Сюжеты

Зачем Бастрыкин ездил в Чечню

Новая попытка наведения конституционного порядка

Этот материал вышел в № 57 от 30 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

 

Уголовное дело о похищении чеченца Ислама Умарпашаева, заведенное под нажимом правозащитных организаций, — вполне банально. Таких дел, относящихся к категории особо тяжких, в сегодняшней Чечне заведено около двухсот*. Но поскольку в Чечне...

Уголовное дело о похищении чеченца Ислама Умарпашаева, заведенное под нажимом правозащитных организаций, — вполне банально. Таких дел, относящихся к категории особо тяжких, в сегодняшней Чечне заведено около двухсот*. Но поскольку в Чечне в подавляющем большинстве следы похищений и убийств ведут к силовым структурам, эти дела практически не расследуются. Многочисленные факты, свидетельствующие о бессилии чеченской прокуратуры и следственного комитета ЧР РФ, отражены в докладах и официальных российских структур, и правозащитных организаций, работающих в Чечне.

Однако именно дело о похищении Ислама Умарпашаева удивительным образом выпало из этой практики. В феврале расследование этого дела было поручено федеральной группе, которую возглавляет старший следователь по особо важным делам полковник юстиции Игорь Соболь. Это нелегкое политическое решение принял глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин.

На прошлой неделе Александр Бастрыкин прилетел в Грозный, чтобы поддержать Игоря Соболя. Таким образом, по всей вероятности, тяжеловес российского силового олимпа Бастрыкин ответил на саботаж чеченского МВД, которое объявило бойкот федеральным сотрудникам СК РФ.

За четыре месяца Соболь и его сотрудники выполнили огромную работу по довольно простому с точки зрения криминалистической науки делу. Они допросили всех (около двухсот человек) сотрудников чеченского ОМОНа (Ислама Умарпашаева похитили сотрудники этого силового подразделения и четыре месяца держали прикованным наручниками к батарее в одном из зданий на своей базе в центре Грозного). Провели ряд проверок показаний на месте (обследовали базу ОМОНа). Допросили сотрудников Октябрьского РОВД, подозреваемых в соучастии и укрывательстве.

Настал критический момент: опознание и очные ставки между похитителями и жертвой. Ислам Умарпашаев хорошо запомнил тех, кто его похищал, издевался и бил. Вслед за очными ставками должны последовать аресты похитителей.

Именно на этой решающей стадии чеченское МВД демонстративно перестало соблюдать российский закон. Причем неповиновение продемонстрировала вся милицейская вертикаль Чечни: министр Руслан Алханов, руководитель чеченского ОМОНа Алихан Цакаев и даже районное отделение милиции № 2 (Октябрьское РОВД) г. Грозного. Все разом сделали вид, что федеральный следователь им не указ. И вот тогда в Чечню прилетел на один день Александр Бастрыкин.

Никак не проявляет себя в этой ситуации министр внутренних дел России Рашид Нургалиев. Его молчание — необъяснимо. Ведь это его сотрудники подозреваются в совершении особо тяжких преступлений, его сотрудники идут на конфликт с федеральным следствием. Неучастие Нургалиева провоцирует жесткий вопрос: почему Бастрыкин может действовать в Чечне по закону, а Нургалиев — нет? В чем проблема?

Вот фотографии для министра.

На этих кадрах брат похищенного Ислама Умарпашава — Гелани (человек в спортивном костюме) и один из следователей пытаются войти в Октябрьское РОВД г. Грозного для проведения следственных действий. Октябрьское РОВД представляет собой бетонную крепость с железными воротами. Дежурный РОВД в звании майора милиции отказывается пропустить полковника юстиции Соболя.

Следственная группа, потерпевшие и их представители ждут приезда начальства РОВД. Начальство не приезжает. Из ворот РОВД выходят бородатые люди в черной гражданской одежде со «стечкиными» по бокам. Они решительно требуют от криминалиста выключить видеокамеру. Следователь объясняет, что проводится следственное действие и видеозапись должна быть непрерывной. Один из «людей в черном» пытается отвести в сторонку следователя: «Отойдем, поговорим». Следователь отвечает, что проводится следственное действие, отходить он никуда не будет, камеру тоже не выключит. Некоторое время «люди в черном» с явным недоумением разглядывают следственную группу с видеокамерой и одним древним ПМ (пистолет Макарова) на всех. Затем, посоветовавшись между собой, кадыровцы достают сотовые телефоны и снимают членов группы. Прохожие с удивлением наблюдают странную взаимную фотосессию.

Начальство РОВД к следователям СК РФ так и не вышло.

*Пятый периодический доклад России в ООН.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera