Сюжеты

Игра на линии абсурда

РФС в очередной раз не заметил скандалов в российском футболе, рейтинг которых по просьбе «Новой» составил Профсоюз футболистов и тренеров России

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 54 от 23 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Задолго до заседания очередной конференции Российского футбольного союза сайт РФС обнародовал повестку дня: отчет о работе руководства федерации, утверждение поправок в уставные и регламентирующие документы, обсуждение системы подготовки...

Задолго до заседания очередной конференции Российского футбольного союза сайт РФС обнародовал повестку дня: отчет о работе руководства федерации, утверждение поправок в уставные и регламентирующие документы, обсуждение системы подготовки сборных команд России, а также — перспектив развития футбольной инфраструктуры и прочее, прочее, прочее… Многие участники конференции посчитали повестку неполной, а кое-кто и вовсе решил внести дополнения. Юридическая служба РФС была начеку: «Лишних пунктов не надо». В связи с чем вспомнился старый афоризм: «Конференция — это собрание людей, которые в одиночку не могут сделать ничего, но вместе могут принять решение, что ничего не может быть сделано».

Пока в Lotte Hotel Moscow РФС вел дискуссию о перспективах развития футбола и изменял пункты некоторых регламентирующих документов, «Новая» вспомнила, как эти самые документы в текущем году исправно нарушались. Помог нам в этом Профсоюз футболистов и тренеров России — организация, инициировавшая ряд громких разбирательств, связанных с коррупцией в отечественном футболе. Из-за обилия скандалов в сезоне-2011 мы решили составить рейтинг из четырех наиболее знаковых «дел».

1. «Дело Прядкина»

В № 41 от 18 апреля 2011 года «Новая газета» опубликовала статью «Тайный агент большого футбола», в которой рассказала читателям о связях вице-президента Российского футбольного союза и главы Российской футбольной премьер-лиги (РФПЛ) Сергея Прядкина, а также бывшего советника президента РФС и действующего главного тренера воронежского «Факела» Константина Сарсании с немецкой агентской компанией GiRRus. Напомним: «Новая» выяснила, что Константин Сарсания и Сергей Прядкин являются учредителями торгового общества с ограниченной ответственностью GiRRus, которое, судя по данным официального сайта компании (впоследствии удаленного), оказывало агентские услуги Павлу Погребняку, Кевину Кураньи, Александру Кержакову, Дику Адвокату и др.

Реакция РФС: реакции не последовало.

Профсоюз футболистов и тренеров: «Новой газетой» было проведено серьезное расследование, в ходе которого удалось доказать факт наличия конфликта интересов в российском футболе. Похоже, что оба фигуранта, имея определенный административный ресурс и статус в футболе, пользовались своим служебным положением. Любопытно, что после публикации были «зачищены» все следы: удален сайт GiRRus, а также информация о компании на сайте ФИФА. Публикация «Новой» интересна и тем, что трансферы, к которым был причастен GiRRus, — одни из самых масштабных в российском футболе. Но что мы имеем на выходе? Газета публикует документы, свидетельствующие о конфликте интересов, Сарсания подтверждает, что он и Прядкин являются учредителями GiRRus, а РФС всячески замалчивает эту историю. На пресс-конференции, приуроченной к заседанию РФПЛ, журналистов просят не задавать вопросы, касающиеся этого расследования.

2. «Дело офшора»

В начале этого года новозеландская офшорная компания Bestmax Ltd подала исковое заявление в арбитражный суд Ростовской области с требованием взыскать с футбольного клуба «Ростов» около 1 млн долларов за оказание посреднических услуг в переходе Дмитрия Акимова. Аналогичный иск на сумму 7 млн рублей был подан новозеландским офшором в арбитражный суд Ярославской области и к клубу «Шинник» двумя годами ранее. В обоих случаях требования заявителя были удовлетворены. Проблема лишь в том, что  Bestmax Ltd не входит в реестр агентов ФИФА, а клубы не имеют права заключать договоры об оказании агентских услуг с нелицензированными агентами.

Реакция РФС: реакции не последовало.

Профсоюз: история с таинственной компанией, имеющей «прописку» в Новой Зеландии, — очень яркий индикатор того, что происходит в современном российском футболе. В соответствии с регламентом РФС по агентской деятельности компания, не имеющая единственным учредителем или руководителем лицензированного агента, не может заниматься агентской деятельностью. Но удивительно другое: оба клуба заявили, что пользовались услугами компании Bestmax Ltd,  то есть признали, что сознательно нарушили закон. Однако Комиссия РФС по агентской деятельности, регламент которой (ст. 25. — А. С.) позволяет ей обратиться в Контрольно-дисциплинарный комитет РФС с требованием наказать нарушителей, промолчала. Думаю, это отличный сигнал для всех: «Выводите деньги в офшоры — мы ничего не видим». Хотя именно агентские вознаграждения — по сути, единственный способ для клубных менеджеров вывести из футбола большие деньги. Деньги, которые, как правило, имеют государственное происхождение. Помнится, еще два года назад глава ПФЛ Николай Толстых поднял этот вопрос, предоставив тогдашнему президенту РФС Виталию Мутко детализацию денежных переводов клубов первого и второго дивизионов. По неподтвержденной информации, за год только команды низших лиг тратят не менее 2 млрд рублей на агентские вознаграждения…

Естественно, такая подозрительная лояльность федерации к агентам лишь увеличивает их влияние. Сейчас, например, есть ряд клубов, в которые футболист может устроиться только в том случае, если подпишет агентский договор с конкретным агентом. Большинство посредников нацелены на сиюминутный результат — получение денег при переходе футболиста. Суммы могут быть разные — от десяти тысяч долларов до нескольких миллионов. Такому диапазону способствует регламент РФС по агентской деятельности, который не предусматривает ограничений для комиссионных агентов. При этом РФС жалуется на дефицит денег для развития футбола. Немудрено, что во всех наших юношеских сборных существует только одна официальная ставка — главного тренера. Остальному персоналу деньги выплачиваются иными путями…

В Англии, к слову, клубы обязаны предоставлять футболистам на подпись документ, в котором указана сумма вознаграждения, которую клуб выплачивает агенту за переход игрока. В России же футболисты не только не знают, какие деньги через них «проводятся», — зачастую им неизвестны даже имена выгодоприобретателей от их трансферов.

Каково влияние агентов на игроков? Недооценивать его точно не стоит. Однажды мы встретились с одним из ведущих футболистов сборной России. На следующий день от некоего агента раздался звонок: «О чем вы говорили с моим футболистом?!» По-моему, это здорово иллюстрирует систему взаимоотношений «агент — футболист». Для ряда агентов игрок — исключительно источник дохода, товар. Впрочем, есть немало агентов, которые работают в интересах игрока, думают о его игровых перспективах и помогают детско-юношеским школам.

Владимир Потеряхин3. «Дело Григорьева, Маляки и Филиппова»

В зимнее трансферное окно несколько футболистов московского «Спартака» — Максим Григорьев, Дмитрий Маляка и Евгений Филиппов — перешли в новочеркасский «Митос». Последний, не получив трансферный сертификат игроков (позволяющий вносить футболистов в заявку на матчи) на момент закрытия трансферного окна (10 марта), обратился с жалобой в Палату по разрешению споров. 29 марта палата обязала «Спартак» выслать в Новочеркасск все документы в течение семи дней. Однако до истечения этого срока игроки перешли на правах аренды в… «Ростов». Отметим, что случилось это спустя несколько недель после закрытия трансферного окна. Впрочем, скандал разгорелся не из-за этого.

В соответствии с регламентом РФС по статусу и переходам (трансферу) футболистов клуб, выразивший намерение подписать контракт с игроком в возрасте до 23 лет, обязан выплатить его предыдущей команде денежную компенсацию. Размер компенсации (содержание и зарплата игрока) зависит от лиги, в которой выступает новый клуб: в случае с командой премьер-лиги размер компенсации умножается на три, с командой первого дивизиона — на два, с клубом рангом ниже — на один. Московский «Спартак» небезосновательно посчитал сделку, в результате которой «Ростов», по сути, сэкономил треть суммы, правонарушением — и обратился в Палату по разрешению споров. Аналогичное обращение поступило и от московского «Локомотива», на игру с которым Максим Григорьев вышел на следующий день после перехода в «Ростов».

Реакция РФС:  21 апреля Палата по разрешению споров отказала «Спартаку» и «Локомотиву» в удовлетворении заявленных требований. Клубы обжаловали это решение и обратились в Комитет по статусу и переходам (трансферу) футболистов.

Профсоюз: очевидно, что «Ростов» для минимизации расходов просто «провел» нужных ему футболистов через команду второго дивизиона. Но мало того, что переход состоялся после закрытия трансферного окна, так еще и с нарушением процедуры.

Вынуждены констатировать: сегодня Палата по разрешению споров не представляет собой объективный и независимый футбольный судебный орган. Не только потому, что она в последнее время принимает довольно одиозные и откровенно незаконные решения, но и из-за отсутствия в ее составе хоть каких-то представителей игроков, что является нарушением положения ФИФА об устройстве национальных Палат по разрешению споров.

По регламенту футболисты должны вернуться в «Митос» как минимум до летнего трансферного окна. Надо признать, что и сама система компенсаций давно не отвечает современным требованиям — наш профсоюз на протяжении нескольких лет добивается ее отмены и внедрения нового финансового механизма, который бы позволял получать деньги за подготовку футболистов клубам, школам, тренерам…

4. «Дело Никезича»

В марте на YouTube появилось видеообращение бывшего нападающего «Кубани», 29-летнего черногорца Николы Никезича, рассказавшего, что его силой заставили расторгнуть контракт с клубом. По словам игрока, давление на него начало оказываться еще в январе, когда руководство вывело его из обоймы команды, заставив заниматься по индивидуальной программе на базе в Краснодаре. Причиной давления, как объяснил игрок, послужили 256 тысяч долларов, которые клуб должен был ему выплатить.

Реакция РФС: Комитет по этике не нашел доказательств оказания физического давления на игрока, однако выявил нарушения при расторжения контракта. В результате комитет вынес решение оштрафовать «Кубань» на 2 млн рублей, генерального директора клуба Мкртчяна — на 1 млн рублей, а также наложил запрет на занятие любой деятельностью, связанной с футболом, на спортивного директора Сергея Доронченко и тренера Николая Хлыстунова (до конца года и сезона соответственно). Однако Апелляционный комитет РФС, в который обратилась «Кубань», оставил в силе только штраф клубу — санкции к представителям команды были отменены.

Профсоюз: пожалуй, это тот редкий случай, когда один из органов РФС профессионально выполнил свою работу. Комитет по этике провел три заседания, на которых серьезным образом изучил обстоятельства дела и опросил все стороны. Это решение полностью удовлетворило футболиста, чьи интересы мы представляли, — он получил положенные по контракту деньги, виновные были наказаны. Удивительно, что на всех заседаниях комитета представители «Кубани» даже не скрывали, что поиском клуба для игрока они не занимались, расторжение договора обеспечивал тренер, текст соглашения о расторжении контракта был составлен только на русском языке… В общем, краснодарцы фактически расписались, что для них такое отношение к игроку — в порядке вещей. К сожалению, Апелляционный комитет принял непонятное нам решение, сняв санкции с представителей «Кубани». Теперь футболист может обратиться с апелляцией в Спортивный арбитражный суд Лозанны, который поставит в деле точку.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera