Сюжеты

Обойдемся без церемоний

<span class=anounce_title2a>Теленеделя с Ириной Петровской</span>

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 48 от 6 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

Во-первых, это красиво! Отвечаю тем скептикам, которые до сих пор недоумевают, каким таким медом оказалась намазана свадебная королевская церемония, что привлекла к себе внимание двух миллиардов землян. Красота, как давно уже стало...

Во-первых, это красиво! Отвечаю тем скептикам, которые до сих пор недоумевают, каким таким медом оказалась намазана свадебная королевская церемония, что привлекла к себе внимание двух миллиардов землян. Красота, как давно уже стало понятно, не спасает мир, но, по крайней мере, отвлекает ненадолго от его уродств, и в этом ее страшная притягательная сила. К тому же к уродствам привыкли. Благодаря «ящику» они стали рядовым блюдом в комплексном обеде каждого дня — жуем, уже почти не различая вкуса, главное, чтобы было погорячее.

И вдруг зрелище и событие совсем иного ряда — безусловное и безупречное, одинаково волнующее любого человека, будь он хоть негром преклонных годов. Обычную-то свадьбу мы провожаем потеплевшим взором и ностальгическими вздохами: «Эх, были когда-то и мы рысаками!». А тут телевидение предоставило счастливую возможность поучаствовать (посоучаствовать) в королевской! Да еще в прямом эфире, который предпочли для трансляции этого события сразу несколько российских телеканалов, в отличие от Первого, попытавшегося было выдать запись за прямой эфир, но разоблаченного собственными же новостями, незадолго до начала «прямой трансляции» объявившими о завершении официальной свадебной церемонии.

В прямом эфире ощущения, конечно же, невероятные — как будто ты не сторонний наблюдатель, которому случайно повстречался свадебный кортеж, а высокий гость, приглашенный на торжество самой королевской фамилией. А сознание того, что вместе с тобой в одно и то же время в одном и том же месте сошлась чуть ли не половина человечества, сообщает тебе чувство сопричастности этому человечеству, которое по-прежнему выше всего на свете ценит красоту и любовь.

В записи свои плюсы — можно внимательно, не отвлекаясь, рассматривать детали: расшитые золотом мундиры на принцах и королевских гвардейцах, подвенечное платье невесты, замысловатые шляпы дам высшего света, автомобили, кареты и лошадей, улыбки и переглядывания молодоженов, ангельские лица маленьких «подружек» невесты. А еще представляешь, как вернувшись домой, британцы за традиционным чаем обсуждают увиденное, и чья-нибудь бабушка обязательно вспомнит церемонию венчания нынешней бабушки жениха, а другая — свадьбу его отца. Не было в те годы такой вселенской телетрансляции, но все остальное было точно так же — ликование подданных, изысканные шляпы дам, псалмы и молитвы, распеваемые в Вестминстерском аббатстве, и вечные слова: «Клянусь… пока смерть не разлучит нас».

Аллюзии, которые возникают у российского зрителя в ходе просмотра королевской церемонии, увы, печальны. Вот комментатор сообщает: сразу после свадьбы молодой муж должен будет отбыть по месту прохождения службы, ибо по традиции наследные принцы непременно служат в армии. Принц Уильям служит в вертолетном полку и уже принимал участие в сложных спасательных операциях. И сразу вспомнилась недавняя программа Павла Селина «Последнее слово» на НТВ, посвященная дедовщине, и рассказы о том, как высокопоставленные российские чиновники «отмазывают» своих детей от армии; один из губернаторов так и сказал: «Я не скрывал и скрывать не намерен, что у моего сына двойное гражданство, он живет и учится в Швейцарии». И все согласились: в нашу армию никто добровольно детей не отдаст.

Еще комментарий по ходу свадебной церемонии: принц Уильям со своей невестой снимают квартиру и сами ходят по магазинам, никоим образом не демонстрируя своей высокородности. А вечером того же счастливого для молодоженов дня «НТВшники» обсуждали тему «Властные детки», рассказывая и показывая, как детки наших «высокородных господ» используют положение и деньги своих недавно разбогатевших родителей: устраивают гонки на дорогущих авто с предсказуемыми, само собой, последствиями, куролесят в закрытых для рядовых граждан ночных клубах, откровенно и нагло плюют на законы и приличия. И на полном серьезе воображают себя наследными принцами, предполагая при этом, что наследным-то уж позволено все.

«Всякая свадьба — королевская», — сказал в проповеди один из британских епископов. О, это его высокопреосвященство наших свадеб и союзов не видали! Один из таких союзов, заключенных не на небе, а в поселке Кулики Волгоградской области, потряс воображение. 32-летний приезжий из Казахстана Толик обрюхатил 14-летнюю местную девочку Лизу. Спустя несколько месяцев Лиза пожаловалась протрезвевшей ненадолго матери: «Мамка, меня чёй-то тошнит». Юная беременная отправилась в больницу, а ее избранник — не на нары, как логично было бы предположить, а прямиком на ток-шоу «Пусть говорят». «Возлюбленный Лизы приехал, чтобы доказать, что любит Лизу», — представил героя ведущий.

«Чё я сделал такого? За что меня сажать?» — принялся доказывать «свою любовь» Толик, похожий на орангутанга. «Он же не насиловал. У них все было обоюдно», — поддержала избранника дочери похмельная мама. «У него это первая любовь — что ж тут грешного?» — заступалась за сына родная мамаша.

А в качестве экспертов в студии сидели герои той же программы шестилетней давности, Ромео и Джульетта наших дней: русская девочка Валя, забеременевшая в 11 лет, и таджикский гастарбайтер Хабиб, который избежал тюрьмы благодаря заступничеству и покровительству телевизионщиков. «Если они любят друг друга, они должны пройти путь до конца. Он точно не педофил», — авторитетно свидетельствует повзрослевшая Валя. «Уголовной ответственности точно не будет, я вам гарантирую!» — успокаивает своего последователя Хабиб. «Сволочи, прибью вас!» — грозит представителям органов опеки и учителям дочери разошедшаяся не на шутку мать беременной Лизы, попутно сообщив, что у них полдеревни рожает в 15 лет — и ничего! Тоже традиция, однако! Ну, а студия, как водится, беснуется и призывает то кастрировать развратника, то дать ему шанс на любовь. «Всякая свадьба — королевская»?

Оттого-то и осталось от той, НЕ НАШЕЙ свадьбы не только светлое чувство восхищения красотой, но горечь сожаления: два мира — два Шапиро. Принцы и нищие. В их традиции — целомудренный поцелуй на балконе королевского дворца. В нашей — «потом поймали жениха и долго били». Впрочем, нет, эта традиция уже отходит. Ее новая «редакция» — «потом поймали жениха и пригласили на ТВ». Он и мычит на потребу публики: «Чё я сделал-то?». «Да ничё особенного», — соглашается публика.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera