Сюжеты

Медведев на танке

Президент устроил разнос людям, ответственным за оборонный заказ. И дело тут не в каких-то танках и самолетах, а в том, кто поедет на лесоповал, а кто останется у власти — ворочать триллионами

Этот материал вышел в № 50 от 13 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

 

Дмитрию Медведеву, кажется, надоело лишь делать правильные заявления, и он все более активно пытается добиться того, чтобы бюрократическая вертикаль, построенная Владимиром Путиным, принимала слова всерьез и хоть что-то делала. На...

Дмитрию Медведеву, кажется, надоело лишь делать правильные заявления, и он все более активно пытается добиться того, чтобы бюрократическая вертикаль, построенная Владимиром Путиным, принимала слова  всерьез и хоть что-то делала. На следующий день после парада 9 мая, где маршировало в пешем строю более 20 тыс. военнослужащих, но новой техники практически не было, президент на совещании в Горках по вопросам развития оборонно-промышленного комплекса (ОПК) яростно требовал объяснить, почему «решения принимаются, причем на самом высоком уровне, деньги выделяются, а продукция не поставлена».

В президентском послании в ноябре 2009-го, процитировал самого себя Медведев, было заявлено: «Необходимо поставить в войска в 2010 году более 30 баллистических ракет наземного и морского базирования, 5 ракетных комплексов «Искандер», около 300 единиц современной бронетехники, 30 вертолетов, 28 боевых самолетов, 3 атомные подводные лодки и 1 боевой корабль класса «корвет», 11 космических аппаратов. Не сделано почему? Жду ответа с предложениями». Медведев напомнил, что, мол, не сам придумал цифры закупок вооружения, что они были согласованы с теми руководителями министерств и ведомств, что сидели на совещании в Горках. «Во времена оны уже половина присутствующих здесь занималась бы активным физическим трудом на свежем воздухе», — по-сталински пригрозил Медведев.

Предыдущая госпрограмма вооружений, утверждает Медведев, была провалена, как, впрочем, и все остальные, принятые с конца восьмидесятых. Теперь есть все основания полагать, что провалится новая, утвержденная перед Новым годом на 20 трлн руб. до 2020-го. Состояние отечественного ОПК плачевно, и это, по словам Медведева, «все понимают» — техника (основные фонды) изношена, нет частных инвестиций и притока передовых технологий. Нет в отечественном ОПК столь любимых Медведевым «инноваций». Государство, утверждает Медведев, делает, что может, — поддерживало ОПК во время кризиса в 2009-м, наращивает гособоронзаказ, согнало оборонные предприятия в вертикально-интегрированные холдинги, да пользы не видно. Для того Медведев, собственно, и собрал совещание, чтобы выяснить, что делать и кто виноват. «Кто наказан и как, с должностями, с видами ответственности, вполне конкретно?» — требовал Медведев; или же: «…должны отвечать руководители отрасли и руководители правительства».

Звучит грозно: уж не на самого ли Путина замах? Впрочем, надо думать, пока главная цель инвектив тоже «руководитель правительства», но рангом ниже — вице-премьер Сергей Иванов, сегодня ответственный за ВПК, а в 2008-м чуть не выбранный Путиным в преемники вместо Медведева. Так удачно срослось, что с перевооружением  вправду беда и хочется найти виновных, и при случае притопить бывшего конкурента и давнего друга Путина.

 В остальном по части, что делать «для исправления ситуации», Медведев ничего занимательного не предложил. Надо, оказывается, принять «в кратчайшие сроки» федеральную целевую программу (ФЦП) развития ОПК до 2020-го. Эта ФЦП должна «учитывать не только потребности армии, экспортные заказы, но и реальную готовность организаций ОПК к производству конкретных образцов вооружений и техники». Минобороны должно быстрее проводить конкурсы, размещать заказы и выплачивать предприятиям ОПК авансы. Военное производство должно быть прибыльным, чтобы обеспечить приток инвестиций и модернизацию, но при этом цены на продукцию ВПК «должны быть не завышены, а обоснованны, и их структура понятна заказчику». Сейчас, по словам Медведева, с ценообразованием в ВПК «полная муть». Действительно, генералы утверждают, что отечественный ОПК впаривает им устаревшую технику по завышенным ценам, а руководители ОПК жалуются, что работают себе в убыток, что фактически банкроты, а Минобороны задерживает платежи. Во многом обе стороны правы: устаревшую технику вполне можно производить себе в убыток, несмотря на завышенные цены, особенно если все связанное с ОПК и гособоронзаказом засекречено и опутано безбрежной коррупцией.

Невозможно оценить и сравнить цены на военную продукцию, нет открытой статистики того, как они менялись по годам, и не видно, чтобы эту фундаментальную прореху, в которую утекают триллионы общественных денег, Медведев планировал залатать. Приведенный Медведевым список гособоронзаказа на 2010 год — та же «муть»: числа явно округлены, нет никаких разъяснений, что это конкретно за вертолеты и ракеты, не сказано, насколько план закупок был выполнен, сколько было выплачено и кому. Есть, конечно, какие-то утечки из Минобороны о том, что гособоронзаказ на 2010-й был выполнен на 30%, но официально не известно ничего. Во всех демократических странах ценовые и количественные параметры основных оборонных закупок публикуются: ведь общественные расходы должны быть предметом открытой предварительной дискуссии. У нас же выделили еще 20 трлн рублей, а на что и кому — неизвестно. Подобные тайные бюджетные расходы неизбежно ведут к воровству, коррупции, бессмысленным тратам.

Но у Медведева другие важные заботы: его речи и послания госбюрократия и руководители интегрированных оборонных госхолдингов оставляют без особого внимания. Это неудивительно, поскольку в аппарате всем известно: бюджетный кошелек тандема — у Путина. Стремление Медведева что-то поменять в контроле за распределением денежного потока гособоронзаказа знаменательно, поскольку это самое важное в определении власти в России. По сути, Медведев пытается сделать то, что сумел в свое время Путин к концу своего первого президентского срока: добиться такой личной власти, чтобы самому устанавливать правильные цены и распределять триллионы. В русле этих же усилий, очевидно, и подписанная Медведевым новая редакция положения о Совбезе, которое придает этому чисто президентскому органу управления дополнительные функции, в том числе «контроль деятельности Вооруженных сил РФ, других войск, воинских формирований и органов».

Конечно, контролер из Совбеза, который всегда был и остается чисто декоративной бюрократической структурой с грозным названием, — никакой. Но пока министерства и ведомства, в том числе силовые, возглавляют верные Путину люди, приходится хоть на Совбез опираться. Выполнить госпрограмму вооружений все это не поможет, для этого надо кардинально менять систему госуправления на демократическую и некоррупционную. Но вопрос ведь не о каких-то дурацких танках, а о власти и о том, кому в конечном итоге ехать на свежий воздух, на лесоповал или варежки шить.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera