Сюжеты

«Зарплаты хватает, если не тратиться на еду…»

Какой видится отечественная медицина из окна сельской больницы

Этот материал вышел в № 52 от 18 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

 

Пока В.В. Путин обещает направить на развитие медицины в ближайшие два года 460 млрд рублей, сельский врач Светлана Михайловна Крачева, в одиночку отвечающая за 2000 человеческих жизней, пытается выжить на 4600 рублей в месяц. Леонид...

Пока В.В. Путин обещает направить на развитие медицины в ближайшие два года 460 млрд рублей, сельский врач Светлана Михайловна Крачева, в одиночку отвечающая за 2000 человеческих жизней, пытается выжить на 4600 рублей в месяц. Леонид Рошаль на медицинском форуме показал, куда такой подход ведет российское здравоохранение. Врачи на местах твердят в один голос: «Рошаль сказал правду, но нам есть что добавить»…

Село Красное затерялось в лесах Даровского района Кировской области. Затерялось в прямом смысле этого слова: до районного центра отсюда 57 километров, до Кирова — 280. И ведь не скажешь, что Красное — село маленькое: живет здесь более 500 человек. Рейсовый автобус ходит сюда четыре раза в неделю, по бездорожью путь из райцентра занимает два с половиной часа. На автостанции нас встречает бывшая школьная учительница Зинаида Васильевна Рупышева, согласившаяся приютить у себя двух московских гостей.

— Возьмите, по нашим дорогам сейчас в городской обуви не пройдешь. — Зинаида Васильевна протягивает две пары сапог. В «свои» не вмещаюсь, приходится идти в кроссовках, о чем жалею уже через несколько минут, увязнув в грязи на улице Набережной. Здешние дороги — вообще отдельная «непролазная» тема. Местной больнице еще повезло: она находится в центре села, где можно даже без опаски ездить на машинах. В остальном все «как у людей»: над входом в больницу — «лампочка Ильича», печное отопление. В коридоре ждут очереди на прием несколько человек, в основном школьники. Пропустив больных, заходим в кабинет главного и единственного на всю округу врача.

Йод, вата и растворы для капельниц

— Проходите, присаживайтесь, я даже не знаю, с чего начать. — Светлана Михайловна суетливо пододвигает стулья к старому столу. — Живем мы плохо, всех проблем не перечислишь. С медикаментами беда: есть йод, вата и растворы для капельниц, других лекарств нет. Оборудование — смешно сказать: фонендоскоп и тонометр. Есть машина «скорой помощи», но по нашим дорогам ей не проехать, случись что, например, у школы, — больного до нас хоть на тракторе вези.

— А как вы лечите в отсутствие медикаментов?

— Да в селе-то медикаменты есть — в аптеке, это у нас в больнице их нет. Людям приходится покупать лекарства за свой счет, иногда — в долг. Тамару Владимировну Елькину (аптекаря.И. Ж.) у нас даже называют спасительницей.

— А если для лечения необходимо медицинское оборудование?

— Направляем пациента в районный центр или даже в Киров, в зависимости от болезни и степени ее развития.

— И много бывает пациентов?

— Много. Человек двадцать за день — стабильно, плюс по четыре часа ежедневно я работаю на выезде по всей округе, здесь каждая деревня на моей ответственности. В сумме получается около 2000 человек.

— И сколько же платят за такую ответственность?

— Да ничего почти не платят, 4600 рублей я получаю в месяц.

— Неужели этого хватает на жизнь?

— Хватает, если не особо тратиться на еду. Я это без иронии говорю: живу за счет огорода, в магазине покупаю только соки, крупы да сахар. Если вычесть коммунальные платежи, то ничего и не остается…

Вместе со Светланой Михайловной в сельской больнице работает акушерка Марина Алексеевна Нилова, у нее двое детей: старший сын служит в армии, младший заканчивает 6-й класс. Зарплата акушерки — 3200 рублей, но Марина Алексеевна на жизнь не жалуется: деньги приносит муж — работает на пилораме.

О перспективах больницы здесь говорят в основном в мрачных тонах: скорее всего, на ее месте появится фельдшерско-акушерский пункт, что приведет к сокращению ставки врача. Даже за больничным людям придется ездить в райцентр. Надежды медики связывают с чудом — появлением в селе молодого специалиста или врача общей практики.

— Появление врача общей практики может стать толчком к возрождению больницы, — поясняет Светлана Михайловна. — Вслед за ним подтянется ставка медсестры, а при наличии двух врачей, медсестры и акушера больницу не закроют.

Хотела работать — не взяли

Татьяна Исакова отдала Красносельской больнице более 20 лет жизни. Попала сюда по распределению, а когда закончилась практика, решила остаться. Тогда перспективы села казались радужными: при больнице даже роддом был. Сейчас молодой матери (в семье Исаковых год назад родился сын) приходится жить на пособие по уходу за ребенком. На двоих с мужем они зарабатывают 7700 рублей в месяц, кроме маленького Кирюши в семье растет пятнадцатилетняя дочь Лиза.

— Через год после рождения ребенка я попыталась вернуться на работу в больницу, — рассказывает Татьяна Витальевна. — Но не взяли. Моя специальность — медсестра при враче общей практики, а такового у нас нет. Единственная надежда, что он появится, или выйдет из декрета наш бывший врач общей практики, но, скорее всего, вряд ли, потому что работать в сельской медицине хотят немногие.

Детское пособие Татьяна тратит исключительно на питание для малыша, это больше 150 рублей в день. О подгузниках Исаковы даже не думают.

Мать-героиня

23-летняя Наталья Бушуева одна воспитывает двоих мальчиков: старшему — 3 года, младшему — 11 месяцев. Чтобы прокормить детей, Наталья работает с утра до ночи.

— Встаю в полшестого, до 8 часов занимаюсь домашними делами, потом иду на работу в магазин, освобождаюсь только к шести вечера и сразу же принимаюсь за огород, спать ложусь ближе к десяти. Первого ребенка я рожала в Даровском, — рассказывает Наталья. — Машина по нашим дорогам не ехала, а прыгала, самое оно для беременной! Боялась, что из-за тряски и постоянных ударов о переднее сиденье может быть выкидыш, но, слава богу, родила нормально. Со вторым ребенком вышло сложнее: родильного отделения в Даровской больнице тогда уже не было, и пришлось ехать в Киров. А это почти пять часов, и в моем-то интересном положении. В роддом меня доставили практически в бессознательном состоянии, но и второй малыш, к счастью, родился здоровым. Короче, рожать надо в районном центре, а лучше — у нас в селе. Не для меня, так хоть для других матерей хочется этого попросить, но, кажется, ничего от наших просьб не изменится…

Без права на здоровье

Иван Михайлович Злобин — заслуженный врач Российской Федерации. Смотреть без слез на сельскую медицину не может. В свое время он был главврачом абсолютно другой Красносельской больницы.

— В те времена, в 80-е годы, — вспоминает Иван Михайлович, — больному можно было даже вызвать вертолет из Кирова. Звонишь, объясняешь ситуацию, и уже через 40 минут вертолет с необходимым оборудованием приземлялся у больницы. А что теперь? Вертолета нет, от машины «скорой помощи» толку мало. Представьте, у кого-то случился инфаркт. Медицинская помощь необходима в течение часа. До Даровского наша машина едет почти два часа. Есть у больного шансы выжить? Разумеется, нет. Скоро старики начнут умирать даже от пневмонии: человек закашлял, ну мало ли что — может, простудился, в больнице нет оборудования для диагностирования. И вот окажется этот кашель вовсе не простудным, болезнь может дойти до гангрены легкого, а для стариков это — верная смерть. Страшнее всего, что мы ведь не загибающееся село — у нас и молодежи много, и детей, а их всех лишают условий для жизни. И какой выбор? Либо уезжай, либо оставайся, но смирись с тем, что даже на здоровье у тебя права нет.

Без перспективы

Департамента здравоохранения в Даровском районе нет. Его функции выполняет ЦРБ, куда мы и обратились за ответом на вопрос: почему умирает сельская медицина? А выяснилось, что и в самом райцентре со здравоохранением огромные проблемы.

— Говорить о перспективах сельских больниц сейчас очень трудно, — поясняет заместитель главного врача центральной Даровской больницы Лидия Борисовна Зубарева. — Даже в райцентре — катастрофический дефицит кадров и оборудования. Например, нет автоматической техники в хирургическом отделении. Сейчас в больнице работают 236 человек, а для нормального функционирования необходимо не менее 300, но кто сюда поедет с нашей средней зарплатой 4800 рублей в месяц? Сейчас правительство Кировской области планирует организовать на территории региона 5 медицинских центров, где будут работать врачи узких специальностей. Ближайший такой центр должен открыться в Котельниче, в 60 километрах от нас. Пока неизвестно, останутся ли врачи узких специальностей в Даровском. Что же касается сельских медучреждений, то на территории нашего района планируется формирование 27 фельдшерско-акушерских пунктов, больницы как таковые, скорее всего, будут сокращены, и людям придется ездить за больничным листом к нам, за полноценным лечением — в Котельнич. От Красного это 120 километров… А дорог нет.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera