Сюжеты

Звездное дефиле в Довиле

Саммиты «Восьмерки» все больше походят на красочную постановку стоимостью в миллионы долларов: много улыбок и мало договоренностей

Этот материал вышел в № 57 от 30 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

Число людей в желтых светоотражающих жилетах росло на перекрестках дорог по мере приближения к Довилю. На дорожном кругу в зеленом массиве на подъезде к городу они мне все же преградили путь. Жандармский капрал долго рассматривал...

Число людей в желтых светоотражающих жилетах росло на перекрестках дорог по мере приближения к Довилю. На дорожном кругу в зеленом массиве на подъезде к городу они мне все же преградили путь. Жандармский капрал долго рассматривал документы: мои, машины, письмо об аккредитации…

— Где остановились?

— В Гавре, — соврал я, не став рассказывать, что забронировал номера в двух мотелях по разные стороны от Довиля, чтобы определиться по обстоятельствам.

— Значит, переезжали Нормандский мост. Там вас что, не проверяли?

— Нет.

— Не убирайте далеко. Еще много раз придется показывать, — напутствовал жандарм тоном мудрого учителя.

На охрану саммита «Восьмерки» французы мобилизовали более 12 тысяч полицейских, жандармов и военных. В их распоряжении были беспилотный самолет-разведчик, три десятка вертолетов, две ракетные батареи «земля—воздух» и несколько кораблей ВМС. Над Довилем было закрыто воздушное пространство, а на местности, пересеченной, холмистой и зеленой, город опоясали концентрические круги зон безопасности. Это был первый на моей памяти саммит «Восьмерки» без массовых демонстраций антиглобалистов, без битья стекол, стычек анархистов с полицией и прочих картинок, которые любит телевидение.

Набережная Довиля, элегантного «приморского предместья Парижа», широкий песчаный пляж с вереницами деревянных укрытий от ветра и скрипящими под ногами деревянными половицами дорожек мало изменились со времени съемок ленты Клода Лелюша «Мужчина и женщина». Фильм вышел на экраны Франции 27 мая 1966 года, то есть ровно 45 лет назад, что не преминули обыграть многие журналисты.

Сейчас съемочных камер было в сотни раз больше, а вместо Жан-Луи Трентиньяна и Анук Эме выступали самые могущественные в сегодняшнем мире мужчины и женщины. Только вряд ли этот с помпой поставленный фильм вспомнят через 45 лет…

Саммиты «Восьмерки» все больше походят на красочную постановку стоимостью в миллионы долларов. Тайные совещания в узком кругу за закрытыми дверями постепенно превратились в грандиозные пиар-мероприятия. Довильскую встречу освещали три с половиной тысячи журналистов.

Над набережной на свежем ветру полоскались девять флагов (девятый — Евросоюза). У виллы «Серкль», где участники собирались на рабочий обед, выстроился почетный караул республиканской гвардии: яркие мундиры, роскошные эполеты, самоварное золото кирасирских шлемов с красными хвостами, дробь барабанов…

По тому, как главы государств и правительств прибывали на виллу «Серкль», можно было безошибочно определить, у кого скоро выборы. Председатель Еврокомиссии Баррозу, премьер-министры Наото Кан, Стивен Харпер, Сильвио Берлускони и Дэвид Кэмерон, выйдя из лимузинов и по-здоровавшись с хозяином, направлялись по алому ковру через двор к дверям виллы. Они о выборах не думали. А вот Николя Саркози, а также главы Германии, России и США бросились, по выражению французов, «купаться в толпе».

Саркози еще до прибытия гостей пожал сотни рук, протянутых из толпы, наблюдавшей за красивым спектаклем из-за стальных полицейских ограждений с дистанции полусотни метров от свежевыбеленного забора виллы.

Когда приехала Ангела Меркель, она увлекла гостеприимного хозяина пройти второй раз по этому кругу. Французская толпа из ухоженных дам и господ пенсионного возраста, обычного контингента Довиля, приветствовала немецкого канцлера не менее восторженно, чем своего лидера.

Дмитрий Медведев и Барак Обама пришли позднее пешком из отеля «Руаяль Барьер», где у них была двусторонняя встреча, и тоже вызвались вместе с Саркози пожать руки публике. Обама пользовался у зрителей несравненно большим успехом, чем Медведев.

Это первый на моей памяти саммит «Восьмерки», где публика была допущена так близко к главным фигурантам.

Предвыборный пиар угадывался даже в роли, отведенной Карле Бруни — мадам Саркози. На вилле «Страсбурже» она встречала жен первых лиц. С явными признаками беременности, но в кокетливом белом платье и накинутом сверху черном плаще. Зрительские симпатии обеспечены.

Не повезло дамам, приехавшим в туфлях на высоком каблуке, в том числе Светлане Медведевой. На традиционных нормандских виллах не бывает асфальта, и преодолеть десяток метров от машины до крыльца по белому гравию непросто.

Впрочем, зрелищность и протокол не помешали участникам саммита прощупать настроения друг друга и даже продвинуться в некоторых делах. Главная заготовка касалась арабской темы. Лидеры Франции, Германии, Великобритании, Италии, Канады, США, России и высшие чиновники ЕС приветствовали «арабскую весну», усмотрев в ней возможность таких же перемен, какие произошли в Восточной Европе после падения Берлинской стены. Они обещали 20 миллиардов долларов арабским странам, в которых происходят демократические перемены. Эта инициатива получила название Довильского партнерства. Помощь, увязанная с реформами, правами человека, искоренением коррупции, будет идти через специальные банки развития. Египту и Тунису уже выделено 3,5 миллиарда долларов через Европейский инвестиционный банк.

Западные партнеры не убедили Медведева согласиться с введением санкций против Ливии и, главное, Сирии. В принятой декларации осталось только общее требование к Триполи и Дамаску прекратить насилие. Но они оценили позицию Москвы, которая в Совете Безопасности ООН не заблокировала военную операцию против Каддафи. Более того, попросили Кремль выступить посредником в попытке прекратить гражданскую войну, что помогло бы Западу выйти из ливийского тупика, сохранив лицо.

Они убедили Медведева, что Каддафи должен уйти. Запад не против участия некоторых членов режима Каддафи в новом правительстве Ливии, но без него самого. Россия подписалась под словами, что Каддафи утратил легитимность. Международное сообщество не признает его больше лидером Ливии, констатировал российский президент. Как только Каддафи сделает заявление об отставке, можно будет, по словам Саркози, обсуждать, на какой самолет ему покупать билет и каким классом. Медведев пообещал, что Россия не примет его у себя, но желающие найдутся.

На этой оптимистической ноте президент России объявил на пресс-конференции, что немедленно прямо из Довиля послал в Бенгази своего спецпредставителя Михаила Маргелова. Его действительно уже не было видно в зале среди членов российской делегации.

В отличие от западных коллег Медведев не стал приветствовать весть об аресте «палача Сребренницы» Радко Младича. Он сделал так, чтобы и на пресс-конференции ему не задали этого вопроса. Для России это опасная внутриполитическая тема.

Впервые «Восьмерка» обсуждала интернет. Государственные лидеры пытались найти точки соприкосновения с лидерами Всемирной паутины. Эрик Шмидт из «Гугла» и основатель «Фейсбука» Марк Цукерберг восхищались ролью онлайновой свободы в североафриканских революциях. Недоумевали, что у правительств «Восьмерки» такие разные мнения о том, как регулировать интернет, не тормозя его развития. Да, важен копирайт, но также важны свобода выражения, равенство пользователей, настаивал Цукерберг. Президент Саркози, сторонник более жесткого правительственного контроля над интернетом, подчеркивал, что онлайновый бизнес должен уважать интеллектуальную собственность. А Медведев назвал принятую в Довиле декларацию по интернету консервативной, притянутой к законам полувековой давности. Мол, коллеги по «Восьмерке», видимо, сами не пользуются Сетью и не знают, что это такое.

Декларация об интернете получилась общая, и никого ни к чему не обязывает. Собственно, «Восьмерка» — это клуб. У нее нет легитимности, чтобы принимать обязательные для других решения. Есть только влияние.

Саркози разъяснил принцип работы «Восьмерки» на примере выбора нового шефа Международного валютного фонда. На заседаниях не обсуждалась никакая кандидатура, но за рамками саммита разговоры были. В результате сошлись на француженке Кристин Лагард. А дальше — формальности.

На двусторонней встрече Саркози и Медведев договорились об условиях поставки России четырех вертолетоносцев «Мистраль». Контракт будет подписан до 21 июня, когда в Париж прилетит Владимир Путин. Это означает, что Париж согласен передать России хотя бы часть «чувствительных» военных технологий, полагающихся к «Мистралю». Саркози успокоил союзников по НАТО: холодная война позади, и Россию пора рассматривать как дружественную страну.

На встрече Медведева с Обамой назван общий для России и Америки опасный международный террорист. Штаты обещали 5 миллионов долларов тем, кто поможет найти Докку Умарова. Американцы начнут на него охотиться, как охотились на бен Ладена.

Но противоракетная оборона так и осталась яблоком раздора. Прорыва не случилось. Кнопка перезагрузки американо-российских отношений оказалась слишком тугой. Два президента беседовали полтора часа и даже опоздали на полчаса к общему обеду на вилле «Серкль», но безрезультатно. «Американцы сделали все, чтобы убедить русских, что наши противоракеты не угроза для них, но они нам не верят», — сокрушался советник Обамы по России Майкл Макфол. «Мы требовали гарантий, что эта ПРО не направлена на перехват наших ракет, но нам таких гарантий никто не дал», — объяснил свое недоверие Медведев.

Для обоих президентов вопрос о ПРО — предвыборная тема. Неизвестно, встретятся ли они через год на следующем саммите «Восьмерки». Журналисты не задавали им этого вопроса, считая его нетактичным. Так же, как не задавали его Саркози и Меркель.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera