Сюжеты

Страсти вокруг ПРО

Медведев отложил гонку вооружений до 2020 года

Этот материал вышел в № 57 от 30 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

Уже лет тридцать, со времен Стратегической оборонной инициативы (СОИ) президента Рональда Рейгана (она же программа «звездных войн»), российское (советское) военно-политическое руководство регулярно выводят из себя американские планы...

Уже лет  тридцать, со времен Стратегической оборонной инициативы (СОИ) президента Рональда Рейгана (она же программа «звездных войн»), российское (советское) военно-политическое руководство регулярно выводят из себя американские планы создания той или иной системы ПРО.

Во время знаменитого саммита с Рейганом в Рейкьявике в 1986 году Михаил Горбачев пытался «обменять» отказ от СОИ на фактическое прекращение холодной войны и гонки ядерных вооружений. Договориться в Рейкьявике не получилось, но отношения с Вашингтоном стали стремительно улучшаться, холодная война и гонка вооружений кончились вместе с СССР, а президент Билл Клинтон в 90-е прикрыл ненужную СОИ.

На прошлой неделе на саммит G8 в Довиле президент Дмитрий Медведев, почти как в Рейкьявик, отправился договариваться с Бараком Обамой об уступках в вопросе евроПРО, надеясь, как утверждали его помощники, сдвинуть застрявшие переговоры вмешательством на высшем уровне. Но не вышло. «Мы не продвинулись вперед», объявил Медведев, договорились только «продолжить широкомасштабные консультации».

Медведев в публичной дипломатии пошел дальше Горбачева: в ноябре 2010-го на саммите НАТО в Лиссабоне предложил создать совместную «секторальную» евроПРО, чтобы Россия сама прикрывала и сбивала все баллистические цели, летящие с восточного и юго-восточного направления, а НАТО — отдыхало. За несколько дней до Довиля начальник Генштаба (НГШ) Николай Макаров подтвердил: «Мы хотим обмен технологиями ПРО, создания единого центра управления». Командующий Космическими войсками генерал Олег Остапенко разъяснил, что «Россия готова обеспечить защиту от баллистических ракет территории сопредельных государств», для чего нужны совместные центры обработки информации и боевого управления огневыми средствами ПРО. «Россия должна участвовать во всех этапах строительства ПРО, особенно в форме ее архитектуры, — объявил Макаров, — но пока мы встретили слово «нет».

Дипломаты, генералы и лично Медведев в один голос утверждают, что евроПРО, созданная без учета российских требований, будет нам угрожать и вызовет адекватную реакцию, что «военные разрабатывают план контрмер», что начнется новая холодная война и гонка вооружений, а Россия выйдет из только что вступившего в силу договора СНВ-3. Явно вспоминая Горбачева, Медведев объявил, что «договоримся сейчас, и в 20-м году у нас будет совершенно современный, хорошо приспособленный для жизни европейский дом». Если же нет, то «ситуация в сфере безопасности откатится к 80-м годам прошлого века».

В Довиле Медведев несколько сбавил градус риторики, признав, что «реальная гонка вооружений» начнется из-за недоговоренности по евроПРО только «после 2020 года». То есть тогда, когда Медведев в любом случае, даже получив в 2012-м второй шестилетний срок, уже выйдет в отставку. В 2020-м, кстати, сам собой закончится договор СНВ-3, так что Медведев заодно снял угрозу его досрочного расторжения. Это разумно, поскольку СНВ-3 реально ограничивает только США, а у нас за счет старения и износа советского наследия число сохранившихся межконтинентальных баллистических ракет (МБР) уже много меньше назначенного лимита. Для России односторонний выход из СНВ-3 из-за евроПРО — как  отморозить уши назло маме.

Генштаб тем не менее настроен бескомпромиссно. Начальник Главного оперативного управления (ГОУ) Генштаба генерал Андрей Третьяк заявил за неделю до Довиля, что после 2015 года, когда американцы разместят по плану евроПРО противоракеты «Стандарт-3» (SM-3) Block IIA, то они смогут сбивать российские МБР. А уж после 2018-го, когда разместят SM-3 Block IIB, и того хуже, что доказали «научно-исследовательские организации Минобороны». Противоракеты, расположенные в Польше в непосредственной близости от российской границы, смогут «поражать российские МБР и баллистические ракеты подводных лодок», заявил Третьяк. Американские заверения в том, что евроПРО не направлена на Россию и ее МБР, российские политики, дипломаты и генералы называют голословными.

Возможно, гражданские начальники и вправду верят, что перехватчики в Польше вопреки законам баллистики смогут сбить наши МБР, нацеленные на территорию США. Возможно, Горбачев, когда отчаянно боролся с СОИ, также верил своим военным и данным «научно-исследовательских» и разведывательных организаций. СОИ оказалась на поверку футуристической, технически невозможной фантазией, но методы работы Генштаба и его «организаций» нисколько не изменились. Прежней осталась и основная цель — раздувая несуществующую угрозу, надувать оборонный бюджет.

Юрий Соломонов, генеральный конструктор новейших ракет «Тополь-М», РС-24 «Ярс» и «Булава», утверждал в недавнем интервью, что угрозы от евроПРО нет никакой, ни от самих перехватчиков, ни от сопряженных с ними радаров, что это всё «непрофессиональные разговоры» и «истерика». По мнению командующего Ракетными войсками стратегического назначения (РВСН) генерала Сергея Каракаева, новая ракета «Ярс» и ее боеголовки сконструированы так, что гарантированно пройдут любую перспективную ПРО на всех участках траектории. Но в любом случае американцы никогда не станут затевать ядерную или какую иную войну с Россией, исходя лишь из того, что их ПРО то ли сможет, то ли нет перехватить все российские МБР и боеголовки.

С Москвой уже давно, со времен холодной войны, у Вашингтона сложился устойчивый и всех устраивающий режим взаимного ядерного сдерживания. А вот с Ираном, Северной Кореей и похожими режимами не ясно, готовы ли они, когда создадут символические ракетно-ядерные силы, отказаться от ядерного шантажа из-за угрозы ответного удара. Для сдерживания ракетно-ядерного шантажа радикальных режимов и чтобы избавить неядерных союзников в Европе и Азии от соблазна создавать собственные ядерные потенциалы, совершенно логично для США развивать и развертывать ограниченные по возможностям системы ПРО, в первую очередь региональные.

Очень трудно верить в искренность военных начальников, когда они утверждают, что евроПРО направлена против России. Еще труднее всерьез воспринимать предложения о создании «совместной секторальной ПРО» или об использовании старого советского Габалинского (в Азербайджане) радара системы предупреждения о ракетном нападении в совместной с Западом системе ПРО. Соломонов полагает идею секторальной ПРО «тупиковой и абсолютно нереализуемой», а предложение интегрировать Габалинскую РЛС в евроПРО — «очевидной провокацией». «Ответ на предложение будет отрицательным», утверждает Соломонов, «такой ответ и программировался», что поможет в поддержании конфронтации.

Действующая в России система стратегической ПРО А-135 обороны Москвы оснащена ограниченным числом высокоскоростных атмосферных перехватчиков ПРС-1. Все дальние перехватчики системы А-135 уже отправлены в утиль. Но уже создается новая мобильная система ПРО-ПВО — С-500. По новой госпрограмме вооружения до 2020 надо закупить до 100 систем С-500, которые должны прикрыть европейский центр страны и все границы по периметру. Вместе с новой С-400 и модернизированной С-300 С-500 должна стать основой новой системы воздушно-космической обороны (ВКО). Одна проблема: перехватчики системы А-135 оснащены мегатонными боеголовками, и С-500 будет ядерной. Ни одна страна НАТО, ни один свободный народ никогда не согласится, чтобы его «защищали» от ракетного нападения ядерными взрывами над его же головой. Только в России, где начальство ни во что не ставит своих граждан, возможна подобная госпрограмма.

В США очень давно, в середине 70-х, разработали и начали было развертывать в Южной Дакоте ядерную ПРО «Сейфгард», аналогичную А-135, но потом демонтировали, а тему навсегда закрыли. С тех пор ПРО в США развивается исключительно неядерная, с кинетическими боеголовками (болванками) прямого попадания. В России же развивается только ядерная ПРО — эффективность много выше и высокая точность не нужна. Потому, кстати, Россия упорно отказывается начать переговоры с США о сокращении нестратегических (тактических) ядерных боеприпасов.

В создаваемой системе ВКО ядерных боеприпасов должно быть больше, чем всего есть в США и у всех других ядерных держав, вместе взятых. В случае конфликта российское начальство спрячется поглубже и подальше, а ядерная система ВКО гарантированно выжжет Россию хуже любого врага. Пытаться впарить европейцам подобную «оборону» в качестве совместной — пустое занятие.

Впрочем, может не так всё плохо. Это в советское время не только дикие деньги вбухивали в создание ненужного и опасного, самоубийственного вооружения, но и вправду налаживали массовое производство. А теперь, бывает, распилят госпрограмму перевооружения, все 20 триллионов до 2020 года, и вместо страшной ВКО с тысячами боеголовок получатся тысячи дач и дворцов в России и на Ривьере.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera