Сюжеты

Долговая яма

Частные банки возвращают в современную судебную практику правовые нормы царской России: в Смоленске человека осудили на 6 (!) лет лишения свободы за несвоевременную выплату кредитов…

Этот материал вышел в № 58 от 1 июня 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

 

Об этой истории рассказала в письме в редакцию мама осужденного Гретта Игидова. Позже по моей просьбе она прислала все необходимые документы, выписки из уголовного дела и приговор суда Ленинского района города Смоленска от 1 апреля 2011...

Об этой истории рассказала в письме в редакцию мама осужденного Гретта Игидова. Позже по моей просьбе она прислала все необходимые документы, выписки из уголовного дела и приговор суда Ленинского района города Смоленска от 1 апреля 2011 года. В этом приговоре все звучит так страшно, что может показаться поначалу, будто речь идет о матером, закоренелом преступнике. Только вчитайтесь: «…из корыстной заинтересованности, имея преступный умысел, направленный на хищение денежных средств… путем обмана, не имея реальной возможности выполнить взятые на себя ранее обязательства, умышленно скрыв свое истинное материальное положение…». Все в одном предложении: и корысть, и умысел, и обман, и хищение…

Чем дальше читаешь, тем больше устаешь именно от этого предложения,  — меняются рассмотренные эпизоды, а оно повторяется и повторяется… Когда этот наркоз нагнетания слегка отходит, доходит суть: человека просто заморочили, бросили в долговую яму… А поскольку нет у нас со времен царской России такой формы наказания, ситуацию загримировали, превратив молодого предпринимателя-должника — в мошенника. Это, возможно, новый хит частных банков: в роли коллекторов — суды и тюрьмы…

Жонглер-канатоходец

Ширхан Игидов на момент оглашения приговора уже год находился под стражей. Как написала в письме в редакцию его мать: «Они его и сгноили: на суде Ширхана нельзя было узнать  — все лицо в волдырях, с пальцев сочится гной… Его содержали в подвале следственного изолятора».

— Я никогда не смогу согласиться с тем, что Ширхан — мошенник,  — скажет мне позже генеральный директор ООО «Тент-Мастер» (организация, которая занимается пошивом чехлов и тентов для яхт) Сергей Руссин,  — он построил отличный бизнес-план, а про подводные камни не знал. Ему же было всего 23 года, когда он взялся за бизнес…

Сергей Руссин — бывший одноклассник Ширхана Игидова. Они росли и учились вместе в городе Ярцево Смоленской области. Сергей после школы уехал в Москву, открыл свое дело. Ширхан — в Смоленск, получил высшее экономическое образование в Смоленской сельскохозяйственной академии по специальности «бухгалтерский учет, контроль и аудит». Вернулся в Ярцево, поработал по специальности…

Шел 2006 год, люди в городке подолгу ждали общественного транспорта на автобусных остановках, мерзли, вымокая до нитки под дождем. Осенило: вот дело, которым нужно заниматься. Зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя с основным видом деятельности «пассажирские перевозки». Получил от местной администрации право на обслуживание одного из автобусных маршрутов города, оформил первый кредит в Сбербанке и приобрел на эти средства первую машину «Газель». Кредит Ширхан платил исправно  — «Газель» была вполне востребованна на своем маршруте, дело пошло очень хорошо, и начинающий предприниматель решил расширять бизнес. Как раз приехал из Москвы погостить домой в Ярцево Сергей Руссин. Предложение бывшего одноклассника ему понравилось: взять кредит на свое имя, передать деньги Ширхану, который сам будет не только погашать за него кредит, но и делиться прибылью от бизнеса.

Так дело все больше и больше расширялось: на кредиты, которые в разных банках оформляли на себя то Ширхан, то Сергей, покупались машины, по городу Ярцево стали ездить и выполнять пассажирские перевозки легковые иномарки в режиме такси  — шесть автомашин «Фольскваген» Т4. А еще позже Ширхан поставил две машины, «Газель» и «Форд-Транзит», на маршрут Ярцево  — Смоленск. С частью кредитов, полученных в целом ряде банков, он к 2009 году уже расплатился полностью, с другими продолжал аккуратно расплачиваться: и за те, что брал сам, и за те, которые оформлял на себя Руссин, — все, как договаривались. Шла стабильная прибыль: 100 тысяч рублей с учетом уплаты заработной платы работникам, расчетов по кредитам и налогам. Прибыль с бывшим одноклассником делили пополам. Можно было думать еще об одном, новом витке, но лучше бы Ширхан об этом не думал.

Все беды начались именно с этого момента: он решил снова увеличить количество машин и обратился за кредитом в ЗАО «Райффайзенбанк». Однако здесь ему было выставлено условие: он должен был сам найти нужные автомашины, не позднее 2002 года выпуска, поставить в названный банком автосалон и выкупить их на кредитные средства. Владелец одного из авто неожиданно поднял цену, и от этой машины пришлось отказаться. Банк же тем временем уже перечислил деньги на все машины, и на руках оставалось примерно 500 000 рублей. На эту сумму Ширхан рискнул без разрешения банка купить автомашину «Фольскваген» Т4, 2002 года выпуска. И только потом предложил банку эту машину взять в обеспечение кредита. Получил отказ. Но если бы только отказ….

— Известно, что многие банки применяют крайне жесткие санкции за любые, даже самые минимальные проступки со стороны заемщиков,  — прокомментирует мне позже ситуацию экономист Артем Петров, которому я пересказала всю историю,  — но вот так крошить судьбу человека все-таки решаются не многие…

Как «крошили» судьбу Ширхана Игидова? В апреле 2009 года по условиям дополнительного соглашения его обязали в недельный срок выплатить  ЗАО «Райффайзенбанк» денежную сумму в размере 600 000 рублей. В этот момент его бизнес шел по-прежнему, все обязательства по всем кредитам он продолжал нормально исполнять. Но найти за такой короткий срок такую сумму Ширхан не мог.

Друзья и знакомые собрали и дали в долг 200 тысяч рублей — это был предел их возможностей. Выход оставался один — две машины Ширхан снял со своих маршрутов и поставил на стоянку автоломбарда. И получил недостающую для банка сумму с условием возместить заем автоломбарду с процентами ровно через месяц. Погасил «огонь» в банке, уплатив 600 тысяч, начало разгораться «пламя» в ломбарде. Для того чтобы его загасить, надо было выручать машины, ко всему прочему возмещения долга стали требовать и знакомые… Когда оказываешься в зоне бедствия, можно при развороте и не успеть подумать о том, что делаешь ты это на «встречной полосе»…

Спасая ситуацию, Ширхан дальше действует, во многом что-то нарушая. В ход идут мелкие манипуляции, липовые справки для получения кредитов на знакомых и родных от разных банков: он пытается выручить машины, для того чтобы они продолжали не то чтобы приносить прибыль,  — об этом речь уже не идет… Он все время пытается продолжать выплаты по кредитами, но все вокруг теперь сыплется. В деле появляются все новые ломбарды и новые банки…

Когда читаешь материалы уголовного дела, не покидает ощущение, что весь последний год человека на воле, вплоть до ареста в марте 2010 года, похож на одиночный номер канатоходца, который умудряется балансировать на тонком канате. В самый шаткий момент появляется одноклассник-инвестор Сергей Руссин с жестким вопросом: у Ширхана перед ним образовался долг  430 тысяч рублей… Денег у «канатоходца» нет, он предлагает Руссину взять машину, которая была в залоге в ООО «Русфинансбанк». Для этого в ярцевское ГИБДД подается заявление о якобы утерянном ПТС  — притом что этот документ тем временем находится в банке. Получив дубликат, Ширхан переоформляет машину на всерьез занервничавшего Руссина… Руссин и сегодня очень серьезно нервничает, но уже по другому поводу:

— Я был просто поражен, когда услышал, что Ширхана посадили на шесть лет… Знаете, вот сегодня как раз ехал в машине и слушал по радио про педофила  — доказанные эпизоды насилия над детьми… А срок лишения свободы — меньше… Я просто до сих пор не понимаю, за что? Парню в школе все учителя прочили хорошее будущее. Ясная голова… Если бы ему дали немного времени, не загоняли в угол, он бы решил все проблемы… Он же нигде ничего не прятал, он делал все для того, только чтобы сначала спасти бизнес, а потом уже спасти саму ситуацию, расплатиться с кредитами и долгами…

Почему же сам он в критический момент не помог другу «спасти ситуацию», а, наоборот, потребовал от него срочной выплаты своего собственного долга? Разве не ясно было, что это — булыжник в лодку, и без того уже давшую течь?

— В тот момент я на время перестал доверять Ширхану, — объясняет Руссин, — я, в конце концов, до сих пор выплачиваю кредиты, которые были оформлены на мое имя…

— Но на вас же были оформлены и машины? Они до сих пор у вас, так же, как и бизнес Ширхана?

— Да, я подстраховывался на всякий случай и машины оформлял на себя. Бизнес по автоперевозкам у меня, но он так, знаете ли… еле теплится…

— Это больше всего расстраивает, я имею в виду поведение людей, которые, пока его дела шли в гору, всегда были рядом, — говорит сестра Ширхана Ирана Игидова. — А потом, как акулы, учуявшие кровь, они буквально толкались, выковыривая все, что плохо лежит, а у него уже просто не было сил положить хорошо… Он находился в ситуации тяжелейшего стресса в момент, когда его арестовали. Допрашивали 11 часов подряд без адвоката…

То, что говорит сестра, подтверждается материалами допроса Ширхана Игидова. Вряд человек сам о себе может в нормальном состоянии не под диктовку написать: «По поводу завладения денежными средствами ООО «Русфинансбанк» могу пояснить то, что я осознал, что нарушал условия банка…» Есть все-таки разница между словами «завладение» и получение кредита для того, чтобы погасить более ранние кредиты, выровнять ситуацию, продолжить бизнес и расплатиться с долгами. Сил обвиняемого Ширхана Игидова хватило только на объяснение своего состояния: «Совершил это в результате сложного материального положения и отсутствия времени для решения проблем по кредитам…»

— Я неоднократно слышала, как 24-летний следователь, который вел дело Ширхана, вслух гордился в разговорах при мне: «Ну я этому Игидову понавесил!»

— И он действительно «понавесил», даже невыплаченный кредит за айфон, который подсунули ему в неисправном виде,  — сказала мне в телефонном разговоре мать Ширхана, Гретта Игидова.  — Сын все бегал, чтобы починить его, а потом просто забыл, сумма-то по сравнению с теми остальными, которые он был должен, просто смешная… Но в шести годах лишения его свободы есть один год за этот айфон! Телефон же тем временем так и лежит на полке, его невозможно использовать… Сын уплатил за него первоначальный взнос  — 10 тысяч рублей.

Эпизод про айфон в приговоре описывается тем же страшным предложением про «корысть», «умысел», «обман и хищение»…

P.S. Редакция просит прокуратуру и суд Смоленской области с особым вниманием отнестись к обстоятельствам этого сколь типичного, столь и необычного дела. Мы, со своей стороны, будем следить за развитием ситуации.

Вопрос

«В пресс-службу ЗАО «Райффайзенбанк» от обозревателя «Новой газеты» Галины Мурсалиевой

Добрый день, коллеги!

Мне нужно в самое ближайшее время получить от специалистов ЗАО «Райффайзенбанк» комментарий по поводу материала, над которым я в настоящее время работаю. Речь идет о судьбе молодого предпринимателя, который в марте 2011 года был осужден районным судом города Смоленска на 6 лет (!) лишения свободы. Это  — Игидов Ширхан Джаванширович, 1983 года рождения. Он занимался автоперевозками, брал кредиты в ряде банков на развитие бизнеса и исправно платил взносы до 2009 года. Однако дальше у него начались проблемы и назрела конфликтная ситуация. Судебная практика современной России показывает, что в подобных случаях банки идут по гражданской части закона, вопрос: почему в данном случае пошли по уголовной части? …Карательный уклон  — это избранная тактика банка, специальные показательные процессы для населения или ситуация с должником Игидовым — исключительный случай?»

Ответ

Владислав КОТЕЛЬНИКОВ, начальник отдела по возврату просроченной задолженности ЗАО «Райффайзенбанк»:

«…ЗАО «Райффайзенбанк», как кредитная организация, защищала и будет защищать свои финансовые интересы и финансовые интересы своих клиентов.

В данном конкретном случае Банк использовал инструмент подачи заявления в правоохранительные органы о возбуждении уголовного дела, т.к. со стороны клиента был осуществлен ряд противоправных действий, направленных на реализацию предмета залога, по мнению Банка, преступным путем, в результате чего Банк понес финансовые потери, выразившиеся в утрате обеспечения кредитного обязательства и в длительной неоплате по кредиту со стороны клиента.

Длительная просрочка по кредиту, реализация или продажа предмета залога без согласования с банком расцениваются исключительно как попытка клиента уйти от своих обязательств по погашению кредита.

…Что касается ситуаций, подобных рассматриваемой, то мы не исключаем, что и в дальнейшем будем использовать механизм возбуждения уголовных дел как один из инструментов для возврата средств, если действия клиента противозаконны…»

Комментарий специалиста

По моей просьбе с материалами уголовного дела и судебного приговора Ширхана Игидова, а также с ответом на письмо редакции ЗАО «Райффайзенбанк» внимательно ознакомился адвокат ЖАН СЕМЕНОВ:

— Приговор районного суда города Смоленска о лишении свободы Ширхана Игидова сроком на шесть лет  — опасный прецедент. Прежде всего потому, что здесь абсолютно радикальным образом нарушена грань между уголовной и гражданской ответственностью. Есть преступления, где разночтений быть не может: к примеру, человек человека убил, съел, изнасиловал,  — это действия, которые влекут за собой только уголовную ответственность. Их никак нельзя подогнать, даже при очень большом желании, под ответственность гражданскую.

А действия нашего героя не так однозначны, их можно рассматривать как в уголовной, так и в гражданской плоскости. Что ему, по сути, инкриминируют? Продажу залогового имущества. В каком случае это можно было бы трактовать как акт мошенничества, то есть квалифицировать как дело именно уголовное? В том случае, когда человек изначально не имеет умысла, направленного на погашение взятых под заложенное имущество кредитов: он не хочет гасить, не гасит, всячески уклоняется, меняет паспорт, внешность, скрывается… Мошенники никогда не платят, они берут деньги не для того, чтобы их отдавать…

По материалам уголовного дела я вижу, что Ширхан Игидов нигде не скрывался, он аккуратно платил взносы по всем кредитам до середины 2009 года. Но и дальше, когда у него начались колоссальные проблемы, он пусть не так регулярно и пусть только частично, но все же продолжал выплаты. А если человек принимает меры для погашения задолженностей, как можно ставить вопрос о мошенничестве? Это доводы, подтверждающие его невиновность, доводы для защиты, за которые должен был бы ухватиться любой адвокат! Но в Ленинском районном суде  Смоленска эти аргументы переходят в поле обвинения  — попытки погашения нашим героем своих долговых обязательств ему же инкриминированы как попытки ввести всех в заблуждение, как факторы, подтверждающие его вину. Притягивая тему мошенничества, обвинители прибегли к удивительной формулировке о том, что наш герой «…создавал видимость исполнения своих обязательств»! Это — нонсенс! Если, к примеру, потерявшему сознание делают искусственное дыхание рот в рот, можно при большом желании интерпретировать этот факт как сексуальное домогательство по отношению к человеку, заведомо находящемуся в беспомощном состоянии… А это  — спасение жизни.

Есть еще один важный вопрос: куда направлялись деньги от продажи заложенного имущества? Если на личное обогащение — это одна история. Но она не про нашего героя. Даже в обвинительной части приговора отчетливо видно, что деньги от продаж он использует как оборотные средства и как платежи по кредитам. И мне абсолютно не ясно, на каком основании его вообще привлекали к уголовной ответственности? У него, конечно, есть огрехи, есть определенные нарушения, но это все-таки экономические преступления — а с ними надо быть поосторожнее. Потому что они могут подпадать одновременно и под Уголовный, и под Гражданский кодексы, а если по какому-то экономическому спору в Гражданском кодексе предусмотрен механизм его разрешения, то этот спор НЕ МОЖЕТ РАЗРЕШАТЬСЯ ЧЕРЕЗ УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС. Не должно быть конвейерной системы там, где решается судьба человека.

Почему в Смоленске пошли по непомерно жесткому, неадекватному сценарию? Почему такое возможно? Потому, что законодательство четко не регулирует, в каком направлении должны происходить выходы из подобной ситуации. Потому, что оставлена вилка — а это всегда возможность для разночтений. Потому, что в наших законах есть целый ряд экономических направлений, которые могут повлечь за собой как уголовную, так и гражданскую ответственность. И соответственно мы — все гражданское население — находимся в подвешенном состоянии. Перешли дорогу кому-то сильному и мстительному, обозлили — и пожалуйте на Колыму, уголовная статья всегда при желании найдется, потому что есть эти вилки, допускающие разные трактовки, как в примере про искусственное дыхание… В этой связи довольно-таки показателен ответ специалиста ЗАО «Райффайзенбанк» на вопрос редакции. Для него не существуют презумпция невиновности, Гражданский кодекс РФ, исполнительное законодательство. Для чего ему все это, если в работе по возврату долгов можно использовать как дубину Уголовный кодекс? Получается, можно сразу инициировать уголовное преследование своего должника именно как гражданина, а не как субъекта предпринимательской деятельности…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera