Сюжеты

Угроза — залог процветания

Зачем Кремлю революция в Грузии

Этот материал вышел в № 55 от 25 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

Угроза со стороны Кремля является необходимым условием грузинских реформ, так же как угроза со стороны арабов является необходимым условием процветания Государства Израиль. Еще в 2003-м Грузия представляла собой failed state...

Угроза со стороны Кремля является необходимым условием грузинских реформ, так же как угроза со стороны арабов является необходимым условием процветания Государства Израиль.

Еще в 2003-м Грузия представляла собой failed state (недееспособное государство). В стране действовал чуть ли не десяток силовых ведомств, включая «абхазскую полицию в изгнании», которые занимались в основном убийствами, грабежом и перегонкой в Южную Осетию угнанных автомобилей.

Общество жило по образцу павианьего стада: иметь бизнес, не дружа с властями, было невозможно. Света в Тбилиси не было, зато торговавший электричеством Леван Пирвели (сейчас живет в Австрии и поддерживает оппозицию и Путина) стал богатым человеком.

Уважаемыми сословиями были «воры в законе» и грузинская интеллигенция — вальяжная, заслуженная, всегда знавшая, что ее мальчик будет учиться в лучшем университете, а если он что-то натворит (ну кровь молодая, горячая), то не посадят же, в самом деле, сына профессора, как какого-нибудь деревенского идиота!

Саакашвили сломал хребет этой старой Грузии. Поголовье чиновников сокращено, старые полицейские уволены, новые больше не берут взятки, вообще — то есть абсолютно не берут, в стране приватизировано все, кроме совести. Это реформы примерно того же размаха, что Фридриха Великого или Ататюрка, с той только разницей, что они совершаются в демократическом государстве, и все ci devants — бывшие чиновники, бывшие менты, и уж тем более профессора из грузинской Вандеи — тбилисского квартала Ваке — выходят на улицы, и, поскольку они не могут кричать: «Верните взятки», они кричат: «Долой тирана».

Грузинским реформам угрожали много раз. Самая серьезная и первая угроза была со стороны Бадри Патаркацишвили. Бадри — грузинский Березовский — хотел, чтобы правительство получало от него деньги и подписывало то, что хочет он. Нейтральным дон Бадри быть не мог. С его точки зрения, если правительство не брало от него деньги, оно было врагом.

В ноябре 2007-го Саакашвили разогнал многотысячный митинг оппозиции (в которой тогда огромный вес имел Бадри), но одновременно назначил на 5 января 2008-го президентские выборы, сократив тем самым свой первый срок. Сразу после этого Бадри, сидя в Лондоне, позвал к себе замглавы МВД Грузии Ираклия Кодуа и предложил ему план госпереворота. В день выборов Кодуа должен был предстать на пресс-конференции с пачкой пустых бюллетеней и с криком: «Власти велели мне их подкинуть, но я не могу идти против народа». Это оказалось ловушкой: Кодуа записал все на пленку, пленка была обнародована, Бадри получил на выборах 7% и умер от позора.

Следующей попыткой сместить Саакашвили была российско-грузинская война. Попытка чуть не удалась: оказалось, что грузинская армия не так хороша, как израильская, и что Европа, на помощь которой Грузия рассчитывала, не хочет ссориться с Путиным. Однако скверное состояние российской армии не позволило Кремлю достичь своей стратегической цели и повесить Саакашвили за яйца.

В апреле 2009 года грузинская оппозиция снова вышла на проспект Руставели. На этот раз число вышедших на улицы было на порядок меньше, чем в 2007-м, и оппозиция занялась провокациями: штурмовала тюрьмы, перегораживала дорогу в аэропорт, перекрывала Саакашвили путь в ресторан — словом, делала все, чтобы ее побили.

Добиться, чтобы ее побили, оппозиции не удалось, и через месяц грузинское МВД предотвратило попытку военного переворота. Несмотря на то что грузинские власти постарались сделать вид, что речь идет просто о глупой шутке, дело-то было серьезное: из четырех бригад грузинской армии командир одной присоединился к заговорщикам, а командир другой — не донес. Уши Кремля торчали из этой истории по полной программе.

Нынешний митинг, в отличие от прежних, — это, конечно, полный анекдот. Из серии «так мы и до мышей»… Специально подготовленные люди лупят специально подготовленными палками по полицейской машине, а потом МИД РФ заявляет, что режим Саакашвили препятствует «законным правам на свободу собраний».

В прошлом  контакты митингующих с Кремлем были хотя бы неявны. Нынче и того нет. Нино Бурджанадзе и Зураб Ногаидели публично побывали в Москве, ходят слухи, что на позапрошлой неделе был тут и Ираклий Окруашвили. Неправильно считать, что грузинские оппозиционеры едут в Москву, а потом теряют всякое влияние. Они сначала теряют всякое влияние, а потом едут в Москву. В результате митинги, страшные в 2007 году, сейчас имеют такие же шансы на успех, как если бы лидеры ХАМАСа вышли на улицы израильских городов и призвали бы израильтян свергнуть свой кровавый режим.

На самом деле Саакашвили повезло, что по другую от него сторону Кавказского хребта царствует Путин. Саакашвили обречен на реформы по той же причине, по которой их проводил Фридрих в Пруссии или Петр в России: иначе Грузия будет просто сметена с лица земли.

Но беда в другом: злая воля непредсказуема. Раз в год и палка стреляет. Рано или поздно случится что-нибудь действительно отвратительное. Убьют одного из лидеров оппозиции, взорвут бомбу на многолюдном митинге и закричат, что это сделал кровавый режим Саакашвили: ведь, в конце концов, мелкие теракты с длинным российским следом случались в Грузии уже не раз.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera