Сюжеты

Адвокаты общественного мнения

«Экспертиза по делу Ходорковского и Лебедева» не претендует на статус выше научной конференции. Но состав участников может придать ей определенный вес и сделать ее фактором политической жизни

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 46 от 29 апреля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

На сайте Совета по развитию гражданского общества и правам человека обнародованы «Принципы организации экспертизы судебных актов по уголовному делу Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л.». Это послужило толчком к «утечкам в СМИ» о выводах...

На сайте Совета по развитию гражданского общества и правам человека обнародованы «Принципы организации экспертизы судебных актов по уголовному делу Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л.». Это послужило толчком к «утечкам в СМИ» о выводах экспертов, о чем информации пока просто не может быть.

Полное название документа звучит так: «Принципы организации экспертизы и привлечения экспертов — в целях организуемого Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека правового анализа судебных актов по уголовному делу Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л., рассмотренного Хамовническим районным судом г. Москвы с вынесением приговора, оглашенного 27.12.2011». Поскольку документ вывешен на сайте без каких-либо комментариев, он рождает ряд вопросов: первый же из них, вытекающий из названия, состоит в том, логично ли формулировать не общие принципы всех подобных экспертиз, а именно одной общественной экспертизы по данному конкретному делу.

Свои вопросы я задал председателю Совета при президенте Михаилу Федотову, профессору Тамаре Морщаковой и некоторым другим членам Совета. Полной уверенности в ответах нет пока и у них, но это не беда, так как здесь демонстрируется подход не прагматичных политиков, а скорее ученых: ученый и не обязан знать тех выводов, к которым приведет процесс исследования.

По мнению членов Совета при президенте, во-первых, сам Совет не является структурой президентской администрации, во-вторых, проведение отдельными его членами подобных мероприятий — это их личное общественно-полезное дело (их же за такие умения и позвали в Совет). Точно так же любой гражданин не лишен права делать собственные выводы о любом судебном деле, независимо от того, сидел ли он сам в зале, благо рассмотрение дела в суде публично. «Дело Ходорковского и Лебедева» стало (опуская причины) символом целой эпохи и привлекает к себе большое общественное внимание. Однако многие граждане, которые хотели бы вникнуть в него глубже, не обладают достаточной для этого квалификацией. Вот члены Совета по развитию гражданского общества и решили оказать правовую помощь всем желающим «въехать», взяв на себя роль «адвокатов общественного мнения», как бы экскурсовода, переводчика и защитника его интересов.

Общественный контроль за правосудием, считают члены Совета, — главная и действенная гарантия независимости судей от давления на них со стороны власти и капитала, и в этом самый смысл давно сформулированного принципа публичности правосудия. Но это всегда палка о двух концах: воздействие общественного мнения на суд может приобретать и негативные формы, поэтому оно должно опираться на институты гражданского общества, иначе в пределе это «суд Линча». Форма обсуждения учеными принятых судебных решений известна в других странах. В Канаде профессора и все, кому это интересно, ежегодно прямо в Верховном суде разбирают по косточкам самые важные и прецедентные решения судей — это, само собой, не влечет их отмены, но как-то учитывается судьями на будущее (об этом рассказала Тамара Морщакова, сама принимавшая участие в таких слушаниях).

Соответствующие приглашения к участию в экспертизе были разосланы за подписью председателя Совета М. Федотова примерно двадцати самым известным отечественным и зарубежным профессорам. Имена их не разглашаются, но все они признанные специалисты в областях: конституционного права, уголовного права и процесса, налогового, предпринимательского и корпоративного права и обычаев, международного публичного права (в том числе в сфере юрисдикции Европейского суда) и международного частного права, а также экономики и менеджмента. Такое предложение — честь для любого эксперта, главный капитал которого — репутация, но не все приглашенные согласились сотрудничать, сославшись на конфликты интересов, а возможно, в связи с бесплатным характером работы экспертов.

Работа предстоит большая, экспертам надо изучить 600 страниц приговора Хамовнического суда и огромную стенограмму заседаний, которая выложена в Интернете. Оценке, согласно «принципам», подлежат как окончательный приговор, так и промежуточные судебные акты, например, об удовлетворении (отклонении) ходатайств обвинения и защиты. Используя только открытые источники, а при необходимости сравнивая стенограмму с официальным протоколом суда, эксперты напишут в произвольной форме каждый свой, можно сказать, доклад. Вопросы перед ними никем не ставятся, их самих могут интересовать разные аспекты дела, поэтому примерно пятнадцать докладов могут оказаться тоже достаточно разными как по объему, так и по структуре, в чем-то они могут и противоречить друг другу. Сводить их вместе никто не будет, но по отдельности они, наверное, будут как-то опубликованы, а краткие выводы, которые сделает каждый эксперт, председатель Совета передаст президенту (к чему Дмитрий Медведев ранее выразил интерес).

Это будет сделано не ранее, чем Московский городской суд сформулирует свой вывод как кассационная инстанция по «делу Ходорковского и Лебедева». Однако, по мнению части членов Совета, вступление приговора в законную силу не может быть обязательным условием оглашения результатов общественной экспертизы: так, не будет этому препятствовать и направление дела на новое рассмотрение из Мосгорсуда. Пока докладчики ориентированы с представлением своих заключений на июль, но эти сроки могут быть изменены.

 Само слово «экспертиза», как сегодня признают члены Совета, было выбрано не совсем удачно, неизбежна путаница в терминах. Этот анализ и умозаключения совсем не похожи на ту экспертизу, результаты которой формулируются в суде и для суда. Судебный эксперт с помощью специальных знаний устанавливает факты, а общественные эксперты Совета будут опираться на факты, установленные судом (но не только Хамовническим). Судебный эксперт не должен, подменяя судью, отвечать на вопросы права, а эксперты Совета, напротив, будут исследовать в первую очередь именно вопросы надлежащего применения норм права в «деле Ходорковского и Лебедева».

Никто не собирается закреплять институт подобных слушаний «сверху», но в гражданском обществе он может сам по себе вырасти «снизу» — этим объясняется и отказ Совета от формулирования изначальных общих принципов для подобных же экспертиз по другим делам. Ученые выбрали из собственного (и актуального общественного) интереса и отстраненно изучают некоторое явление. Их выводы юридически никого и ни к чему не обязывают, как и просто их умные разговоры. Можно, конечно, говорить об обязательствах не только юридических, а равно о других соображениях, которые могут быть приняты во внимание агентами разных ветвей государственной власти. Инструментарий у них богатый и разнообразный, а ответы не всегда должны быть «симметричными».

Тем временем

Продолжается сбор подписей под обращением к президенту «Об амнистии предпринимателям, привлеченным к уголовной ответственности» (подробнее об этом — в номере за понедельник). К обращению присоединились президент СССР Михаил Горбачев; виднейший теоретик права, экс-председатель Комитета конституционного надзора СССР Сергей Алексеев; основатель и почетный президент компании «Билайн» Дмитрий Зимин; корифей отечественной судебной журналистики Александр Борин, а также еще более 400 человек уже оставили свои подписи на сайте «Новой».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera