Сюжеты

Чулпан Хаматова: «Другого такого физического счастья в моей жизни не было»

Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии — лучший в мире — откроется в Москве 1 июня

Этот материал вышел в № 54 от 23 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

 

Пафос, когда он не ложный, очень даже правильная вещь. Давайте не будем его бояться, давайте скажем, как есть: да, приближается именно эпохальное событие! Да, 1 июня, в День защиты детей, откроется (наконец-то!) Федеральный...

Пафос, когда он не ложный, очень даже правильная вещь. Давайте не будем его бояться, давайте скажем, как есть: да, приближается именно эпохальное событие! Да, 1 июня, в День защиты детей, откроется (наконец-то!) Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии, где по самому последнему слову науки смогут получить высокотехнологичное лечение единовременно до 500 детей. Такого нет нигде в мире, это самые тяжелые дети, с костномозговой недостаточностью, иммунодефицитными и онкологическими заболеваниями...

И да, наша страна может себе позволить строить не только газопровод на самом высочайшем уровне. Откроется очень дорогой центр, но он НЕ ДОРОЖЕ жизней детей…

Чулпан Хаматова до сих пор не верит в то, что происходящее — явь. Кому как не ей, казалось бы, можно было бы говорить сегодня словами из песни о Дне Победы: «…этот день мы приближали как могли…» Я прошу ее сделать небольшую ретроспективу события, и она говорит:

— Если вспомнить, как все начиналось шесть лет назад… После нашего первого благотворительного концерта в театре «Современник», когда мы только затронули тему необходимости современного детского онкогематологического центра, нам все говорили: «Забудьте! Этого не будет никогда… Дорого, невозможно…» Но врачи РДКБ били тревогу, говорили о том, что если речь идет о трансплантации костного мозга — значит, другого шанса на жизнь у ребенка нет… Получается делать максимум 40 таких операций в год, а нужно в разы больше. В новом центре теперь их будут делать до трехсот в год, но это — теперь близкое и реальное будущее. Тогда же мы пытались достучаться до СМИ и, за редкими исключениями, не могли этого сделать…

— Вы… не могли?

— Я понимаю, что вам это кажется странным, потому что вы — особенные, вы — «Новая газета» — все время были вместе с нами. Но в основном СМИ тему благотворительности игнорировали. Нас буквально просили: «Только не надо о больных детях, это никому не интересно, рейтинги от этих тем падают…» Был случай, когда я приехала на интервью на один из центральных телеканалов, уже сидела на гриме… И вдруг мне приносят бумагу от главного редактора программы… Я, как выяснилось, должна была подписать перед интервью эту бумагу, где говорилось, что я ни слова не скажу про детей, больных раком!

— Вы повернулись и уехали?

— Повернулась и уехала, встала и ушла… Конечно! Вот такая была вокруг атмосфера, но буквально через пару месяцев все стало ровно наоборот…  В РДКБ приехал бывший тогда президентом страны Владимир Владимирович Путин… Я на тот момент была уже в Германии, на съемках. И, представьте, после того как президент заинтересовался детьми, заболевшими раком, ко мне стали присылать телевизионные группы в Германию!

— С новыми бумагами о том, что теперь вы обязуетесь говорить только о больных детях? И на том же телеканале?

— Ну практически степень абсурдности ситуации была примерно такой. И немцы были в изумлении: что это за такое пристрастие у русских СМИ к благотворительности, что они гоняют группы с камерами в другие страны? Вот так все поменялось резко, но самое главное, появились шансы на строительство современного онкогематологического центра. Врачи РДКБ смогли убедить президента в острейшей необходимости этого дела.

— Я напомню читателям, что приезд Путина в РДКБ в августе 2005 года состоялся благодаря десятилетнему мальчику из Калужской области Диме Рогачеву. Он, заболев, очень не хотел уезжать в Москву, его уговаривали: «Там президент живет, приедешь, покушаешь с ним вместе блинов…» И ребенок согласился, и уже в РДКБ всем рассказывал о том, что будет есть блины с президентом. Разные люди писали о нем в своих ЖЖ и искали выхода на администрацию президента. И были услышаны… Президент приехал к Диме Рогачеву, привез с собой блины. Они поели, пообщались, попили чай из больничных кружек — никто в больнице не был предупрежден о таком визите. А потом уже разговорились с президентом врачи, рассказали о проблемах…

…Диму Рогачева спасти не удалось, болезнь, несмотря на запредельные усилия врачей, прогрессировала. Его имя превратилось в символ надежды на лучшее будущее для заболевших раком детей.

— После того как РДКБ посетил президент Путин, события стали разворачиваться стремительно. Для нового центра выделили землю по ходу Ленинского проспекта, между улицами Миклухо-Маклая и Саморы Машела, на площади 4,5 га. И выделили деньги. Потом деньги пропали… Потом нашлись: они, как выяснилось, затерялись между двумя министерствами — финансов и здравоохранения…  А потом долго разрабатывался проект, но врачи были очень рады тому, что это делалось при их самом активном участии. И тому, что не было никаких посреднических фирм, а изначально был заключен государственный контракт с германской специализированной фирмой «Транзумед», имевшей огромный опыт в строительстве клиник, в том числе и детских высокотехнологичных медицинских центров. И все-таки такого центра, как наш, они не строили никогда: это не только клинические корпуса, лабораторно-функциональный диагностический корпус, поликлиника с дневным стационаром и реабилитационным центром, но и учебный центр, и научный центр, и пансионат для детей и родителей.

Все вместе это 70 000 квадратных метров. Там и банк стволовых, в том числе пуповинных, клеток, и служба крови со специальным контролем ее компонентов, отделения трансплантации костного мозга…. Врачи заложили в проект и современную лучевую диагностику, и специальные, оборудованные для детей лучевые ускорители, и научные лаборатории с «чистыми» комнатами для генной модификации клеток…

— На четырехлетии вашего фонда мне врачи говорили, что теперь, благодаря этому центру, к раку можно будет относиться, как к диабету… Что от него теперь не будут умирать…

— Они просто уверены в том, что изменят ситуацию, и я им верю… Они у нас самые лучшие, и они участвовали и в проектировании, и в строительстве самого лучшего детского онкогематологического центра. Жаловались, что теряют квалификацию, потому что не в переносном, а в прямом смысле они участвовали в стройке — ходили в касках и резиновых сапогах, привередничали, требовали, но добились того, что построено все так, как им надо для того, чтобы лечить детей так, как правильно. Так, как позволяют возможности сегодняшнего дня

— Очень яркий получился центр, мимо него не проедешь, он просто бросается в глаза — такой разноцветный…

— Я таких ярких не видела нигде в мире… И это тоже придумали наши врачи. Могу сказать о своих ощущениях: когда я захожу в РДКБ, у меня до сих пор все опускается… Это здание такое серое, там какой-то даже гул стоит грусти и безнадежности чудовищной.

И то, что наша новая больница такая яркая, — это очень интересное психологическое решение. Попадая в эти теплые тона, человек не может чувствовать безнадежность! И у нас не будет страшных этих названий отделений — трансплантации костного мозга и так далее… Будут отделения разных зверушек: медведей, зайцев, котов и так далее…

Когда все уже было построено, мы начали мыть отделения по субботам: и врачи, и волонтеры, и друзья фонда…. Высаживали деревья… Параллельно врачи собирали специалистов со всего мира, параллельно фонд искал дополнительные средства на закупку оборудования — 400 миллионов рублей. И теперь у нас, к примеру, есть аппараты МРТ, которые приспособлены для детей. Там целая система с мультфильмами, малыш, пока его обследуют, смотрит мультики! И операции, которые будут делать наши врачи, смогут смотреть в прямом эфире профессора во всем мире и советоваться по мере необходимости…

— Ну теперь, когда до открытия Центра остается неделя с небольшим, вы уже позволяете себе верить в то, что все — реально?

— Нет! Пока туда не войдут дети, пока не будут оформлены все бумаги, пока лечить не начнут… не позволяю… Да, 1 июня будет официальное открытие, Владимир Путин разрежет ленточку, войдут врачи — 300 человек со всего мира — и на следующий день начнется Международный медицинский конгресс. И в  центре начнется научная деятельность. За несколько месяцев клиника пройдет сложную систему лицензирования и к сентябрю будет готова принять первых пациентов. И вот когда они войдут в центр и начнут там лечиться, тогда я, может быть, позволю себе поверить… Это так потому, что уровень значимости этого события в моей жизни настолько велик, что я могу сравнить это только с рождением детей — другого такого физического счастья в моей жизни не было… Потому что заложена система, и, даже когда уже и нас не будет, наш центр будет продолжать вылечивать детей. И люди больше не столкнутся с такой ситуацией, когда ты теряешь ребенка только потому, что в коридорах больницы грибковая инфекция…

— Чулпан, за последние шесть лет вы уже приучили нас к мысли о том, что 1 июня проходят благотворительные концерты фонда «Подари жизнь». Будет ли вместе с открытием центра что-то подобное?

— Да, будет концерт под кодовым названием «Дискотека». На открытой площадке перед новым Центром, уже после официальной части, к вечеру соберутся все наши друзья. Будут Юрий Шевчук и еще 5—10 не менее известных музыкантов, в их числе Диана Арбенина, группа «Браво», Гарик Сукачев… Мы в этот день не будем говорить о том, что рак лечится и что детям надо помогать, потому что у нас соберутся люди, которые это знают… Это будет история благодарности всем тем людям, которые были с нами…

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera