Сюжеты

Не болтовня вождя, а факт

<span class=anounce_title2a>Теленеделя с Ириной Петровской</span>

Этот материал вышел в № 53 от 20 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

 

«Накануне 8 марта все каналы показали в новостях сюжет о встрече президента со знатными женщинами в Кремле. Благодаря телевидению мы часто наблюдаем, как происходят подобные встречи с участием мужчин разных профессий. Есть возможность...

«Накануне 8 марта все каналы показали в новостях сюжет о встрече президента со знатными женщинами в Кремле. Благодаря телевидению мы часто наблюдаем, как происходят подобные встречи с участием мужчин разных профессий. Есть возможность сравнить. Меня всегда поражало, как уважаемые, независимые мужики, подходя к вельможной ручке, словно уменьшаются в росте: подобострастно улыбаются, суетятся, лебезят, благодарно обхватывают президентскую длань обеими руками, всем своим видом демонстрируя беспредельную преданность… Приглашенные к президенту знатные женщины выстроились в очередь на представление и тоже в основном смущались и жеманились. Настал черед Светланы Сорокиной.

— Здравствуйте, Борис Николаевич, я — «Вести», которые «чернуху» гонят (напомню: именно так звучало обвинение в адрес второго канала, за что поплатился должностью Олег Попцов).

— Очень приятно, — невпопад ответил президент.

— Я думаю, это ваши советники вам подсказали. Вы же так не считаете, правда?

— Сейчас нет (неуверенно, после паузы, с чуть заметным раздражением).

На этом сей знаменательный диалог закончился. Ответственные за соблюдение протокола прошипели ей в ухо (как рассказала мне Светлана): «Проходите. Не устраивайте пресс-конференций».

Случилось это пятнадцать лет назад, и я намеренно так подробно процитировала свою же статью 1996 года, поскольку, как говорится, музыка навеяла. Сначала — 20-летие ВГТРК и тех самых «Вестей», чьей первой ведущей стала Светлана Сорокина. Потом — пресс-конференция президента Медведева, собравшая 800 с лишним журналистов.

Фильм Андрея Кондрашова «Вести. 20 лет», показанный каналом-юбиляром, должен был, по некоторым сведениям, называться «Эфир Отечества». Но потом, видимо, его создатели, вспомнив продолжение перефразированного грибоедовского стиха — «И дым Отечества нам сладок и приятен», — решили не дразнить гусей и обойтись без пафоса хотя бы в названии.

Время, когда эфир Отечества был, действительно, сладок и приятен большинству зрителей, а не только их избранным (назначенным) лучшим представителям, безвозвратно ушло. Как сказал один из первых ведущих «Вестей» Александр Гурнов, «это было время, когда нам вдруг показалось, что сбываются мечты». Мечты о том, что можно делать новости, отличные от программы «Время», новости, в центре которых не болтовня вождя, а факт (слова Владимира Кулистикова, ныне возглавляющего НТВ), честные новости, которые важнее колбасы (слова Бэллы Курковой, стоявшей у истоков Российского ТВ).

Дальнейшие метаморфозы, произошедшие с ТВ вообще и с «Вестями» в частности, Андрей Кондрашов аккуратно называет взрослением и переходом от «задиристости» и «непричесанности» — к профессиональной зрелости. Те «Вести» не похожи на «Вести» нынешние так же, как «Россия времен путча — на Россию времен Путина и Медведева», — с гордостью произносит автор, стоя на фоне той самой Кремлевской стены, через зубцы которой, как он говорил в начале фильма, повествуя об истории создания ВГТРК, ветер перемен в позднюю пору перестройки проникал с трудом.

О том, что случилось потом с этим ветром, как компания, возникшая благодаря этим переменам и даже в чем-то их предвосхитившая, превратилась в подобие того самого Гостелерадио СССР, от которого бежали на «Яму» (улица Ямского Поля — официальный адрес ВГТРК) ее молодые отцы-основатели, и чем за это заплатили журналисты и журналистика, — в фильме речи нет. «Первый романтический и бунтарский этап жизни закончился. Жить в эпоху перемен для журналистов — великая профессиональная удача». Теперь же наступил другой возраст программы.

В день юбилея в эту зрелую компанию приехал президент Дмитрий Медведев. И трех недель не прошло, как во время «спонтанного» визита на молодой и тоже пока еще более или менее задиристый телеканал «Дождь» он признавался, что новости по телевизору не смотрит, да и вообще новости основных каналов, грубо говоря, отстой по сравнению с мобильным Интернетом — основным источником его информации. Однако ж юбилей и протокол обязывают — и вот уже Медведев, стоя на специальной приступочке и возвышаясь над подведомственным ему коллективом, благодарит его за доблестный труд на благо Отечества и российских граждан, по-прежнему получающих большую часть информации именно из телеящика. Телевизионный народ, стоя кружком, в основном безмолвствует, взирая на своего «главного начальника» снизу вверх. На лицах — благость и смирение. И, конечно, никаких неожиданностей вроде той, что устроила Сорокина пятнадцать лет назад на встрече с тогдашним президентом России, получив потом втык от службы протокола: «Проходите. Не устраивайте пресс-конференций».

Тогда, 15 лет назад, предполагалось, что уж на пресс-конференции-то сам бог велел задавать любые вопросы. Сорокину, правда, не позвали ни на встречу с президентом по случаю юбилея ВГТРК, ни на состоявшуюся через пять дней настоящую пресс-конференцию Медведева. Но 800 с лишним журналистов из множества изданий и телекомпаний России и мира на это мероприятие аккредитовались. Специально подчеркивалось — это будет свободное общение президента с журналистами, в прямом эфире, без предварительного согласования вопросов. То есть спрашивайте — отвечаем. Или так: хотя бы спросите…

Вся пишущая, снимающая и говорящая братия, собравшаяся на пресс-конференцию, сама же и выставляла оценки звучащим вопросам: аплодировала самым острым и важным из них. Но таких за два часа действа прозвучало всего ничего. Большинство же товарищей по перу не решилось огорчить начальника вопросами из разряда «неприятных». Молодые выросли в сознании — «так не принято». Вон даже на «Дожде» молодой народ растерялся и поддался «обаянию власти». Зрелые, то есть уже не раз битые, опасаются, «как бы чего не вышло». А Медведев, изрядно волновавшийся в начале пресс-конференции, вскоре совершенно успокоился, убедившись, что эти «цепные псы режима» (как называли журналистов в коммунистические времена) цепью своей дорожат пуще иных эфемерных благ вроде забытых свобод. Словом, «мне вчера дали свободу. Что я с ней делать буду?».

…В самом первом выпуске «Вестей» Светлана Сорокина в «прощалке», которая позже стала ее фирменной, сказала: единственная новость, которая совпадет с теми, что вы увидите в программе «Время», будет новость о погоде. Круг замкнулся. Прогноз погоды — единственное, что совпадает сегодня с теми «Вестями». По крайней мере, у природы нет плохой погоды…

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera