Сюжеты

Дело Магнитского и президент

Почему расследование гибели юриста так важно для всех участников политического рынка

Этот материал вышел в № 57 от 30 мая 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей Соколовзамглавного редактора

В последнее время вокруг так называемого "дела Магнитского" опять наблюдается турбулентность. Но сначала напомню, почему "так называемого". Потому что дел несколько - начиная с 2007 года, их количество регулярно менялось, то в сторону...

В последнее время вокруг так называемого "дела Магнитского" опять наблюдается турбулентность. Но сначала напомню, почему "так называемого". Потому что дел несколько - начиная с 2007 года, их количество регулярно менялось, то в сторону повышения общего числа, то наоборот: уголовные дела сливались и разъединялись, цель чего прослеживается четко: запутать следы многомиллиардного хищения денег из бюджета.

После гибели юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского, который, собственно, и вскрыл всю схему преступления, обвинив в нем теневых банкиров и прикрывавших их силовиков, вакханалия с уголовными делами некоторое время продолжалась, пока не закончилась полным идиотизмом.

Возбужденное после многочисленных окриков президента и жесткого прессинга международной общественности уголовное дело по факту гибели человека оказалось в Следственном комитете. Именно там разбираются: как погиб юрист, убили ли его или как-то иначе поспособствовали смерти, кто это сделал и какова роль милицейского следствия и оперов в трагической гибели.

А идиотизм в том, что второе дело - о похищенных миллиардах - до сих пор ведут те же самые следователи и опера, которых Магнитский официально обвинял в потворству хищению и которых надлежит проверить на причастность к смерти последственного.

То есть, по существу, дело - одно, но расследуют его с двух сторон и априори с разными целями. Как можно проверять обоснованность возбуждения уголовного дела в отношении Магнитского, не изучив причины его возникновения - то есть хищение, которое Магнитский пытался остановить еще за месяц до того, как из бюджета свистнули 5 с лишним миллиардов? Как можно проверить причастность, не изучив самого дела, следователей МВД и ментовских же оперов к гибели человека, которых он же обвинял в преступлении - том самом, что эти менты якобы расследовали?

Потому расследование превращается в бред. СКР спрашивает у генпрокуратуры: законны ли были и обоснованы ли действия следователей, возбудивших уголовное дело в отношении Магнитского? То есть, если бы дело №2 находилось в СКР, спрашивать было бы и не нужно…

А так - приходит ответ: по итогам прокурорской проверки выяснилось, что в отношении "порядка и основания привлечения Сергей Магнитского к уголовной ответственности, избрания в отношении него меры пресечения, продления срока его содержания под стражей, рассмотрения поступавших от него жалоб и ходатайств, то есть действий следователя Олега Сильченко, в производстве которого находилось дело" у генпрокуратуры претензий нет.

Проверить это утверждение нельзя - дело в МВД, а спрашивало СКР, которое материалов для отделения лжи от правды не имеет и никак, кроме как с помощью генпрокуратуры, получить не может.

Той генпрокуратуры, где трудятся минимум два человека, которые великолепно осведомлены в деталях "дела Магнитского": заместитель генерального прокурора Гринь, и бывший начальник всех этих следователей из СК МВД - Логунов, что как раз и формировал следственно-оперативные группы, давал отлуп всем жалобам Магнитского и его адвокатов, и, судя по всему, визировал прошения об арестах и продления сроков содержания под стражей смертельно больного человека. Теперь он в прокуратуре отвечает за законность: не удивлюсь, если и этот ответ в СКР, как и многие другие писюльки по делу Магнитского, подготовил именно он. Приплыли.

Но приплыли те, кто надеется на то, что виновные в смерти человека понесут все-таки за это ответственность, а персонажи, укравшие 5,4 млрд, деньги вернут, пусть и натурой.

У остальных - на улице праздник. Все сотрудники МВД, причастные к делу Магнитского, прошли, как сообщают СМИ, переаттестацию и превратились в честных полицейских. Чему, очевидно, и посвящен завтрак со следователем Сильченко, который будет происходить в правительственной "Российской газете" 2 июня.

Сначала, когда услышал о том, вспомнил анекдот про мышей… А потом подумал: не в Сильченко дело - кто-то публично изволит срать на закон и внаглую гнуть свою линию.

Представляется, что подобное хамство заметил и президент, устроивший  31 июня взбучку генпрокурору Чайке. Медведев потребовал "усилить надзор за расследованием" уголовных дел, связанных с юристом Сергеем Магнитским. Чайка в моментальном интервью не мог не уточнить, что дело идет о "совокупности дел" - то есть о том самом идиотизме, о котором я говорил и который прекратить может как раз прокурор Чайка, отдав все дела в Следственный комитет. Но вместо разрешения искусственно созданной правовой коллизии генпрокурор наорал на американский сенат, который оказывает "неприемлемое давление на следствие" - тем самым, что публикует черные списки российских чиновников.

Я бы на месте генпрокурора поостерегся и перенес внешнеполитический экзерсис хотя бы на день после головомойки… Однако - страха нет.

Почему? Ответ знает и Чайка, и президент. Потому что, расследуй это дело как следует, на свет повылезает еще тысяча аналогичных историй, имеющих конкретный денежный эквивалент. Тот самый, который как раз и составляет теневой бюджет государства, что питает оффшоры силовиков и лежит фундаментом под виллами чиновников.

Теперь вопрос, на который пока нет ответа: кто кого - теневой бюджет и его верные охранители справятся с президентом на предстоящих выборах, или все-таки до "проблемы 2012" что-то получится у президента?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera