муниципальные больницы лишились возможности легально оказывать высокотехнологичную помощь (в основном операции на сердце, головном мозге). Пострадали 103 больницы в России. («Новая», № 27 от 17.03.2010).

А какое у нас на периферии оборудование? Наркозные аппараты 1979—1982 годов выпуска, по одному — на два операционных стола. Они уже останавливаются во время искусственной вентиляции легких. Жуть! Стерилизация операционных инструментов осуществляется дедовским способом — официально запрещенным пароформалином (это — яд!), но проверяющим органам и дела до этого нет. А в результате мы наблюдаем у операционных сестер огромное количество случаев (по сравнению с другими сестрами) невынашивания беременности и бесплодия.

Зарплата медиков — это трагедии в семьях. У младшего персонала 5—6 тысяч рублей (с учетом 70% северных), у сестер — 8—9 тысяч, у врачей 10—14 тысяч. Ты или вынужден брать с пациентов, или устраиваешься на 2—3 работы. В нашей Первой городской больнице за последние 11 лет только один практикующий хирург ушел на пенсию, все остальные погибали на работе. Персонал вымотан и физически, и морально до предела. Непрерывное дежурство хирурга, 32—34 часа. Затем 14 часов на отдых, и снова дежурство. И так 10—11 раз в месяц. Годами. Большинство отпусков тратятся на поездки в область на заработки.

44% хирургов области — пенсионеры. Укомплектованность кадрами в Первой городской — ведущей больнице Архангельска (где есть собственный медуниверситет!): анестезиологами — 35%, санитарками — 50%. Зачастую ночью на отделение в 60 коек нет санитарки, судно выносит сестра, которая затем делает перевязки, внутривенные уколы.

А медикаменты и расходные материалы? Вчера закончились кава-фильтры (ловушки для сгустков крови, чтобы пациент мгновенно не погибал при отрыве тромба). За ночь поступило два пациента, которым была показана операция по установке этого фильтра. Одному поставили, другому — нет. Что сказать родственникам, случись что? Системы снабжения жизненно важными лекарствами нет вообще.

94-й закон — отличное прикрытие воровства. Можно цены на томографы завысить в 2,5 раза, можно внедрять за миллионы рублей компьютеризацию — без разницы. Штат администрации разрастается с каждым полугодием, в больницах по 11—13 замов главврача.

Постоянно сокращаются стационарные койки. В итоге: сейчас больных с переломами черепа по дежурству могут положить и в гинекологию… Нам объясняют, что, если еще не сократим койки, Москва урежет финансирование.

Извините за сумбур. С дежурства. Завтра — новое».

На сайте Медпортал. ru подобных свидетельств врачей множество. Георгий пишет: «Работаю в крупнейшем межрегиональном детском учреждении здравоохранения. Ситуация — полная ж… Если вкратце: нищенские зарплаты, медперсонал массово увольняется, лекарств нет, половина зданий в аварийном состоянии, техники нет. В местном министерстве пилят бюджет, например, за 24 млн рублей была куплена госпитальная система (софт, железо, обучение, внедрение, саппорт). Было поставлено лишь железо и софт (20%  всей суммы).

Недавно делали в одном из корпусов ремонт на 5-м этаже. По смете получилось 15 млн рублей. В министерстве сказали: «Мы дадим 15, но 7,5 отдайте нам» — причем просто и по телефону, ничего и никого не боясь».

На сайте департамента здравоохранения Пензы http://www.penzazdrav.ru/doc-4.html
вывешены вакансии в муниципальных учреждениях здравоохранения города на 01.03.2011. Всего — 121! Только в городской клинической больнице № 2 не хватает 18 врачей общей практики, в ГКБ № 5 — 13! Оклады тоже указаны: от 4330 до 10 000 рублей.

Про больное пишет Доктор: «Моя врачебная зарплата за март 2011 года составила 13 000 рублей, у многих коллег еще меньше. У меня вопрос: куда делся увеличенный на треть фонд оплаты труда медработников? Коллеги, у кого-нибудь зарплата увеличилась хоть на копейку? У меня и моих коллег почему-то нет…»

Выступление Рошаля дополняет Александр: «Не знаю, как обстоят дела в наших столицах, но могу сказать точно, что в регионах дела обстоят хуже, чем сказал Рошаль. А когда наши клиники посещают представители власти, им показывают только то, что нужно показать. Рошаль сказал о нищенских стипендиях интернов. А я аспирант, женат, имею маленького ребенка. Государство выплачивает мне 1700 рублей в месяц, при этом разрешая работать только на 0,75 ставки. Как жить?!»

«Новая» продолжает следить за ситуацией в здравоохранении страны. Ждем ваших откликов.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera