Сюжеты

Автомобили продают сериями

<span class=anounce_title2a>Письма из Москвы</span>

Этот материал вышел в № 47 от 4 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга ОсиповаКорреспондент

В редакцию «Новой газеты» обратился москвич Евгений Тырин, который стал жертвой автоаферы с участием сотрудников ГИБДД. В 2009 году он решил приобрести поддержанный автомобиль Toyota Corolla, воспользовавшись помощью давнего знакомого,...

В редакцию «Новой газеты» обратился москвич Евгений Тырин, который стал жертвой автоаферы с участием сотрудников ГИБДД.

В 2009 году он решил приобрести поддержанный автомобиль Toyota Corolla, воспользовавшись помощью давнего знакомого, Маликова Виталия Александровича. Маликов пользовался этим автомобилем по транзитным номерам, Тырин доверился ему, так как он является хорошим соседом его отца и по собственным словам, ранее работал в отделе МОТОТРЭР ГИБДД. Евгений совершал покупку с условием, что самостоятельно поставит автомобиль на регистрационный учет, после чего выплатит сумму в размере 380 тысяч рублей.

Сделка проходила 4 ноября 2009 года в ООО «Авто Надежда», которое предложил Маликов. Тырин  подписал договор купли-продажи, после чего представитель автосалона поставил на документе дату 4 октября 2009 года.  Он сказал, что это просто описка и не стал вносить исправления. Кроме того, в договоре была указана сумма 50 тысяч рублей. Маликов объяснил, что «сейчас все так делают».

Евгений самостоятельно поставил автомобиль на регистрационный учет. Ему выдали свидетельство о регистрации и государственные номерные знаки. Документы на автомобиль и осмотр был произведен сотрудниками ГИБДД дважды. Мыслей о каком-то подвохе не было, и Евгений выплатил Маликову 380 тысяч рублей.

Но вечером 21 февраля 2010 года, инспектор ДПС ГИБДД УВД САО и следователь следственного отдела при УВД САО Москвы пришли к Евгению домой и потребовали передать им автомобиль и документы, пояснив, что у них есть сомнения в подлинности бумаг. Мол, идентификационный номер и номер двигателя перебиты.

Через некоторое время следователь ознакомил владельца машины со справкой об исследовании паспорта транспортного средства, из которой усматривается, что документ - поддельный. Еще следователь предъявил справку об исследовании наличия изменений в идентификационном номере и номере двигателя.

Следователь пояснил, что автомобиль числится в угоне и должен быть возвращен собственнику, а материалы проверки будут переданы в ОВД Куркино, где был похищен автомобиль.

Материалы, действительно, были переданы, но в течение нескольких месяцев на многочисленные заявления Евгения выдать копию постановления о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела ответ не поступал. Он был получен только в сентябре 2010 года.

Более того, ему выдали копию сопроводительного письма, прикладывавшегося к материалам проверки, в котором указанно, что по его заявлению обнаружены подделки в номерных агрегатах. Никакого заявления Евгений, однако, не писал.

Евгению пришлось проводить собственное расследование. Начал с вопроса о том, кому на самом деле принадлежит автомобиль с указанными идентификационными номерами. Выяснилось, что это Осипян Мариета Саркисовна, которая уполномочила Тимофеева Виталия Олеговича совершать любые сделки с автомобилем, по доверенности от 3 октября 2009 г.

Но 15 октября 2009 года Тимофеев передоверил полномочия Маликову, а с 11 ноября 2009 г. по 19 февраля 2010 г. в ПТС фигурировал уже Тырин. А подписал дубликат ПТС за Осипян Маликов.

По телефону Осипян пояснила Евгению, что она выписывала доверенность на мужчину по имени Виталий, автомобиль продан жителю Красноярска, где он и находится  настоящее время. Получается двойник!? Так же не ясно, как машина в Красноярске была поставлена на учет 6 ноября 2009 года, а Тырин так же без проблем поставил автомобиль  на учет 11 ноября 2009 года.

Получается, было продано две машины с одним идентификационным номером. Уже – афера, но откуда взялась история с его угоном? Тырин продолжил копать.

В следственном отделе при УВД САО Евгению дали копию учета транспортных средств на автомобиль. Собственником являлась Дмитриева Элла Федоровна. Тырин ей позвонил, и выяснилось, что автомобиль значился в угоне с 30 августа 2009 г. Страховую выплату за угнанный автомобиль Дмитриева получила в октябре месяце.

А в конце февраля 2010 года к ней приехал представитель страховой компании. Объяснил, что автомобиль найден, а поскольку компенсацию Дмитриева получила, то необходимо оформить нотариальную доверенность с правом продажи автомобиля на представителя страховой компании и почему то на мужчину-работника ГИБДД. Дмитриева так и сделала, а фамилию гаишника не запомнила.

То есть в этой мутной истории гаишники фигурируют уже трижды: сначала знакомый Тырина Маликов, потом сотрудники, проверившие бумаги на авто и поставившие его на учет, и, наконец, аноним, получивший доверенность от Дмитриевой.

Поэтому неудивительно, что на неоднократные просьбы Евгения выдать копию постановления, ознакомить с результатами экспертизы транспортного средства и т.д. сотрудники ОВД Куркино и УВД СЗАО не реагировали в течение многих месяцев. А машину, кстати, забрала страховая компания после остановки уголовного дела по факту кражи.

«Новая» направила запрос в ГУВД и в главное следственное управление города Москвы. До настоящего момента ответ не получен.

«Дом без консервации стоит под открытым небом третий год»

В редакцию пришло письмо от представителей собственников жилых и нежилых помещений дома на Петровке, 26.

28 июня 2006 года в здании на пятом этаже случился пожар. Тушение продолжалось в течение десяти часов, но огонь распространился на весь периметр здания (около 2000 кв.м.). «В результате тушения пожара (а не самого пожара!!!)… пострадали 4 из 10-ти квартир, расположенных в противоположном от места возгорания крыле здания. Квартиры были залиты, разгромлены, мебель и имущество по большей частью уничтожены. Таким образом, четыре квартиры стали непригодными для проживания», - пишут жильцы.

До пожара 80% здания принадлежало правительству Москвы, 15% - собственникам нежилых помещений, а в 5% находились 10 жилых квартир.

Это строение «стоит под открытым небом без консервации и разрушается, «создавая угрозу для жителей соседних зданий и прохожих». Московские власти видимо не заботит судьба жильцов дома, которые сейчас ютятся во временном маневренном фонде.

Как пишут жители, на ремонт здания были выделены средства, но после ремонта одной из квартир и отселения всех жильцов осенью 2008, власти «просто уничтожили все 10 квартир без согласования с жильцами».

В 2008 году власти утвердили проект, аварийно-восстановительных работ, «срок окончания ремонта с железобетонными перекрытиями и полной отделкой был определен вторым кварталом 2009 года», но восстановление так и не началось.

Жители дома лишены своего жилья уже в течении 5-ти лет (их переселили в маневренный фонд ЦАО Москвы в 2007 году), а собственники нежилых помещений – своих офисов. «Мы не можем нормально трудиться, отдыхать, планировать свое будущее, реализовывать свои законные права, распоряжаться своей собственностью, - говорится в письме. Люди прошли все чиновничьи инстанции столичной власти в поисках помощи, но ничего не решается в их пользу. Здание разрушается, а люди живут в неопределенности.

В правительстве Москвы нам сообщили, что здание, действительно, еще в 2008 году поставили на реконструкцию, но сроки все время сдвигаются и ничего определенного сказать пока нельзя.

Зато мы выяснили, что 12 апреля этого года распоряжением правительства Москвы дом на Пятницкой включен в список помещений нежилого фонда, подлежащих ремонту в 2011 году.

То есть о десяти квартирах просто забыли?

Бутово жгут

В редакцию «Новой» обратился Дмитрий Мурашов и жители нескольких домов поселка «Бутово», который уже не значится на картах Москвы.

Еще в 2004 году правительством Москвы было вынесено распоряжение «об изъятии для государственных нужд земельных участков, попадающих в зону строительства на территории поселка Бутово», по которому все дома в поселке следует снести.

«Распоряжение само по себе нарушает Земельный и Гражданский кодекс … По Земельному кодексу даже для этих нужд (государственных) земля может изыматься только в случае, если в суде доказано, что для строительства этого объекта нет другого места».

Распоряжение не прошло регистрацию в Минюсте, московские власти подавали по этому поводу иск в арбитражный суд и проиграли его.

Противостояние с правительством Москвы у жителей поселка обострилось в 2006 году из-за того, что московские власти не давали жителям оформить землю в собственность. Как утверждает Дмитрий, по федеральному законодательству люди имеют право оформить землю в собственность, но местные власти этот процесс тормозят.

Суды идут с 2008 года, по похожей схеме: департаментом жилищной политики правительства Москвы и префектурой подается иск об изъятии участка, суд их удовлетворяет на основании незарегистрированного распоряжения. Сам Мурашов имеет такое же решение на руках, и вот уже два года ведет переговоры с чиновниками из управы и префектуры, которые ни к чему не приводят. По многим участкам судебные решения были вынесены заочно, то есть жильцов ставили перед фактом. «Мы все думали, что когда уберут Лужкова отношение к нам измениться в лучшую сторону, а оно изменилось в худшую».

Сейчас поселок раздроблен на несколько «кусков», всего около 50 домов, которые разделены стройкой нового микрорайона. Те, кто оказался непосредственно на стройке, стоит на выселение, таких 10 домов.

В «несуществующем» поселке также нередки пожары: за последние два лета сгорело 12 домов, всего за последние несколько лет - 30. Есть дома, в которых отключен свет и вода.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera