Сюжеты

Невменяемые

Анатолия Быкова хотят наградить «за заслуги перед Красноярском», а Татарина освободить от уголовной ответственности

Этот материал вышел в № 57 от 30 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

 

В Красноярске вспоминают героев 90-х. Анатолию Быкову, теневому хозяину города в то десятилетие, власти хотят вручить награду «За заслуги перед городом Красноярском». Одновременно с этой инициативой местные власти обсуждают еще одну...

В Красноярске вспоминают героев 90-х. Анатолию Быкову, теневому хозяину города в то десятилетие, власти хотят вручить награду «За заслуги перед городом Красноярском». Одновременно с этой инициативой местные власти обсуждают еще одну замечательную новость, непосредственно касающуюся Быкова: на утверждение в прокуратуру направлено обвинительное заключение по делу его «младшего партнера» Владимира Татаренкова (Татарина). Далее — суд, и он вполне может освободить уголовного авторитета от ответственности в связи с истечением срока давности совершенных им преступлений.

Времени всего ничего прошло, а всё, оказывается, уже забыто. Память короче голубиного носа. Будто это было лишь кино — бои на улицах Красноярска, взрывы гранат, автоматные очереди, задевавшие прохожих, запахи крови и страха. Быкова с его бойцами числили подозреваемыми в десятках убийств, массовых расстрелов, похищений. Но в 90-х обвинений ему не предъявляли. Даже сами представители государства называли это «режимом мнимого противодействия». Бандиты и имитаторы в погонах были единым организмом. Претензии к Быкову появились, только когда представился шанс раздербанить его бизнес.

В 90-х единственным исключением в этой истории редкого взаимопонимания и мнимого противоборства стало дело ОПГ Татарина. Она недолго, но неутомимо участвовала в красноярском переделе власти, отстреливая как собственных, так и Быкова недругов. Членов синдиката убийц стали вязать по воле случая, после того как они неосторожно устроили автоматную пальбу во дворах жилых домов, рядом с песочницами, качелями и теми рядовыми ментами, кто не был в курсе, что эти ребята — неприкосновенные. Боевикам Татарина вменили в вину кровавые события с мая по июль 1994 года, и в 97-м рядовые солдаты, одноразовые «торпеды», были осуждены. Сам Татарин с 94-го числился в розыске. Ему не удалось повторить карьерный рост своего патрона: в то время, когда Быков вошел в совет директоров Красноярского алюминиевого завода (КрАЗа), Татарин, крестный отец Саяногорска, вынужден был отступиться от борьбы за Саянский алюминиевый.

Когда Быкова решили отстранить от КрАЗа и выдали ордер на его арест, Татарина тут же нашли и взяли под стражу в Греции. Ему дали 14 лет за всякую мелочь — на благословенной земле Эллады он не убивал, но жил и владел отелем по фальшивым документам, складировал оружие. Из тюрьмы греческого города Патры его на время привозили в родные пенаты как свидетеля по одному из уголовных дел против Быкова. Но ничего внятного от него не добились, вернули обратно. Тем не менее генерал Владимир Колесников (в то время старший помощник генпрокурора и куратор быковского расследования) уверенно говорил о том, что Татарин на родине уже изобличен в совершении шести тягчайших преступлений и с греками удастся договориться о его скорейшей экстрадиции. Это, как и многое прочее, что публично обещал по быковскому делу (и не только) генерал Колесников, оказалось, мягко говоря, не совсем так.

Татарина условно-досрочно выпустили из греческой тюрьмы и привезли в Россию только летом прошлого года. И вот сейчас правоохранители и представители местной власти дают комментарии, что срок давности по совершенным преступлениям уже вышел. И, дескать, сложно предугадать решение суда.

Какие сложности, не ясно: вердикт должен быть законным. Если срок давности истек, Татарина следует освободить. Или суду предлагают войти в положение следователей, генералов, организовывавших это расследование так, что оно продолжалось 17 лет? А договориться об экстрадиции с греками (что в принципе никакой особой проблемы не составляет) не могли 12 лет?

В расследовании против Быкова Татарин всегда рассматривался как некое «секретное оружие». Если Быков упрямился, не желая отдавать бизнес или проявляя неуместные политические амбиции, ему напоминали о его бывшем товарище, заплечных дел мастере, готовом якобы дать убийственные показания против него. Однако в реальности Татарин ничего внятного и доказательного не рассказывал и в конце концов вовсе отказался свидетельствовать против Быкова, а с самим Быковым удалось договориться обо всем, и все вопросы урегулировать и без участия Татарина.

Сам по себе Татарин никого не интересовал, он все это время исполнял функцию одного из скелетов в шкафу Быкова. Его то извлекали, то прятали обратно. Нашим органам во избежание очередной демонстрации своей мощи, гарантирующей неотвратимость наказания, вообще не следовало бы трогать саяногорского рецидивиста — пусть бы грел себе пятки в Греции.

И вот та же избирательность, с коей работает в России репрессивный аппарат, гноя в тюрьмах одних и не замечая других с теми же грехами в бэкграунде, проявляется теперь и в вопросах публичной реабилитации героев 90-х. Вопрос награждения Быкова обсуждался на заседании одной из комиссий горсовета Красноярска — по здравоохранению, социальной защите, делам ветеранов и инвалидов. Кандидатура бывшего главы совета директоров КрАЗа и депутата краевого Заксобрания была представлена в числе других претендентов на награду, в частности, генерала Сергея Субботина, недавно освобожденного от должности руководителя краевого УФСБ. Комиссия согласовала список. Та же процедура должна пройти во всех прочих комиссиях горсовета, затем вопрос будет вынесен на сессию.

Награда ничего не прибавит репутации Быкова. И не убавит. Да и этой власти тоже. Тем более что это давно уже одно и то же. Быков вписался в систему, стал частью того истеблишмента, с которым он когда-то якобы боролся, частью правящей тусовки.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera